Всякому приличному кайзеру нужна по меньшей мере одна война, а то он не прославится.

29.08.2014

Я молод — мне двадцать лет, но все, что я видел в жизни, — это отчаяние, смерть, страх и сплетение нелепейшего бездумного прозябания с безмерными мука

«Я молод — мне двадцать лет, но все, что я видел в жизни, — это отчаяние, смерть, страх и сплетение нелепейшего бездумного прозябания с безмерными муками. Я вижу, что кто-то натравливает один народ на другой, и люди убивают друг друга, в безумном ослеплении покоряясь чужой воле, не ведая, что творят, не зная за собой вины. Я вижу, что лучшие умы человечества изобретают оружие, чтобы продлить этот кошмар, и находят слова, чтобы еще более утонченно оправдать его. И вместе со мной это видят все люди моего возраста, у нас и у них, во всем мире, это переживает все наше поколение. Что скажут наши отцы, если мы когда-нибудь поднимемся из могил и предстанем перед ними и потребуем отчета? Чего им ждать от нас, если мы доживем до того дня, когда не будет войны? Долгие годы мы занимались тем, что убивали. Это было нашим призванием, первым призванием в нашей жизни. Все, что мы знаем о жизни, — это смерть. Что же будет потом? И что станет с нами?»

«Когда мы выезжаем, мы просто солдаты, порой угрюмые, порой весёлые, но как только мы добираемся до полосы, где начинается фронт, мы становимся полулюдьми — полуживотными.»

«Война сделала нас никчёмными людьми. Мы больше не молодежь. Мы уже не собираемся брать жизнь с бою. Мы беглецы. Мы бежим от самих себя. От своей жизни. Нам было восемнадцать лет, и мы только еще начинали любить мир и жизнь; нам пришлось стрелять по ним. Первый же разорвавшийся снаряд попал в наше сердце. Мы отрезаны от разумной деятельности, от человеческих стремлений, от прогресса. Мы больше не верим в них. Мы верим в войну.»

«Чей-то приказ превратил эти безмолвные фигуры в наших врагов; другой приказ мог бы превратить их в наших друзей. Какие-то люди, которых никто из нас не знает, сели где-то за стол и подписали документ, и вот в течение нескольких лет мы видим нашу высшую цель в том, что род человеческий обычно клеймит презрением и за что он карает самой тяжкой карой.»

«Они всё ещё писали статьи и произносили речи, а мы уже видели лазареты и умирающих; они все еще твердили, что нет ничего выше, чем служение государству, а мы уже знали, что страх смерти сильнее.
До какой же степени лжива и никчёмна наша тысячелетняя цивилизация, если она даже не смогла предотвратить эти потоки крови, если она допустила, чтобы на свете существовали сотни тысяч таких вот застенков. Лишь в лазарете видишь воочию, что такое война.
Война сделала нас никчемными людьми.»

«Мы убивали людей и вели войну; нам об этом не забыть, потому что находимся в возрасте, когда мысли и действия имели крепчайшую связь друг с другом. Мы не лицемеры, не робкого десятка, мы не бюргеры, мы смотрим в оба и не закрываем глаза. Мы ничего не оправдываем необходимостью, идеей, Родиной — мы боролись с людьми и убивали их, людей, которых не знали и которые нам ничего не сделали; что же произойдет, когда мы вернемся к прежним взаимоотношениям и будем противостоять людям, которые нам мешают, препятствуют? <…> Что нам делать с теми целями, которые нам предлагают? Лишь воспоминания и мои дни отпуска убедили меня в том, что двойственный, искусственный, придуманный порядок, называемый «обществом», не может нас успокоить и не даст нам ничего. Мы останемся в изоляции и будем расти, мы будем пытаться; кто-то будет тихим, а кто-то не захочет расстаться с оружием.»

«…Кропп — философ. Он предлагает, чтобы при объявлении войны устраивалось нечто вроде народного празднества, с музыкой и с входными билетами, как во время боя быков. Затем на арену должны выйти министры и генералы враждующих стран, в трусиках, вооружённые дубинками, и пусть они схватятся друг с другом. Кто останется в живых, объявит свою страну победительницей. Это было бы проще и справедливее, чем то, что делается здесь, где друг с другом воюют совсем не те люди.»

