Как поссорился Пеллервойнен с Йовкахайненом

30.05.2006

Что я знаю о Финляндии? Ничего я о ней не знаю. Вроде бы холодно в ней. Вроде бы живут в ней финны, финки и маленькие финики. И вроде бы неплохо они там, в Финляндии живут.
Еще почему-то выплывает откуда-то картинка с оленями. Есть ли олени в Финляндии, нет ли оленей в Финляндии, это науке не известно. Финнам известно, а науке — нет. Наука до нее, до Финляндии еще не добралась. Ученые добрались, а некоторые так и просто в ней живут. Но вот наука в целом, как явление, еще не добралась.
Может, там изучать особенно нечего? Ну чего там, в самом деле, изучать? Юкколлу коккаллу? Можно, конечно, изучить, что такое эта самая коккала и есть ли она на самом деле.
А с другой стороны — на фига? Что мы без коккалы не проживем, как до этого сто лет жили? У нас тут этих кокколл своих - пруд пруди, только называются иначе, выглядят по-другому и коккают через пень колоду, когда в них шкивы подтянут и подшипники смажут. А то и вовсе никак не коккают, потому что на то не рассчитаны. В наших коккалах главное что? Главное, чтоб их сделать. А чтоб работали, это уж как получится. У нас же, в отличие от холодной Финляндии, все работают по дзенскому принципу: не важен результат, а важен процесс. Поэтому у нас все в процессе. Процесс как пошел, так до сих пор и идет.
Куда идет? А это вот тоже науке неизвестно. Узнаем, когда дойдет. Если дойдет.
Еще в Финляндии на улицах не растут пальмы, не гуляют слоны, и толяны с сизыми лицами не пьют настойку боярышника из аптечных пузырьков.
В Финляндии есть финские марки. Не филателистические, хотя и они тоже есть, а денежные. Это такие местные доллары. Рубли, по-нашему. Финны свои марки любят, а потому собирают их. Не для коллекции, а чтоб были.
В Финляндии на детских утренниках, под душем и на официальных мероприятиях все дружно поют:

Пусть любимцы наши слышат,
пусть внимают наши дети —
золотое поколенье,
молодой народ растущий.
Эти песни добывали,
заклинанья сберегали
в опояске — Вяйнямейнен,
в жарком горне — Илмаринен,
в острой стали — Кавкомьели,
в самостреле — Йовкахайнен…

Как они это могут петь, ума не приложу. А там ведь еще и Пеллервойнен есть.
Хотя, с другой стороны, с детства потренируешься, еще и не такое выговоришь.

Еще в Финляндии есть финские ножики. То есть, сейчас, может быть, уже и нету, но раньше были и пользовались большой популярностью среди определенной части российских граждан. Не тех граждан, что туда поехали, а как раз среди тех, что здесь остались. Хотя, лучше бы уехали.
Так же в Финляндии, судя по российским источникам, водятся горячие финские парни. О горячих финских девушках почему-то не упоминается нигде. Видимо, весь жар ушел в парней, и девушкам остались только угли и зола. А жаль, потому что девушки, это не пепси-кола, девушки даже при +40 в тени хороши только горячие.
Да и парни не все поголовно горячие. Как-то торговал у меня картину один такой вот парень. Раз шесть я ему ее переписывал. Если бы не моя исключительная порядочность и неимоверная обязательность, плюнул бы и продал бы за это время каким-нибудь простецким американцам или снулым англичанам десяток других за хорошие бабки. Так вот этот парень не был горячим, он был как рыба из морозильника. Такой же душевный, эмоциональный и с точно такой же мимикой. С тех пор я с финнами дела принципиально не имею. Во-первых, я вообще терпеть не могу рыбу, во-вторых, замороженная рыба хороша только в виде строганины. Не буду же я финнов их же финским ножиком на стружку пускать. Хотя того парня я бы с удовольствием постругал.
А к чему это я вдруг Финляндию вспомнил? А ни к чему. Просто подумал, что если бы в Финляндии не жили финны, то называлась бы она очень красиво, нежно и мелодично: Ляндия.
Вот и все.
Хотя нет, еще не все. В лучших традициях интернациональной дружбы имени Леонида Ильича Брежнева и Урхо Калева Кекконена:

Лучшую спою вам песню,
песнь прекрасную исполню,
коль дадут ржаного хлеба,
поднесут мне кружку пива.

И хотя, ясный перец, ни пива, ни даже хлеба краюхи ни от кого не дождешься, песню я все же исполню. Как там и сказано дальше: «Натощак спою вам песню, песнь исполню всухомятку».

Итак, группа горячих финских парней и стылых финских девиц называется Hedningarna. А песенка их называется Tass'on Nainen.


О самобытности

29.05.2006

Туалеты для того и придуманы, чтоб не воняло. Но у нас и на это умудряются нас… наплевать, и идти своим путем.


О пользе жопы

29.05.2006

Ну, мат матом, а вот обходиться без таких слов, как, например, «жопа», все же неправильно.
Одно дело сказать: «Я нахожусь в затруднительном положении», и совсем другое, когда говоришь: «Блин, я снова в полной жопе!».
Смысл-то, вроде, один и тот же, но первый вариант, в общем, ничего не передает, кроме сухой констатации факта.
Зато как много говорит второй вариант, сколько сразу информации о самой ситуации и об отношении к ней рассказчика, и о его представлении о перспективах разрешения, о настроении, состоянии и даже о том, что это отнюдь не первая жопа, то есть проблема, с которой сталкивается автор.
Так что не надо быть ханжами с поджатыми губками и презрительно вздернутым подбородком и не надо быть развинченной фигурой с шестью ошибками в трех словах и десятью смайликами вместо толкового словаря.
Хороший, интересный русский язык, это не тот, которым написаны энциклопедии и учебники для средней школы.
И это не косноязычные «че ты бля нах» основной, к сожалению, массы российского народонаселения. Это живой, подвижный, полный образности, многозвучности, многоплановости и многозначности язык.
Не надо его высушивать и мумифицировать, и не надо оплевывать его, обхаркивать и закидывать слюнявыми окурками.
Надо относиться к нему с интересом и дружеским вниманием.
То есть, типа, ребята, давайте жить, как бы, дружно, в натуре.
Хотя бы так, хотя бы так.
Для начала.


О вреде жизни

28.05.2006

the_post()

Хорошо быть молодым, энергичным, умным, с отлично работающими мозгами не испорченными алкоголем, травой и общим сугубо вредным образом жизни.
Все новое воспринимается на раз без дополнительной зубрежки и спотыкания на ровном месте.
Не надо по три раза перечитывать, чтобы через полчаса все равно забыть, а на завтра вообще не вспомнить что читал.
Электрические импульсы в мозгу весело скачут, искры сыпяться отовсюду и оживляют взгляд.
Таблица умножения еще отскакивает от зубов, а foreach($posts as $post) понимается с первого взгляда мельком через плечо.
Еще не приходится раздражать хороших людей скрипучими просьбами объяснить то, из-за чего они смотрят на тебя с пальцем у виска.
Ты этого еще не знаешь и, возможно, не поймешь никогда, а они это уже давно весело и легко пролетели оставив позади осыпавшейся пустой шелухой.
Они глядят с брезгливым недоумением, как ты с карандашом в зубах, пеплом в седой бороде и с безнадежной тоской в глазах пытаешься разобрать что-нибудь вроде if($paged>1) $offset=$numpost*($paged-1) и понять, что такое шаблон категорий и где его, сволочь, искать.
Грызя карандаш, нервно постукиваешь по клавишам, и даешь себе зарок, что если ты его, паскуду, все же найдешь, то сначала будешь долго и с наслаждением пытать, а потом оторвешь ему башку, сотрешь в порошок и остатки потопчешь ногами.
Потом чертыхаясь, с матюгами идешь хлебнуть чифирьку, курнуть и почитать что-нибудь успокоительное вроде Стругацких, Экклесиаста или старых китайцев.
Вот они проверены, они понятны, близки и знакомы почти наизусть еще с тех пор, когда ты сам был молодым, энергичным и умным, не изъеденным алкоголем и такой вредной для здоровья жизнью.

endforeach;


