Пытливое

12.03.2007

Вчера меня пытали. Самым, в общем, банальным образом, то есть делая больно. Физически больно. Хотя, надо сказать, что моральные страдания тоже имели место быть. Если вас пытают не из чувства мести или садистских побуждений, значит хотят чего-то добиться, что-то от вас получить. А чего хотят получить чаще всего? Правильно, денег. Вот и меня пытали из-за денег. Причем, сумма-то смехотворная — две с половиной тыщи. Не баксов не евро, не фунтов стерлингов, а рублей. Причем, я даже не был против эти рубли отдать.
Пытали два часа с применением большого количества жутких металлических приспособлений вроде коловоротов, стальных крючьев, металлических зубьев, клещей, молотка и еще каких-то совершенно изуверского вида стальных приспособлений и даже, вроде, было долото.
Причем, занимались этим не страшного вида бандюги с небритыми физиономиями и головами из плеч, а две, вполне, при других обстоятельствах милые дамы.
Поэтому сегодня у меня распухшая физиономия, лопнувшая губа, надорванный рот, боли в разных частях тела и температура под 39. По цельсию.
Понятно, что писать, рисовать, разбирать код и даже говорить в таком виде и состоянии весьма проблематично. Вот я и не буду ничего этого делать.

Во избежание превратного понимания вышесказанного уточняю, что эти милые дамы два часа пытались удалить мне зуб.
Не покладая рук, без перерыва, перекура и обеда.
Вот такими, такими и такими, приблизительно, штуками.


Реалии

01.03.2007

Время - взад!

Некоторые парящие в эмпиреях граждане, не особенно разбирающиеся в местных реалиях могут подумать, что это снимок с какой-нибудь свалки, помойки, на которую выбрасывают сгнившие овощи-фрукты.
А другие граждане, в этих самых реалиях живущие, и секущие фишку на сто метров вперед с упреждением и поправкой на ветер, будут правы, когда скажут, что это фото прилавка магазина, где такие сгнившие овощи-фрукты продают. Причем, это не какой-то специальный магазин для несъедобных неликвидов, где продается тухлое говно по бросовым ценам. Это самый обычный московский магазин и цены на эти, с позволения сказать, фрукты, тоже обычные московские. И лежать эти «фрукты» там будут до тех пор, пока не сгниют окончательно, потому что граждане с деньгами покупать их, естественно, не станут, а граждане без денег, вроде пенсионеров и прочих малоимущих нищих российских граждан просто не смогут их себе позволить.
И ведь так и догниет все, но цены не снизят, и уж тем более даром не раздадут. Жаба душит. И додушит ведь…

UPD Фотография сделанная ровно в том же место спустя три года.

Реклама

Это тоже из реалий. Очень странная штучка. То есть априори утверждается, что любой сосед думает о вас что-то очень скверное, гадкое и нехорошее. И что вы в своих соседях тоже предполагаете мерзавцев, подлецов, бандитов, террористов, ходорковских и прочих врагов народа, партии и правительства. Но стоит, дескать, только с соседом поговорить по душам, раздавить с ним поллитру под кислую капусту и все тут же прояснится и станете вы закадычными друзьями не разлей вода. В общем, очередная рекламно-социологическая бредятина.


Al Pascia

07.11.2006

На мой трубочный сайт прислали интересное письмо с описанием процесса заказа и получения хендмейд-трубки из магазина «Al Pascia». Во-первых, приятно, что все прошло хорошо и гладко, а, во-вторых, радует, что в магазине есть раздел на русском языке, что большая редкость.
Дизайн, правда, страшный, но работает шустро и выбрать, в общем, кое-что можно даже с моим специфическим вкусом.
Небольшого легкого и элегантного «покера» я там не нашел, но когда появится возможность, закажу по собственному эскизу. Еще не решил, у какого мастера, потому что у одного мне нравится финиш, у другого тщательность проработки и элегантность решения, у третьего общая концептуальная близость к моему видению трубки.
То есть, это будет покер, но состоящий из тщательно перемешанной и круто сваренной смеси избранных трубок. А, может быть, и что-то другое нарисую. Не решил еще.
А магазин рекомендую всем, кому это в принципе интересно.


О сильных духом

16.09.2006

Когда выхожу из квартиры к лифту, то довольно точно могу сказать, как давно вышел из дома сосед из бокса напротив. С точностью до трех-пяти минут.
Странная и отвратительная бывает у людей привычка — обливать себя одеколоном с ного до головы.
Да еще одеколон подбирать высшей степени вонючести.
Иногда этот сосед заходит стрельнуть денег, и я еще только подходя к двери на звонок знаю уже, что это именно он, потому что запах его чудовищного одеколона идет впереди него на три метра и семь секунд.
Запах у него страшно липкий, и пристает намертво ко всему.
Можно открывать все окна, жечь пачками свечи, брызгать вокруг водой — запах все равно будет стоять, как бронзовый ильич у горисмполкома.
На ильича хотя бы голуби срут и тем частично удовлетворяют мое к нему отвращение, но с одеколоном этот номер не пройдет.
Пробовал перебивать его своими благородными диорами, но добился только того, что теперь в запахе саважа чувствую отвратительный, как прелая коряга в карамели привкус соседского одеколона.
Можно сжечь газету, и это немного помогает, но для того, чтобы убить весь запах, пришлось бы спалить пачку макулатуры, которой раньше хватило бы на покупку всех томов графини де монсоро.
Искал в сети способы борьбы с парфюмной вонью, но ничего не нашел.
В больших количествах предлагают какие-то ароматические свечи от табачного перегара, а от одеколонного перегара еще, видимо, ничего не придумали.
Вот ополчились на курящих, что, дескать, надобно им запретить курить в общественных местах, в кафе, ресторанах, а скоро и вообще на улице запретят курить.
А почему только на табак так накинулись?
В метро курят?
В транспорте курят?
В лифтах курят?
Правильно, нет.
А попробуйте-ка проехаться в лифте с таким вот франтом, вылившим на себя полста грамм одеколона усиленного поражающего действия.
Или в метро хотя бы одну остановку, да еще в набитом вагоне в час пик.
Я не говорю уже о несчастных, которые вынуждены по восемь часов в день находиться с этими извергами в одном помещении, да еще пытаться при этом работать и сохранять хоть какую-то ясность мысли.
Вот курящим всего этого нельзя, а воняющим шанелью или, того хуже, польской туалетной водой за сто рублей — можно, хотя народ вокруг них бледнеет, спадает с лица и слабеет в коленях.
И ничего с ними не поделаешь, городовому не пожалуешься, штраф не возьмешь и даже по тыкве не дашь, ибо незаконно.
А как по мне, так всех, кто пользуется одеколоном и духами в местах общественного пользования, надо отправлять на неделю исправительно-воспитательных работ на фабрику по переработке метана.
Или по переработке навоза в компост. Если таких фабрик нет, значит надо специально придумать.
И если когда-нибудь услышу о том, что добропорядочный гражданин задушил кулаком по голове такого вот сильного духом персонажа, то первый пойду требовать его оправдания и даже награждения какой-нибудь медалью, вроде той, что раньше давали за спасение на водах.


Тибетский рецепт подробно

21.06.2006

Как-то я уже упоминал тибетскую чесночную настойку на спирту и моего знакомого лихо ею опохмелившегося. И вот, глянул тут статистику и обнаружил, что много народа заходит именно в поисках рецепта этой тибетской настойки. Чтобы не обманывать ожиданий, решил выложить этот чесночный рецепт. По себе знаю, как достает, когда что-то ищешь, но попадаешь все время куда-то не туда.
Тем более, что когда-то давно сам настойкой этой пользовался, но, правда, совершенно не помню результата. Если не считать таковым проблемы моего опохмелившегося приятеля.

Тибетский рецепт омолаживания с помощью чеснока.

Приготовление.

Растереть 200 г чеснока в стеклянной или фарфоровой посуде, и, положив в стеклянный сосуд, залить 400 г 96 %-ным спиртом. Плотно закрыть крышкой и поставить на 10 дней в прохладное место. После этого получившееся процедить и оставить еще на 3 дня в холодном месте.

Применение.

Принимать строго по приложенной схеме с холодным молоком (50 г на 1 прием) 3 раза в день, пока не кончится вся настойка.
Повторить через пять лет.

Дни приема Время приема и количество в каплях
  УТРО ДЕНЬ ВЕЧЕР
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