«Всякому приличному кайзеру нужна по меньшей мере одна война, а то он не прославится.»

Эрих Мария Ремарк «На западном фронте без перемен»

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Also sprach Терри Пратчет

02.08.2014

Also Sprach Терри Пратчет

  • Можно сколько угодно носиться по свету и посещать всякие города, но главное — отправиться потом туда, где у тебя будет возможность вспомнить ту кучу вещей, которые ты повидал. Ты нигде не побываешь по-настоящему, пока не вернешься домой.
  • Нормальный семейный человек, который каждый день ходит на работу и ответственно относится к своим обязанностям, мало чем отличается от самого чокнутого психопата.
  • В жизни всегда есть место подвигу. Главное — держаться от этого места подальше.
  • Тот, кто создавал людей, кем бы он ни был, допустил в своих разработках одну большую ошибку. Люди так и норовят встать на колени.
  • Человек, которого можно купить, как правило, ничего не стоит.
  • Каждая работа выглядит интересной — пока ей не займешься.
  • Жизненно важный ингредиент успеха — это не знать, что задуманное вами невозможно выполнить.
  • Когда делаешь шаг с обрыва, жизнь моментально принимает очень четкое направление.
  • Что же это за жизнь, когда приходится постоянно плыть, чтобы остаться на одном месте.
  • Хаос всегда побеждает порядок, поскольку лучше организован.
  • Нет ничего более ужасного, чем человек, который собирается оказать миру услугу.
  • Ненастоящее, которое хочет стать настоящим, часто становится более настоящим, чем само настоящее.
  • Для нормального короля убийство — самая естественная причина смерти.
  • Говорят, что все дороги ведут в Анк-Морпорк. Но это не так. Все дороги ведут от Анк-Морпорка, но некоторые люди идут по ним не в том направлении.
  • Ненормальное всегда становится нормой — главное, дать ему немножко времени.
  • Глупо надеяться совершить что-то глобальное, например, установить мир во всем мире, устроить счастье для всех, но каждый может сделать какое-нибудь маленькое дело, благодаря которому мир станет хоть чуточку лучше. К примеру, застрелить кого-нибудь.
  • Всегда помни, что толпа, рукоплещущая твоей коронации — та же толпа, которая будет рукоплескать твоему обезглавливанию. Люди любят шоу.
  • Итак, все в этом мире шло своим чередом — за исключением всего остального, что шло решительно наперекосяк.
  • Боги Плоского мира никогда особо не утруждали себя всякими судилищами над душами умерших, поэтому люди попадали в Ад только в том случае, если глубоко и искренне верили, что именно там им и место. Чего, конечно, вообще не случалось бы, если бы они не знали о его существовании. Это объясняет, почему так важно отстреливать миссионеров при первом их появлении.
  • Церковь удвоила усилия по достижению святости. Это напоминало переполох в любой крупной компании в ожидании ревизии, только выражалось в том, что люди брались под подозрение в недостаточной святости и отправлялись на смерть сотней самых фантастических способов. Это считается верным показателем собственной святости в большинстве популярных религий.
  • Да, воистину только в сновидениях мы обретаем подлинную свободу. Всё остальное время мы на кого-то работаем.
  • Валяться в грязи забавно до тех пор, пока знаешь, что впереди тебя ждёт горячая ванна, а вот валяться в грязи, когда впереди тебя ждет всё та же грязь, — в этом ничего забавного нет.
  • … коли все до единого желания исполнять, так люди от этого быстро портятся. Вот и ломай голову, что лучше дать — то, что им хочется, или то, что им действительно нужно.
Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Матерится и ликует весь народ

