Не наживы ради, а удовольствия для

02.09.2006

Вот думаю, должен все же в этом быть какой-то потаенный сакральный смысл, какая-то неисповедимая по своей глубине идея, спрятанная в складках лба даосского мудреца, или скрытая от поверхностного праздного взгляда вековая замшелая мудрость.
Иначе фигня какая-то получается.
Всю жизнь так складывается, что занятия любимые и лучше всего удающиеся денег не приносят ни хрена.
Скорее, даже, наоборот, они настойчиво и, порой даже нагло, требуют все больших и больших вложений.
И потому для денег приходится заниматься всяким взором, от которого тошнит, пучит, рыгается и несет.
Я даже не вдавался — тошнит только меня или и тех, кто этим вздором потом пользуется.
По идее, тошнить и нести должно всех, ибо сделанное без души, без желания и без малейшей заинтересованности в процессе, а не только в материальном результате, скучно и неинтересно, как и любая скверно состряпанная халтура.
Правда, халтура тоже денег особенных не приносит.
Потому что ею настолько не хочется заниматься, настолько она тошнотворна, так смердит и воняет, что все равно отлыниваешь и отнекиваешься, оттягиваешь до последнего, и только когда уж окончательно припрет и прижмет, угрюмо берешься за скучное и противное, чтобы скучно и уныло сделать скучное и отвратительное.
В этом случае даже от результата, то есть денег, удовольствия не получаешь.
Может, в этом фишка?
Ведь как-то несправедливо получается, если от одного и того же будешь удовольствие получать дважды.
Или трижды. Или многажды: удовольствие от процесса, от результата, от неприлично подскочившей самооценки, от оценки значимых для тебя людей, ну и наконец, удовольствие от пачки очень наличных купюр или энного количества виртуальных цифр в чеке.
Это вроде как что-то сделать и взять тройной гонорар против оговоренного.
Хотя, наверное, все же от отношения зависит.
Если делаешь потому, что получаешь кайф от процесса, а о гонораре даже в подсознании никакой завалящей мыслишки нет, то его, гонорара, и в бумажнике тоже не будет.
А если как-то себя заставить задумываться и о деньгах тоже, их все равно не будет, потому что о них будешь думать не искренне, а из под палки.
Не потому что хочется, а потому что надо.
Исходя из этого получается, что нужно любить процесс делания денег, и тогда сами деньги будут просто неким побочным продуктом.
Но проверить эти свои домыслы возможности нет, ибо знакомые, любящие процесс делания денег у меня есть, а вот обеспеченных художников — художников в изначальном смысле этого слова — нет. Ремесленников в расчет не берем, потому как ремесленник, это гибрид недопредпринимателя с недохудожником.
То есть, это не чистый тип, а потому не интересен.
Есть еще шиловы с сафроновыми, но это редкий тип предпринимателя с художественными способностями, который к художникам тоже отношения не имеет.
Но ведь есть и Ростропович и Полунин и Аксенов.
Но есть и Ван Гог и Чонтвари и Хармс.
Все они Художники, но первые вполне себе обеспеченные, а вторые до конца дней перебивались с хлеба на воду.
Мне принцип интересен, тот самый сакральный смысл, потаенная замшелая мудрость.
Да есть ли она, мудрость, или во всем случайность, удача и стечение обстоятельств?
А то ведь фигня какая-то получается…

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Критические дни очень среднего возраста

02.09.2006

Творческий кризис мерзкая штука, даже когда этот кризис так же цикличен, как критические дни, прокладками для которых прожужжали все уши рекламные барышни.
Хотя, безусловно, творческий кризис гораздо безобиднее кризиса среднего, ниже среднего и очень среднего возраста, время наступления которого абсолютно непредсказуемо и является большой тайной и для ученых и для тех, кого он подкарауливает за поворотом.
Ученые, напустив на себя умный вид, серьезно насупя брови сообщают, что он, кризис, может сразить вас в 40 лет, а может и в 50 лет, а может в 30 или в 60.
А может и вовсе не тронуть, и вы окажетесь в счастливом неведении.
То есть, иными словами, будьте начеку тридцать лет, ибо, если верить ученым, где-то рядом с вами бродит подлый и коварный кризис среднего возраста с большой суковатой дубиной в мослатых подагрических лапах.
А вот даст ли он по башке именно вам — большой-большой вопрос.
По большому счету, вообще не известно, что это за сволочь такая.
Послушать одних умных ученых — одно, послушать других не менее умных ученых — иное.
Единодушны все в одном — это большая гадость.
Ну, не был бы гадостью, так и предмета для разговора не было бы.
И вот сидишь в очередном приступе жестокого творческого кризиса, с отвращением перечитывая в двадцатый раз переписанное, замазывая широким флейцем нарисованное, брезгливо стирая сыгранное, и думаешь, а вдруг это уже он, сволочь?
Вдруг, это не обычный и привычный творческий, а самый что ни на есть среднего возраста?
Вот он, падла, и до тебя добрался, шарахнул подло из-за угла дубиной, да по самому больному и уязвимому — по голове.
И не проверишь же.
Только ждать остается: если через недельку мерзость запустения в голове закончится, хандра пройдет, значит свой, творческий.
А не пройдет…
Я ему тогда, падлюке, морду разобью.
Если найду, где у него там морда.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

К соотечественникам

09.07.2006

Руки у нас длинные, потные и загребущие, глаза завидущие, дыхание зловонное.
Клопов знаете? Тараканов знаете? Крыс знаете? Шакалов с гиенами знаете?
Так вот, мы — такие же.
Мы повсюду. Мы всегда. Мы питаемся всем. Мы мутируем и приспосабливаемся ко всему.
От ядов здоровеем, от радиации сильнеем, от нитратов толстеем, от промывания мозгов умнеем.
Мы живучие, как черви нематоды. Как бактерии.
Плесень знаете?
Так это тоже мы.
Мы, как опарыши — живем в том, что другие уже переварили.
Но мы и в этом очень хорошо себя чувствуем.
Нам в этом даже лучше, комфортнее, удобнее: жевать не надо, переваривать не надо.
Все уже пережевано, переварено и обработано желудочным соком.
Мы вершина приспособления.
Мы вечны…

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Собачье

06.02.2006

Полез на днях кое-что уточнить по Китаю, и по ссылкам попал в гороскоп. Решил себя посмотреть.

«Земная Собака
Это горная Собака, которая прекрасно чувствует себя в лесах. Вы умны и независимы. Хотя в молодые годы у вас могут быть некоторые проблемы, вас ждет прекрасная и счастливая старость. Вы можете оставить свое имя в искусстве.»

Ну, как и всегда в гороскопах, многое кажется верным.
Особенно, конечно, там, где насчет ума и независимости.
План молодых лет даже перевыполнил. С лихвой.
На прекрасную и счастливую старость очень надеюсь, но не рассчитываю.
А вот насчет зрелого возраста пробел у них какой-то.
Или они из деликатности не пишут или подразумевают, что собаки из юности сразу в старость попадают без промежуточных этапов?
Тут уточнить хотелось бы, что они имеют в виду: долгую юность или долгую старость?
Или того и другого поровну?
Под пятьдесят уж, а все юноша, все никакой серьезности в мыслях, никакой степенности в походке и по лицу не скажешь, если от седины в бороде абстрагироваться.
И все прожекты какие-то, мысли, идеи, все чему-то учишься, как школяр, интересуешься
И вот так однажды проснешься, и уже старик.
В руках подагра, в спине прострел, в голове склероз.
Видимо, придется сразу в старики прыгать.
Без разбега.
Если доживем.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Кулинарная мысль

06.02.2006

Стряпня, как и любое творческое занятие только таким и может быть — интуитивным.
Тогда это артистизм, тогда это творчество.
В остальных случаях — обычное ремесло, мастерство, навык. Эксплуатация наработанных рефлексов.
Поденщина, одним словом.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Барахло

01.02.2006

А если действительно человек за всю свою жизнь не нажил никакого другого богатства кроме кучи лет на плечах, которая жмет его к земле, горбит, давит тяжким и привычном грузом?
Ну вот так получилось, что нет у него ничего больше, кроме этой череды лет.
Одни получше, другие похуже.
Да и тех-то уже нет. Прошли они, кончились, все вышли.
Опыт он нажил, говорите.
А что ему делать с этим опытом, одному, больному, в богом забытой дыре?
Или с большой семьей, которую надо кормить и содержать во вполне достойном пригороде весьма пристойного города очень цивилизованной страны.
И вот он сядет на скамеечку в парке и спросит себя: «Что я приобрел за свою жизнь? На что я ее махнул не глядя? На вот эту гору барахла за спиной, которое никому, включая меня самого, не нужно и не интересно? Зачем? Для чего это, и на что оно сейчас?»
Плюнул, пошел и застрелился.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru