Шехерезадная сказка

08.02.2006

По барханам, верхом на одногорбых верблюдах носились стаи нефтяных шейхов в белоснежных бурнусах с калашниковыми в руках.
— Что это? — спросил Шнойбелев.
— А это арабское народное развлечение — салочки а ля рюс. По-арабски: «Кто не спрятался, я не виноват». Очень популярное развлечение среди местных нефтяных магнатов и олигархов. — ответил Бляхлин.
— Да какие тут олигархи? — удивился Шнойбелев.
— А олигархи тут наши. Заскакивают время от времени на верблюдах попрыгать да пострелять от души. Дома-то все больше их отстреливают, а тут, видишь, как оттягиваются длинными очередями.
Из за бархана, взметая тучи песка и пыли вылетела дюжина всадников.
Затрещали автоматные очереди, в ответ глухо ударяли длиннющие мамлюкские карабины с тончайшей гравировкой и серебряной инкрустацией.
В воздухе носились крики «Аллах акбар!» и «Ага, бля!»
Несмотря на чрезвычайную активность перестрелки ни убитых ни раненых видно почему-то не было.
— Они холостыми стреляют что ли? — поинтересовался Шнойбелев.
— Почему холостыми, очень даже боевыми. А мимо бьют, потому что у них инстинкт профессиональный срабатывает.
— Что за инстинкт?
— Ну как… Ведь ежели ты делового партнера своего ухлопаешь, то с кем потом дела вести будешь? У него нефть, у тебя алюминий. У тебя нефть, у него алмазы. У тебя алмазы, у него бабки. У тебя бабки, у него еще бабки. Вот потому все мимо и получается. Как ни целься, как ни старайся, а рука сама ствол в сторону отводит.
— Ага… — Шнойбелев поднял брови, — Интересные вещи рассказываешь. Да только что-то слабо верится в эти шехерезадные сказки. По-твоему олигархи самые мирные и безвредные граждане? Чушь какая-то, братец!
— А я не говорил, что они для всех безвредные. Они для себя безвредные. Он ведь если араба этого из седла пулей вышибет, то вроде как себя ранил. А какой дурак станет за здорово живешь в себя пулю пускать? Никакой не станет. Тем более, если не дурак. А дураков здесь нет. Это уж ты мне поверь. Всякой твари по паре есть, но вот дураков нет.
— Ага, сплошные собаки Павлова с повышенным рефлексом выживания. — сплюнул на песок Шнойбелев.
— Чего ж тут плохого? — удивился Бляхлин, — Всем бы такие рефлексы, так знаешь, как жили бы!
— Как? — зло сказал Шнойбелев.
— А так, как живет широкая бахрейнская общественность.
— И как это, интересно, живет бахрейнская общественность? — скептически скривился Шнойбелев.
— А вот это отдельная песня. — мечтательно произнес Бляхлин, — Песнь песен, я бы даже сказал.
Шнойбелев и Бляхлин развернули тонкие шерстяные одеяла, и вынув из них чистенькие винтовки с мощной оптикой, устроились поудобнее на горячем песке и приложили глаза к окулярам.
— Ну что, споем? — спросил Шнойбелев.
— А то! — откликнулся Бляхлин, и мягко передернул затвор.


Поруби ближнего своего…

08.02.2006

Поглядишь по сторонам - сплошь друзья, милые доброжелательные люди преисполненные любви к ближнему своему.
И эту любовь они отстаивают с автоматами Калашникова в руках.
И чем больше в них любви, тем плотнее огонь.
И добро у них всегда с кулаками.
А в кулаках большой обоюдоострый топор.
И с зазубринами, чтоб лучше цепляло.
Как кому по башке зацепило, так сразу человеку просветление настало, что любовь к ближнему, это наипервейшее дело, а не интеллигентские штучки вроде милосердия или там взаимопонимания!
А кто не согласен, того порубать к чертовой бабушке в салатную крошку вот этим самым топором, орудием и символом любви.
А как же! Любовь это вам не пацифистские сюсюканья!
Любовь требует силы, жесткости и решительности!
Кто не с нами любит, тот против нас любит.
А значит в капусту его, в крошку!
Так что, вот оно и есть, что добро с кулаками, а любовь с топором. Обоюдоострым.
И поди, поспорь.


Осьминоги

08.02.2006

Осьминоги очень замкнутые животные. У них очень умные и печальные глаза. Глаза у них такие потому, что осьминоги философы. Они часами сидят на дне океана зарывшись в песок и думают. От этого у них такая большая голова. Когда голова слишком сильно раздувается от количества мыслей, осьминоги начинают мысли записывать, чтобы вернуть голове первоначальный размер. Для этого они все время носят с собой большой запас чернил. Как все философы, осьминоги бывают странными с точки зрения рыб, моллюсков и прочей морской общественности. Осьминоги хотят жить не как все, они хотят жить по-своему, внутри своей философской концепции и быть сводобными от ихтиологических установок и табу. Поэтому они курят много конопли, слушают ямайскую музыку и носят длинные толстые дреды. Глупые и недалекие люди привыкшие все мерить на свой аршин, принимают эти дреды за ноги. Потому и дали осьминогам такое глупое и оскорбительное название. Но осьминоги на то и философы, чтобы не обращать на такие мелочи внимания. Они пишут растаманские стихи, слушают регги, курят траву, размышляют над мироустройством и очень довольны, живя внутри своей философской концепции. От того у них такие умные глаза.
Первые поколения осьминогов, еще до нашей эры, очень любили большие растянутые свитера, хайры, клеша, шузы и рубашки с огурцами. Но страсть к траве, музыке, поэзии и размышлениям присутствовала у осьминогов всегда.
На то они и осьминоги.

Из книги «Ихтиология и ихтиологическая кухня, рассказанная Пепсимистом»


Наблюдение

07.02.2006

На Руси, что ни Иван — то либо царевич, либо дурак. ©


Мысль

07.02.2006

Литературный бестселлер, это, как правило, хорошо написанная плохая книга. ©


Киты

07.02.2006

В море-окияне живут большие-большие рыбы-киты.
Киты похожи на очень больших головастиков с большим-большим ртом.
С другой стороны, они похожи на сквер у Большого театра, потому что в спине у них есть дырка, через которую они любят пускать воду высокой струей. Через какую дырку они пускают другие струи науке ихтиологии не известно.
Еще киты похожи на коров, потому что как и коровы, они не кушают мяса. Но и на коров они похожи не совсем, потому что не жуют сено и траву. По-правде сказать, им и жевать-то нечем, потому что у них нет зубов. Для китов это хорошо тем, что они не страдают кариесом и им не надо смотреть рекламу зубной пасты и тратиться на алчных стоматологов.
Еще киты похожи на боцманов, потому что носят огромные усы. Но и на боцманов они похожи не совсем, потому что усы они носят не снаружи, как боцманы, а внутри, во рту. Усы во рту они носят потому, что снаружи в густых усах сразу заводятся рачки, моллюски, мурены и медузы. Поэтому свои густые и длинные усы киты прячут во рту. Киты, хоть и большие, но умные животные, и они придумали использовать усы, как сито, через которое они процеживают океанскую воду, в которой кишмя-кишат маленькие-маленькие животные, которые называются планктоном. Планктон очень похож на блох, вшей, клещей и сперматозоидов. Планктон, это самые маленькие животные, которые водятся в океане. Вот так и получается, что самое большое водное животное питается самыми маленькими. В чем явно прослеживается символический смысл и ярко видна неизбывная мудрость природы.
На этом символизм и мудрость заканчивается, потому что не самые крупные и не самые мелкие, но самые отвратительные земные животные - люди, так любили кушать китовое мясо, что чуть не скушали их всех. Люди плавали по океану на больших кораблях, кидали в китов большие острые копья с зазубринами, стреляли в них из больших железных пушек большими железными стрелами. Потом они разрезали убитых китов большими-большими железными ножиками на маленькие кусочки и запаивали в маленькие железные баночки, которые продавали в своих магазинах. Баночки назывались консервами, стоили не дорого и поэтому вечно голодные люди охотно их покупали, чтобы сьесть маленький кусочек самого большого морского животного. Потом редкие умные люди запретили всем остальным не очень умным людям убивать и кушать китов. Потому что людей много и кушать им хочется всегда, а китов мало и им совсем не хочется, чтобы их кушали. Тем более, люди.
Да и мясо у китов, по-правде сказать, не вкусное. Жесткое и волокнистое.
Вот поэтому и плавает еще в море-окияне рыба-кит похожая на головастика с усами.

Из книги «Ихтиология и ихтиологическая кухня, рассказанная Пепсимистом».


Заморозки

06.02.2006

Купил сегодня банку томатов, таких как люблю: желтые черри, принес домой, только было собрался попробовать, а фиг. В банке намертво вмороженные в кусок льда светятся аппетитные желтые помидорчики.
Второй час уже стоят, размораживаются.

Заморозки
Томаты во льду