31.07.2014
  • Кто-то из иностранцев, приезжавших в СССР, сказал о людях, ехавших ранним утром в автобусе на работу: «У них такие лица, будто их везут на кладбище».
  • У каждой страны есть своя прелесть. В Европе хорошо жить, в Америке — делать карьеру, по Африке хорошо путешествовать, а по России — тосковать.
  • Мы живем в такой стране, где суши и пицца приезжают быстрее, чем скорая и милиция.
  • В России попытка воспользоваться конституционными правами является административным правонарушением.
    А попытка возмутиться по этому поводу является уголовным преступлением.
  • Все, что ни делается, делается в Китае. Все, что ни происходит, происходит в Америке. Все, что ни случается, случается в России.
  • Нам всем очень повезло. Если бы еще лет 10 назад кто-нибудь заикнулся о том, что президент страны переодевается в журавля, петрушка признана наркотиком, а «Ну погоди!» запрещено цензурой, его бы сразу же отправили в дурдом.
  • Когда вокруг одни клоуны, почему-то становится грустно.
  • В России единственный запрещающий знак — это бетонный блок поперек дороги. Остальные предупреждающие.
  • Лозунг «Задушим коррупцию» был признан экстремистским, как призывающий к насильственному свержению существующего строя.
  • Матерится и ликует весь народ.
  • В России работают только законы природы. Да и те здесь умудряются обходить.
  • Общественное мнение — мнение тех, кого не спрашивают.
  • Жить надо весело. А то сопьешься.
  • Демократия с элементами диктатуры — это все равно, что запор с элементами поноса.
  • Желаем вам, товарищ Путин, чтоб еще лучше нам жилось!
  • В России объявлена государственная кампания борьбы в защиту интеллектуальной собственности. Исходя из того, что главным злом названо пиратское копирование попсовых песен, можно сделать неутешительные выводы о том, что подразумевают под интеллектом в нашем правительстве.
  • Страна должна знать своих идиотов.

Рассея

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Афоризмы Старика Бахметьева

26.06.2014

Самыми стойкими ча­сто ока­зы­ва­ют­ся имен­но те, что пос­то­ян­но уве­ря­ют всех в сво­ем хруп­ком здо­ро­вье и тон­кой ду­шев­ной ор­га­ни­за­ции.

Получил высшее об­ра­зо­ва­ние вы­шед­шее из сред­не­го и ос­тав­ше­еся та­ко­вым. Те­перь об­ре­ме­нен уже дву­мя выс­ши­ми об­ра­зо­ва­ни­ями, так и не под­няв­шись вы­ше сред­не­го.

Что все же предпочтительнее: много знать о малом, или мало о многом?

После изысканных яств зачастую тянет к моченой капусте. И любовь, подобно еде, требует разнообразия.

Некоторые так гордятся сво­и­ми ав­то­мо­би­ля­ми, будто са­ми их спро­ек­ти­ро­ва­ли.

Легче всего рассуждать о том, в чем ни­че­го не смыс­лишь.

Придумать афоризм не трудно. Трудно ужать получившийся роман до одной строчки.

Знать, как надо пос­ту­пать, и сле­до­вать это­му зна­нию — сов­сем ра­зн­ые вещи. Лю­бой ал­ко­го­лик вам это под­тве­рдит.

В любом богатом внут­рен­нем ми­ре есть своя пря­мая киш­ка.

Девушки — не пиво, де­вуш­ки да­же при +40 в те­ни хо­ро­ши толь­ко го­ря­чие.

Все возвышенное име­ет свои низ­мен­ные сто­ро­ны.

Не надо путать хитрость с умом, а на­чи­тан­ность с об­ра­зо­ван­нос­тью.

Патриотизм — это любовь по месту рож­де­ния. Жаль, что я ро­дил­ся не в ней­траль­ных во­дах.

Чем выше мораль, тем ни­же нрав­ствен­ность.

Любая продажная девка милее свя­то­ши. Оба по­роч­ны, но она — чес­тнее.

Он был из тех, чьё ли­цо при­обре­та­ет за­дум­чи­вое вы­ра­же­ние лишь в сор­ти­ре.

Честный человек не ме­ня­ет сво­их прин­ци­пов. Они са­ми ме­ня­ют­ся ес­тес­твен­ным пу­тем му­та­ций, эво­лю­ции, усы­ха­ния, скре­щи­ва­ния и пе­ре­крес­тно­го опы­ле­ния. Чест­но­му че­ло­ве­ку ос­та­ет­ся толь­ко во­вре­мя сме­нить по­зу и вы­ра­же­ние ли­ца, чтобы со­от­вет­ство­вать ре­зуль­та­там.

Возраст — дело наживное.

Не много найдет­ся чего-либо бо­лее жес­то­ко­го, чем фа­на­тич­ная до­бро­де­тель.

Увидеть Париж и умереть? Глу­пос­ти! Как раз са­мое вре­мя жить и жить.

Быть свободным — зн­ачит не иметь при­чин за­ду­мы­вать­ся над этим.

Мои года — мое богатство? Тог­да я сно­ва хо­чу стать ни­щим!

Всегда лучше в сво­их пред­по­ло­же­ни­ях оши­бить­ся в худ­шую сто­ро­ну, а по­том при­ят­но удив­лять­ся дей­стви­тель­нос­ти.

Чем меньше в че­ло­ве­ке чув­ст­ва соб­ствен­но­го дос­то­ин­ства, тем с боль­шим удо­воль­стви­ем он от­ни­ма­ет его у дру­гих.

Вертикаль власти не за­ме­нит ши­ро­ту взгля­дов и глу­би­ну мыс­ли.

В пустых голо­вах не рож­да­ет­ся да­же эхо.

На Руси, что ни Иван — то ли­бо ца­ре­вич, ли­бо ду­рак.

Знать важно не пра­ви­ла, а ис­клю­че­ния из них.

Цена одна. Расцен­ки раз­ные.

Стремление к здоро­во­му об­ра­зу жиз­ни у не­ко­то­рых при­ни­ма­ет бо­лез­нен­ные фор­мы.

Алкоголик, это как на­ци­о­наль­ность — не из­ба­вишь­ся.

Да кого интересует мое здо­ро­вье, кро­ме тех, кто в нем пря­мо за­ин­те­ре­со­ван?

Девиз патриота: Луч­ше гнить в сво­ем дерьме, чем жить в чу­жом шо­ко­ладе.

Человек сильный ду­хом и че­ло­век с силь­ным ду­хом. Од­на бук­ва. Но ка­ко­ва раз­ни­ца!

Физика говорит, что гиб­нут в про­пас­ти вмес­те с рух­нув­шим мос­том не те, кто про­хо­дит по не­му воль­но и без­за­бот­но, а те, что мар­ши­ру­ют строй­ны­ми ко­лон­на­ми.

Часто в тесноте от­кры­ва­ют­ся бес­край­ние прос­то­ры, а в уз­ких мес­тах ши­ро­кие воз­мож­нос­ти.

Очарованный странник всег­да сим­па­тич­нее ра­зо­ча­ро­ван­но­го пут­ни­ка.

Он настолько чистопло­тен, трезв и пе­дан­ти­чен, что воз­ле не­го хо­че­тся вдрызг на­пить­ся и вы­ва­лять­ся в гря­зи, вы­кри­ки­вая не­прис­той­нос­ти.

Отбрасываем ханжес­тво, учи­ты­ва­ем воз­раст, плю­су­ем опыт, вы­чи­та­ем кур­сы бла­го­ро­дных де­виц, ум­но­жа­ем на ко­ли­чес­тво вне­брач­ных свя­зей, и в ито­ге по­лу­ча­ем да­му, при­ят­ную во всех от­но­ше­ни­ях.

С утра, когда все чув­ства еще спят, толь­ко од­но чув­ство про­яв­ля­ет­ся силь­нее, чем в ос­таль­ное вре­мя — это ми­зан­тро­пия.

Больное место патриотов, это чу­жая на­ци­о­наль­ность, кри­ка­ми об ущерб­нос­ти ко­то­рой пы­та­ют­ся за­ма­за­ть тем­ные пят­на соб­ствен­ной.

Высокие истины — это са­мые глу­бо­кие заб­луж­де­ния.

Что мне особенно нра­вит­ся в ак­тив­ном от­ды­хе где-нибудь на стре­ми­тель­ной и бур­ной при­ро­де с бай­дар­кой, спаль­ным меш­ком и ко­ма­ра­ми в су­пе, так это то, что пос­ле него на­чи­на­ешь по­ни­мать, что нет от­ды­ха луч­ше, чем в крес­ле, с тру­боч­кой, тол­стой книж­кой и чаш­кой го­ря­че­го креп­ко­го глин­твей­на.

Жить вредно — от это­го уми­ра­ют.

Счастливо государ­ство не нуж­да­ю­ще­еся в ге­ро­ях.