Муракамистик с пелевенщиной

27.05.2006

Литература обязательная к прочтению, есть понятие неопределенное, спорное и зависит от страны, религии, истории и разного прочего, среди чего находится субъект и объект этой обязаловки.
Я вырос в стране Толстого, Достоевского, Чехова и далее по списку, но ни одного из них читать не могу категорически, а то, что все же прочитать сумел, не вызвало во мне ничего кроме тягостной тоски и состояния мрачного душевного похмелья.
Унылый и депрессивный Чехов; тяжелый шизофренизм с бредом преследования и патологическим самокопанием и рефлексией Федор Михалыча; тягостное многословие, назидательность, менторство с агрессивной добродетелью и пафосным смирением «зеркала русской революции» — все это мне не интересно, все это абсолютно не совпадает, не входит в резонанс ни с чем во мне. Мне это чуждо и далеко от всего того, что меня занимает и интересует. Вернее сказать, не само «это», а то, как оно вышеперечисленными гениями написано, подано. Наверное, они великие писатели, спорить с этим не могу по причине недостаточного владения предметом, но включать их в список своей постоянной литературы никак не могу. Да и многих-многих других давно и плотно в подобных списках сидящих. А что уж говорить о «не наших», не русских писателях, поэтах, композиторах и прочих тружениках чувства и ума. Что мне далекая Гекуба, что мне шекспиры, гёте и рабиндранат-тагоры, когда прямо тут, рядом, под боком строчат нетленку такие ума палаты, как пелевин, лукьяненко, сорокин, чьи имена и названия уже сейчас стоят на первых строках топ-листов для обязательного поп-чтения.
Нет, у меня свой список и свои представления о том, что может и должно в этом списке быть, а что туда не попадет ни под каким видом. Разумеется, редактура списка постоянно происходит, но основные «тенденции и принципы» его формирования не менялись и, надеюсь, не изменятся в дальнейшем. Иначе это буду уже не я и список будет не мой.
Полный текст »


Не кочегары мы, не физики

26.05.2006

Если бы я был физиком, я бы изобрел «Генератор Светлой Радости».
Или «Излучатель оптимизма» или, скажем, «Эманатор счастливых улыбок».
Возможно, для этого надо быть не физиком, а нейропсихологом, или химиком, или сторожем в котельной за сто двадцать рублей.
Это неважно, я бы все равно изобрел.
Почему сейчас не изобрел? А я изобрел.
Только еще не знаю, как он работает, и какие детали куда припаивать.
Я его в принципе изобрел, как идею.
И не такой, как с мышами придумали: проволоки им в мозг понатыкали и заставили на рычаг нажимать, а у тех удовольствие с летальным исходом.
Нам такого не надо. Нам надо такое, чтоб импульс снаружи, а радость изнутри.
Не электрическая в двести двадцать вольт, а своя, натуральная, пусть слабенькая, но своя.
Сам генератор только шлюзы открывает и правильное направление дает.
Чтоб не слабоумная радость была, а с пониманием: «Это плохо, это плохо, это еще хуже, — а мне хорошо».
А почему? А потому что понимание есть.
Вот, если кругом плохо, а внутри от этого еще хуже, то хорошо будет? Не будет.
А я понимаю — чтоб внутри было хорошо, когда вокруг плохо, надо чтоб было хорошо несмотря ни на что.
То есть несмотря на то, что плохо.
Смотреть можно, расстраиваться нельзя, а то ассоциации, аллюзии, рефлексии, воспоминания всякие вскакивают по всему телу.
А у меня генератор под рукой, на батарейках, переносной.
И от сети есть — стационарный.
Кнопкой — щелк! И зашелестело там что-то внутри, искорки голубые побежали, озоном запахло.
На душе птички гнезда свили и поют, красиво так, радостно.
А что какают иногда, так оно даже хорошо — почва для оптимизма удобряется.
Глядишь, и мумие свое получится, эндогенное.
А что тучи там вроде какие-то были, так это тоже хорошо, потому как, пока были, жары и засухи не допускали, а сейчас туч нет потому, что дождем грибным прошли.
По душе прошли. Омыли душу грибными слезами.
И сразу чисто стало, свежестью запахло — и хорошо!
Хотя вокруг и плохо.
Но главное ведь что?
Главное, чтобы внутри было хорошо, тогда и снаружи солнышко из-за туч выйдет, птички запоют, вороны закаркают, соседи сверлить что-то станут. Жизнь!
Радость кругом, но внутри, внутри, но широкая.
Вот такой генератор я изобрел.
Только схемы электрической не знаю. Не физик я.
Так, букву к букве пристраиваю. Глядь, и изобретется что…


Насекомое Donald Fagen

24.05.2006

Три композиции Donald Fagen с альбома 1993 года Kamakiriad, что переводится с японского как "Насекомое".
Donald Fagen, если кто не знает, был вокалистом и клавишником в Steely Dan.
Если кто не знает Steely Dan, то и не надо.
А вот эти три вещицы послушать стоит.

Donald Fagen - Snowbound

Donald Fagen - Tomorrow's Girls

Donald Fagen - Florida Room