1
4
7
10
13
16
19
22
25
28

2
5
8
11
14
17
20
23
26
29
3
6
9
12
15
18
21
24
27
30

Здоровейте, чтоб лечиться

11.06.2006

В этой стране на попытки вылечить хоть что-нибудь с помощью страховой, как бы общедоступной и как бы бесплатной медицины, уходит поразительное количество времени и денег. И это несмотря на, чаще всего, полную тщету и безрезультатность этих попыток.
Банальное УЗИ превращается в длительный изнуряющий марафон с препятствиями в виде рвов, надолбов и спирали Бруно.
Сперва, в строго определенный день и час нужно попасть в очередь, чтобы записаться в очередь на запись в очередь на очередь для получения талончика.
Не поняли? Я сперва тоже не понял. Потом, когда выстоял третью очередь на запись в очередь на очередь для получения талончика, то понял. Тем более что между этими очередями проходит две недели, и времени, чтобы понять, было достаточно.
Обычное арифметическое сложение показывает, что для того, чтобы сделать, например, тот же УЗИ, нужен всего-навсего месяц с гаком. Правда, этот гак растягивается, как правило, еще на две недели как минимум.
Прибавляем сюда же по часу-два, а то и по три-четыре часа стояния в каждой из очередей, плюсуем все и результат вычитаем из вашего возраста. Вычитаем, потому что время это из вашей жизни пропало, исчезло, его как бы и вовсе не было, а потому можно его не учитывать и вычеркнуть. Чувствуете, как сразу помолодели? А ведь это еще только самое начало. То ли еще будет…
После того, как вы все же сделали рентген, нужно отстоять очередь на запись в очередь за талоном к врачу.
Тоже не поняли? Ничего страшного, не дай бог понадобится, все поймете.
Между этими очередями проходит еще от недели до двух.
Наконец, вы с талончиком в одной потной руке и результатами рентгена в другой, зажатый со всех сторон хворыми и болезными тяжело дышите в узком коридорчике с заветной дверью в конце.
На талончике, добытым с таким трудом, у каждого указано время с точностью до минуты.
Но это абсолютно ничего не значит, потому что очередь «живая», и тот, у кого в талоне стоит 15.45 пройдет раньше того, у кого значится 11.00.
Впрочем, и это тоже ничего не значит, потому что время работы врача указанное в расписании, есть вещь абсолютно формальная и абстрактная и ни кем, включая врачей, во внимание не принимается.
Попадя в настороженную толпу сумрачных граждан с печатью заботы минздрава на лицах вы долго и пытливо сканируете острым взглядом того, за кем заняли очередь, пытаясь его запомнить, чтобы потом отличить его от сотни еще таких же. После въедливо выясняете, за кем занимал тот, за кем заняли вы, и тоже пытаетесь его запомнить.
Умудренные многолетним опытом хронические больные прослеживают такую цепочку на пять-семь человек в обе стороны и цепко держат в памяти все лица, одежду и особые приметы. Если, не дай бог, вы вдруг забудете за кем стояли, или этот человек не вынеся забот минздрава о его здоровье уйдет, то неожиданно окажется, что вы здесь никогда не стояли, ни за кем не занимали, и вас вообще здесь никто никогда не видел. Очередь плотно сомкнет ряды и с решительно поджатыми губами вытеснит вас наружу, как чужеродное и совершенно лишнее тело.
Наконец, вы выяснили трех перед вами и двух за вами, проявили достаточную активность для того, чтобы вас запомнило максимальное количество народа, и теперь уже можете немного расслабиться и просто стоять, решительно и твердо пресекая любые попытки протиснуться мимо вас с криками «Я только спросить!».
Врач, не глядя ни на кого, появляется у кабинета минут на тридцать позже времени указанного в расписании.
Еще минут через пятнадцать из-за двери раздается долгожданное: «Войдите!».
Глядя на часы, вы засекаете, сколько времени уходит на прием одного пациента, и потом уныло прикидываете, через сколько часов очередь дойдет до вас.
Но ваши рассчеты тоже ничего не значат, потому что через тридцать минут врач не говоря ни слова уходит, и появляется еще через полчаса с какой-то теткой, тортом и заварным чайником. Через десять минут туда же заходят еще трое веселых дам в белых халатах. Сорок минут из кабинета слышен заливистый смех и звяканье посуды. На робкие попытки близстоящих старушек с бледными лицами заглянуть в кабинет раздается раздраженное: «Закройте дверь! Вы что, не видите, я занята!».
Очередь потеет, чихает, кашляет, вздыхает, стонет и покорно стоит. Тут и там образовались группы по интересам. В них горячо и со знанием дела обсуждаются геморрой, свищи, диабетическая пятка, токсический зоб, язва двенадцатиперстной кишки и прочие ужасно увлекательные вещи.
Через энное количество часов вы, уставший, вымотанный и мокрый как мышь, попадаете в кабинет, и тут же узнаете, что результаты сданной еще два месяца назад крови еще не готовы, что результаты анализа вашей мочи устарели вместе с мочой, а принесенный вами снимок вашего любимого кишечного тракта сделан не в той проекции, не с той стороны и вообще снимать нужно было верхний отдел позвоночника.
И вот, пройдя всего лишь несколько первых кругов этого ада, я поражаюсь тому, сколько же у нас людей, обладающих поразительной выносливостью, крепостью, настойчивостью, железным упорством, спартанской неприхотливостью и имеющих настолько крепкое здоровье, чтобы лечиться в наших поликлиниках.
Из этих людей не гвозди, а железнодорожные костыли делать можно.
Хотя лучше бы им оставаться просто людьми. Мягкими, дружелюбными и жизнерадостными.


О теоретической практике

02.03.2006

Теоретически мы все здорово подкованы, а некоторые даже местами сильно образованы.
В теории мы всё знаем: и как надо, и как не надо, и что вредно, и что полезно, и что важно, а что пустяк, и что капля никотина за тридцать с половиной минут доводит здоровую лошадь до белой горячки с циррозом печени и болезнью Меньера по всем каппилярам.
Только что с той теории…

Один практик лучше, чем целый институт теоретиков.

Почему никто в здравом уме не даст своего ребенка, да хоть бы и себя, оперировать академику?
Вот именно потому и не даст. У академика симпозиумы, научные работы, публикации, кафедра, воспитание научной смены, умные теоретические разработки и встречи в верхах. Он не помнит уже какой рукой скальпель держать. Или там фонендоскоп. Он весь в мыслях, в размышлениях. Он мыслит не одной твоей жалкой поджелудочной железой, а глобально, тысячами, миллионами. У него стратегия. Маршал тоже не о солдатике с мозолью в правом сапоге думает. Он армиями мыслит, дивизиями. Вот и академик весь в научных эмпиреях витает. Небожитель.
А тут и мы все к нему — пациенты-практики.
Полный текст »