Образование — это знание пра­вил, по ко­то­рым сле­ду­ет пос­ту­пать.
Интуиция — это умение пра­виль­но пос­ту­пать не зная пра­вил.

Умная блондинка — это не всег­да кра­ше­ная брю­нет­ка.

Важно не хорошо ра­бо­тать, важ­но по­лу­чать хо­ро­ший ре­зуль­тат.

Компетентности в одном узк­ом воп­ро­се всег­да пред­по­чи­тал лю­би­тель­ство во мно­гих.

Иметь собственное мне­ние мож­но и не зная фак­тов, но с фак­та­ми лег­че его от­ста­и­вать.

Эксперт всегда име­ет свою твер­дую точ­ку зре­ния, ко­то­рую го­тов в лю­бой мо­мент от­вет­ств­ен­но сме­нить на про­ти­во­по­лож­ную.

Хорошо жить там, где го­во­рят «со­вер­шен­но вер­но», а не «так точ­но».

Литературный бестселлер — это хо­ро­шо на­пи­сан­ная пло­хая кни­га.

Эффективность работы об­рат­но про­пор­ци­о­на­ль­на ко­ли­чес­тву ру­ко­во­дя­щих ею чи­нов­ни­ков.

Чем больше правил, тем боль­ше бес­пра­вия.

Не ищи идеаль­ное ре­ше­ние, ищи прос­тое.

Общественная мораль так от­ли­ча­ет­ся от мо­ра­ли ин­ди­ви­ду­аль­ной, будто об­щес­тво сос­то­ит из каких-то дру­гих ин­ди­ви­ду­умов.

Привычка не читать ин­струк­ций раз­ви­ва­ет сме­кал­ку, со­об­ра­зи­тель­ность и жи­вость ума.

Цель намеченная и цель ре­а­ли­зо­ван­ная, как пра­ви­ло, две боль­шие раз­ни­цы.

Чем тверже мое реше­ние, тем силь­нее сом­не­ния.

Многие не могут почувствовать себя счас­тли­вы­ми, по­ка об этом не бу­дет знать каж­дая со­ба­ка.

Всему свое бремя.

Он был настолько возвы­ше­н и ро­ман­ти­чен, что од­на лишь мысль о том, что у его лю­би­мой есть урет­ра, до­во­ди­ла его до невроза.
В кон­це кон­цов он ку­пил се­бе на­ду­вную жен­щи­ну.

Не путайте желания с при­хотью, ха­рак­тер со сла­бос­тя­ми, а при­выч­ки с по­ро­ка­ми.
И все бу­дет за­ме­ча­тель­но.

Не привыкший к свобо­де и вдруг ока­зав­ший­ся в ней, все вре­мя рас­те­рян­но ищет, у ко­го спро­сить раз­ре­ше­ния.

Чем уже кругозор, тем шире ух­мы­лка.

Гениальность блажен­ных, есть су­мас­шес­твие ба­наль­ных.

Реставратор, — это худож­ник-ре­ани­ма­тор.

Гугол большой, ему видней.

Сильными становятся, только побеждая сла­бос­ти. По­это­му на­ши сла­бос­ти, это на­ша си­ла.

Питие, есть рус­ско­е на­род­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние.
Запой — ру­сская на­род­ная за­ба­ва.
Похмелье — рус­ская на­род­ная ме­ди­та­ция.
Опохмел — рус­ское на­род­ное про­свет­ле­ние.
Трезвость — рус­ская на­род­ная то­ска.
Пить, это вам не вод­ку пья­нство­вать…

Цель, — это что-то серьезное, па­фос­ное, боль­шое.
А цел­ка, — это ма­лень­кое, взъе­ро­шен­ное и вздор­ное.

Когда кто-то говорит, что он лишь ничтожный раб, то господин его — безмерная гордыня.

Атеизм — столь же великое заблуждение, как и любая религия.

Я человек сугубо штатский. Звездочки уважаю только на коньяке.

Ум — не есть сумма знаний.

Мода заменяет отсутствие вкуса, но не заменяет чувства меры. Оттого «жертва моды», это хроническое заболевание.

Чем дальше взрослеешь, тем чаще хочется впасть в детство.

Ленью часто называют нежелание тратить жизнь на чужое, чуждое и пустое.

