О радости

07.11.2008

«Долг каждого человека растить в себе внутреннюю радость». Но многие религии забыли об этом принципе. Большинство храмов темны и холодны. Звуки литургии торжественны и печальны. Священники одеты в черное. В обрядах напоминают о страданиях, образно представляют разнообразные жестокие сцены, словно мучения, перенесенные пророками, доказывают непогрешимость самой религии.

Радость жизни — не лучший ли способ поблагодарить Бога за то, что он есть, если он есть? Если Бог есть, почему он обязательно должен быть существом угрюмым?

Единственные исключения: «Дао дэ цзин», философско-религиозная книга, предлагающая смеяться надо всем, включая себя саму, и радостные религиозные гимны, исполняемые североафриканскими неграми на мессах и похоронах.
Из книги Бернарда Вербера

Lao Zigodpel

До сих пор не понимаю, почему для того, чтобы приблизиться к Богу надо истязать себя самыми изощренными способами, до которых не дошла и святая инквизиция?
Неужели многие всерьез считают Господа садистом, которому доставляет удовольствие наблюдать, как люди таскают на себе пудовые вериги, годами напролет стоят на какой-нибудь колонне или разводят вшей в землянках?
Сейчас такая практика приведет прямым ходом в Канатчикову дачу.
Что, в общем, естественнее, чем канонизировать таких пациентов.
Не делай зла себе, не делай зла другим, вот это было бы правильно, по-божески.
Но если правы первые, то это очень странный бог…

doomsday


The Bassman

24.08.2008

The Bassman by Marac Andrev Kolodzinski

© Marac Andrev Kolodzinski


Диоген двадцать первого века

18.08.2008

Наткнулся на эту фотографию и в памяти тут же всплыло хрестоматийное: «Всюду жизнь», «Гримасы капитализма», «Железный конь на смену крестьянской лошадке», проникновенные рассказы о тяжкой жизни безработных американских ученых и прочий штампованный вздор.

Всюду жизнь


Боб Колобов ака Катетер

26.05.2008

Пошел на кухню перекурить, чайку попить.
Сижу, курю, слышу из телевизора голос знакомый раздается.
Смотрю — толстый, волосатый, бородатый, сам великий и ужасный Боря Колобов, он же Катетер, он же Боб с несвойственным ему серьезным лицом что-то рассказывает про царей, цариц и прочую древнюю жизнь.
Борька, сколько ж мы с тобой не виделись?
Если не сто лет, то не многим меньше.
Ты тогда еще был безбород, да и волосы были пожиже.
Ты тогда преподавал в институте, и хипповатый вид был несовместим со статусом советского преподавателя.
Сейчас ты их «пантином» каким-нибудь моешь для густоты и пышности?
А заодно красишь, ибо ни одного седого волоса у тебя не увидел, а лет-то тебе уже ого-го…
У меня уж вся борода выседилась, а у тебя как вороново крыло.
Да и не был ты никогда таким антрацитовым.
Когда в Катетере играли, ты был веселым, толстым, волосатым и усатым.
А я был молодым и красивым.
Ты любил скверные шутки и похабные анекдоты.
И писал тонкие стихи.
А между делом лепил ужасные инсталляции из подручных материалов.
В кунцево где-то, помнишь, выставка была.
Я там сломал свой любимый швейцарский нож, когда что-то откручивал или прикручивал.
Самой выставки не помню, потому что после монтажа меня надолго отвлек портвейн.
Куда делись мои работы тоже не помню.
Может, дома где-нибудь валяются.
Или валялись.
Ну да и фиг с ними, не велика нетленка.
Все твои телефоны я посеял вместе с записными книжками.
А больше мне с тобой связаться никак невозможно.
С димой давно порвал, а других общих знакомых у нас и не было.
Полез искать тебя в сети, но ты, видимо, с компом не дружен, ибо в сети тебя почти нет.
Только несколько передач на тв и на каком-то радио.
Зато совершенно неожиданно наткнулся на «Правдивую историю группы "Катетер"»
Кто записывал это интервью я так и не понял.
Да оно и неважно.
Забавно было прочитать и посмотреть на старые-старые фотографии.
Ты, дима в страшных очках и с чудовищной гитарой…
Это все я помню.
Хотя многое другое забыл напрочь.
Помню базу в музее обороны москвы и комнатушку с аппаратурой.
И как я таскал туда свой тяжеленный квадратный кофр с гитарой.
А в рукавах по батлу кубинского рома.
Он тогда дешевый был.
Хотя и дрянь.
И как ты гремел своими барабанами и покореженными тарелками, похожими на мятые крышки от кастрюль.
А я скучающе долбил и долбил один и тот же риф к Истребителю котят.
Между композициями заканчивалась банка рома.
А потом, к ночи все разъезжались, и ты оставлял мне ключ от кабинета.
И тогда я доставал вторую банку.
И включал тихую музыку.
И ждал стука каблучков по гулкому темному коридору…

Борька, ты позвони мне.
Или напиши.
Хотя ты и компьютер, вещи несовместны…


Сергей Адамович Ковалев высказывается

24.02.2008

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
В.В.ПУТИНУ, президенту РФ; В.Е.ЧУРОВУ, председателю Центральной Избирательной Комиссии РФ; С.В. ЛАВРОВУ, министру иностранных дел РФ

Господа, я нимало не сомневаюсь - вы отлично знаете, что свободное волеизъявление свободных граждан в ходе свободных демократических выборов никогда не может завершиться результатом 99,4% голосов, поданных за одну из партий, при явке 99,5% избирателей.

Разумеется, впрочем, этого не может случиться лишь при открытой, прозрачной политической конкуренции участников избирательной кампании, имеющих равные возможности публичной агитации, при отсутствии административного давления на граждан, при безупречной честности и скрупулёзной точности избирательных комиссий.

Но ведь всё это и суть обязательные условия демократической избирательной процедуры, не правда ли?

Нет нужды доказывать, что эти самые 99,4% «за» есть неопровержимое свидетельство подтасовки. Вы знаете это не хуже меня, не хуже любого мало-мальски грамотного гражданина, обладающего хотя бы здравым смыслом, не говорю уж о самой элементарной осведомлённости относительно природы и возможностей народных голосований. Вы, конечно, знаете также, что такие результаты далеко за 90% (а, значит, такое же мошенничество) имели место не в отдельных избирательных участках, нет - в нескольких субъектах Российской, с позволения сказать, «Федерации». Этого печального обстоятельства более чем достаточно, чтобы верно оценить безвкусный фарс, разыгранный бездарными режиссёрами на всей необозримой российской сцене 2-го декабря; а заодно и предстоящий 2-го марта.

и дальше…


"Пшекруй"

07.01.2008

Не хотел выкладывать чужих подборок афоризмов (не чужих афоризмов, а чужих подборок), но все же решил сделать пару исключений. Во-первых, чтобы-таки подтвердить правило, во-вторых, потому, что в итоге, подборка все же получилась моя, и в-третих, потому что это то, что я читал с огромным удовольствием еще детстве в журнале «Наука и жизнь», где гомеопатическими дозами, изредка это печатали. Потом, позже, еще до того, как здесь появился интернет, я искал и собирал из старых журналов все, что мог найти. Ну, а с появлением сети все стало много проще, хотя и не настолько, насколько хотелось бы.
Итак, «Пшекруй». Вернее рубрика из этого польского журнала, которая называлась «Мысли людей великих, средних и песика Фафика».
Найти в чистом виде мне эту рубрику не удалось (наверняка плохо искал), поэтому пришлось, как седобородому архивариусу в роговых очках и черных нарукавниках перелопатить гору пыльных фолиантов, инкунабул и газет, чтобы выловить оттуда пинцетом, буквально по одной штуке все то, что сейчас и выкладываю.
Конечно, это совсем не все. Но лучше это, чем ничего, или чем тот винегрет из Пшекруя и Кастанеды, который валяется кое-где на специализированных сайтах и выдается за мысли песика Фафика или Крети Патачкувны.
А некоторое время назад уважаемый г-н Mankurt прислал мне письмо с предложением перевести кое-что из рубрики «Мысли людей великих, средних и песика Фафика» журнала «Пшекруй». Разумеется, я немедленно согласился и вообще был в полном восторге.
Самое интересное, что кроме переведенных афоризмов, г-н Mankurt нашел и перевел немного о самом песике Фафике и его хозяине, главном редакторе «Пшекроя» Марьяне Эйле (Marian Eile), а так же о том, кто скрывался за псевдонимами Братья Роек, Ян Камычек и Алоизий Качановский. Эти имена, без сомнения, знакомы всем, кто когда-нибудь читал «Мысли людей великих, средних и песика Фафика».
Живет г-н Mankurt во Львове, — где, кстати, родился и Марьян Эйле, — «немного», по его собственным словам, знает польский язык, но этого «немного» вполне хватило, чтобы перевести все, что опубликовано вот в этой записи и чуть ниже на этой странице.

Правда о песике по кличке Фафик

Собака, которой посвящен раздел в истории польского юмора.

Przekroj
Juliusz Kydryński, Krystyna Eile, Konstanty I. Gałczyński, Janina Ipohorska (Kamyczek), Natalia Galczyńska, Marian Eile.
Редакция журнала Пшекруй
«Przekrój»: Juliusz Kydryński, Konstanty I. Gałczyński, Janina Ipohorska (Kamyczek), Aleksander Ziemny, Marian Eile, Merka Ziemiańska, Janusz Maria Brzeski, Katarzyna Eile, Zygmunt Strychalski; lying: Antoni Uniechowski
Песик Фафик

Pies Fafik

Хозяином песика Фафика был Марьян Эйле, создатель и многолетний главный редактор польского журнала "Пшекрой". Марьян Эйле руководил "Пшекроем" 23 года и добился того, что этот журнал стал эталоном юмора. Многие из афоризмов в "Пшекрое" были подписаны просто: "пес Фафик".
Терьер Фафик действительно существовал и прожил довольно долго, целых 17 лет! Марьян Эйле получил его однажды в подарок на именины и с тех пор почти не расставался с ним. Фафик сидел вместе с Эйле за его столом главного редактора и быстро стал полноправным членом редакции. Фафик нашептывал своему хозяину много мудрых и веселых мыслей. А Эйле решил печатать их в редактируемой им рубрике "Мысли людей великих, средних и песика Фафика". Фафика цитировали все, он завоевал огромную популярность не только среди читателей "Пшекроя" и не только в Польше. Он даже стал героем небольшого театра "Зеленый Гусь" Константы Ильдефонса Галчинского, а "Пшекруй" учредил престижную награду "Серебряные Фафики". Среди лауреатов "Серебряных Фафиков" были Пабло Пикассо, Игорь Стравинский, Жан-Поль Сартр, Битлз, Иеремий Пшибора, Ежи Васовский, Яцек и Агатка - популярные в то время персонажи телевизионной передачи "Спокойной ночи!". Когда Фафик умер, читателям об этом не сообщили. Он должен был остаться бессмертным и доносить до читателей свои мудрые и веселые мысли даже из собачьего рая, куда он, без всякого сомнения, попал.

Marian Eile

Марьян Эйле (Marian Eile)Марьян Эйле

Братья Роек (Bracia Rojek)
псевдоним Марьяна Эйле (1910-1984) польского журналиста, сатирика и сценографа.

Ян Камычек (Jan Kamyczek)
Янина Ипохорская (Janina Ipohorska)Псевдоним Янины Ипохорской (Janina Ipohorska) (1914-1981), заместителя главного редактора журнала "Пшекруй") авторству которой принадлежат советы, публиковавшиеся на страницах журнала, в области savoir-vivru (хороших манер), опубликованные потом в форме справочника. Также использовала псевдоним Алоизий Качановский.

Алоизий Качановский (Alojzy Kaczanowski)
Псевдоним Янины Ипохорской (1914-1981), заместителя главного редактора журнала "Пшекруй", она же Ян Камычек.

наверх


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Николай Макарович Олейников

18.12.2007

Николай Макарович ОлейниковНиколай Макарович Олейников (1898-1937) — один из самых оригинальных и ярких представителей русского поэтического авангарда 1920-1930-х годов. Тонкий лирик и пародист, поэт-сатирик, философ, своеобразный стилист.
Вместе с Даниилом Хармсом, Александром Введенским, Николаем Заболоцким, Дойвбером Левиным и др входил в группу «ОБЕРИУ» (Объединение реального искусства). Создал детский журнал «Ёж» (Ежедневный журнал). Редактировал два детских журнала: «Еж» и «Чиж» (Чрезвычайно интересный журнал), работал вместе с Маршаком, Шварцем. Андрониковым, Чуковским, Житковым, Бианки.
Под псевдонимом Макар Свирепый долгое время издавал в «Еже» «Карту с приключениями».
В 1937г. Олейников был арестован, после его ареста НКВД разгромило всю редакцию детской литературы. Олейникова и его «приспешников» обвиняли в создании «контрреволюционной вредительской шайки, сознательно взявшей курс на диверсию в детской литературе».
Олейников был расстрелян 24 ноября 1937 в Ленинграде как «враг народа». Реабилитирован посмертно в 1957.
За время его жизни было издано всего три его «взрослых» стихотворения, он на десятилетия был исключен из истории литературы. Его произведения не издавались, большая их часть оставалась в рукописях и списках, сохраненных семьей и друзьями поэта.

***

Однажды красавица Вера,
Одежды откинувши прочь,
Вдвоем со своим кавалером
До слез хохотала всю ночь.

Действительно весело было!
Действительно было смешно!
А вьюга за форточкой выла,
И ветер стучался в окно.

1931

НАТАШЕ

Если б не было Наташи —
Я домой бы убежал.
Если б не было Наташи —
Жизнь бы водкой прожигал.

День, когда тебя не вижу,
Для меня пропащий день.
Что тогда цветенье розы,
Что мне ландыш и сирень!

Но зато, когда с тобою
Я среди твоих цепей,
Я люблю и подорожник,
Мне приятен и репей.

1929

и много еще