Я давно задаюсь вопросом — почему никому не приходит в голову упаковывать сигареты фильтром вниз? Невозможно же каждый раз мыть руки перед тем, как вы­­­­­тащить сигарету из пачки.

Уверенному в своей правоте ни к чему искать сторонников. Сторонников ищут от неуверенности, признаться в которой стыдно, а быть одному — страшно.

Мысли, это случайно структурированные, хаотически возникающие химические реакции.

Американский блюз, это когда хорошему человеку плохо, но в конце концов прибежит обязательный хеппи-енд и всех победит.
Русский блюз, это когда хорошему человеку было плохо, сейчас плохо, а будет еще хуже, и это не кончится никогда.

Иногда только не получив желаемого, понимаешь, насколько тебе повезло.

© Андрей Танаев

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Но высшее образование вам даду

10.06.2014

Я академиев не кончал, но высшее образование вам даду.

  • Не умеете считать интегралы? Идите в политику! Там только две арифметические операции необходимо уметь выполнять: делить и отнимать.
  • Неразумное вмешательство человека в окружающую среду может привести к нарушению существующего дисбаланса.
  • Ну вы меня простите, я академик, я на этом собаку проел…
  • Соображайте быстрее! Есть среди вас хоть один трезвый?
  • Это я написал?! Не верьте, это неправда! Хотя, может быть, это научное открытие.
  • Скажите, как будет по-английски: «Мать старше дочери на пять лет».
  • Костюмы персонажей обычно дополнялись увеличенными частями тела. Обычно это были детородные органы. Ну, например, большие уши, живот…
  • Ну вы, орлы, пожалуйста, замолчите… Расчирикались.
  • Я академиев не кончал, но высшее образование вам даду.

Полный текст »

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

В самый раз

12.04.2014

В головах у людей сегодня все перемешалось. У нас примерами для подражания одинаково успешно являются и царь-батюшка и те, кто его расстреляли. И Российская Империя — и уничтожившие ее большевики. В здоровую голову такое не поместится, а для больной — в самый раз.

источник

Сиволапое быдло

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Из записных книжек Чехова

12.04.2014

Из записных книжек Чехова

Одно могу сказать, господа: как вы счастливы, что живете не в провинции!

Как приятно сидеть дома, когда по крыше стучит дождь и когда знаешь, что в доме твоем нет тяжелых скучных людей.

N. никогда не был в деревне и думал, что зимою там ездят только на лыжах. «Теперь бы я с наслаждением покатался на лыжах!»

Интеллигентная, или, вернее, принадлежащая к интеллигентному кругу женщина отличается лживостью.

Когда он говорил или ел, то борода у него двигалась так, как будто у него во рту не было зубов.

Зачем Гамлету было хлопотать о видениях после смерти, когда самое жизнь посещают видения пострашнее?!

Лопахин: купил себе именьишко, хотел устроить покрасивее и ничего не придумал, кроме дощечки: вход посторонним строжайше запрещается.

X. не уважает женщин, ибо он непосредственная натура и принимает их такими, какие они есть. Если пишешь о женщинах, то поневоле должен писать о любви.

У бедности есть привилегия: не одолжаться у вас и презирать. Не отнимайте у меня этой привилегии.

Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.

Снег падал и не ложился на землю, обагренную кровью.

Обыкновенные лицемеры прикидываются голубями, а политические и литературные — орлами. Но не смущайтесь их орлиным видом. Это не орлы, а крысы или собаки.

Отдельный кабинет. Богатый N., повязывая на шею салфетку, трогая вилкой стерлядь: «Закушу хоть перед смертью» — и так уже давно, каждый день.

Бездарный, долго пишущий писатель важностью своею напоминает первосвященника.

Религиозность ее была ширмой, которая прятала все.

Приглашали на эти вечера знаменитостей, и было скучно, потому что талантливых людей мало и на всех вечерах участвовали всё одни и те же.

У него ничего не было за душой, кроме воспоминаний кадетской жизни.

N., угрюмый, мрачный, тяжелый, говорит: Я люблю пошутить, всегда шучу.

Жена пишет, мужу не нравится, но он от деликатности молчит и страдает всю жизнь.

Полный текст »

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru