О русской народной медитации

25.11.2015

Чтобы что-то сделать, необходимо чтобы оно случилось как бы само собой.
Не идти специально с мыслью, дескать сейчас сделаю то-то и то-то, а как бы между прочим, и тогда все делается действительно легко, играючи.
Пошел на кухню чайку заварить, по дороге постирал, посуду помыл, цветы полил, окно вымыл, полы подмел, дедлайн закрыл, файл сохранил, бэкап залил.
Не нарочно, не собирался даже, просто так само получилось.
И что характерно — сделал, и даже не заметил.
Ибо голова другим занята была, а все эти бытовые телодвижения тихо мимо сознания прошли в автоматическом режиме.
Лет, наверное, в пятнадцать устроили меня на лето почту разносить, то есть почтальоном.
Вставать в пять часов, идти в отдел доставки, разгружать тюки с газетами-журналами, а вот дальше начиналось самое интересное.
Газет тогда много выписывали, и все эти десятки наименований изданий надо было быстро рассортировать по квартирам.
Скажем, пятый дом, третий подъезд, двенадцатая квартира — Известия, Правда, Труд, Рыболов-спортсмен, Работница, Огонек, ну и письма, если есть.
Сложить в стопку, надписать, сунуть в сумку в нужном порядке.
И вот становишься за столом, перед тобой здоровые стопы свежей, только что из типографии макулатуры и ты должен быстро-быстро рассортировать, разложить, надписать, чтобы успеть разнести до шести, в крайнем случае до семи часов.
Иначе жалуются граждане, что не успевают по дороге на работу свежую прессу почитать.
Что они там вычитывали, ума не приложу, ну да это уже их проблемы, а моя проблема — успеть это им по ящикам раскидать.
Сперва, с недельку, тяжело было. Надо помнить где какая стопка, и глядя в список брать нужную газету, бросать на стол, в нее следующую, туда же журналы если есть, надписать и в сумку.
Работа на полном автомате.
Несколько дней запоминал расположение стопок с газетами, а дальше само пошло.
Да как пошло-то!
Смотришь в список, руки сами достают что нужно, и при этом думаешь о чем-то своем и в голове легкость необыкновенная.
В транс впадаешь, медитируешь, хотя тогда и не знал еще толком, что это такое.
Но чувство, ощущение невероятной легкости, активной бездумности при абсолютной сосредоточенности ни на чем.
Ты сам по себе, газеты сами по себе, отделяешься, дистанцируешься от работы и всей прочей суеты, и остаешься один, вне-всего.
Чистое, ничем не замутненное, не обремененное, не загруженное сознание, прозрачная сфера или кокон и ты в нем паришь, абсолютно свободен, естественен, раскрепощен, как нигде и никогда до этого.
Да и после не часто.
Ну, а когда все готово, сумку на плечо и бегом-бегом.
Когда лето кончилось, с почты ушел, то страшно тосковал по этому состоянию, хотелось снова встать перед тюками с газетами и оказаться в прозрачном пузыре с невидимыми границами, отделяющими тебя от всего. Хотелось безвоздушной легкости, невероятной свободы разума, сосредоточенной безмысленности.
Но… Бытие определяет и сознание и поступки. Обычный советский юноша-недоросль в обычной советской стране, в обычном для этой страны социуме с его традициями и поведением.
Естественно, искать подобное состояние проще и доступнее всего оказалось посредством сухенького, портвешка, вермута и далее поднимать градус вместе с количеством до получения безмысленного и бессмысленного состояния.
Когда еще доберутся до меня нужные книги, появятся нужные люди, когда еще собственным умом до чего-то разумного дойду…
Ну и пришлось долго-долго заниматься русской народной медитацией, пока чуть кондратий не хватил.
Хотя, если с умом и в должных пределах, то и в этом что-то метафизическое, трансцендентное есть…

Thomas Liddall Armitage - The Postman


Гули-гули, кис-кис-кис

12.11.2015

Откуда берутся мысли?
Вот не было их, не было, и вдруг откуда ни возьмись — здрасьте, а вот и мы!
Или бывает ровно наоборот — чья-то башка от мыслей пухнет, раздувается и трещит по всем черепным швам, этот кто-то беспорядочно сыплет мыслями в разные стороны, бросается ими, тошнит и рвет, его несет мыслями, у него мысленное недержание, мысленный понос, и вдруг бац — и тишина.
Застыл, не движется, даже в глазах отблеска мысли нет, пусто.
Вот от чего так, а?
И никто не знает.
У кого ни спросишь, все пургу какую-то псевдонаучную нести начинают или пошлыми хиханьками отделываются.
То есть выходит, у них тоже в этот момент либо мыслей вовсе нет, либо они все какие-то недоразвитые, левые, порченые, и свежую остро пахнущую мысль взять им негде. Нету.
Вот вопрос и возникает — откуда же они берутся, как появляются, и куда деваются, когда их нет?
Это же всё не праздный вопрос, не просто так интересуюсь.
Вот, к примеру, звонит телефон, трубку берешь, говоришь «Алло»… и всё.
И дальше в лучшем случае междометия из себя выжимаешь, на сплошных рефлексах работаешь, никакой второй сигнальной системы, сплошная первая, да и та убогая.
А если это звонит человек для тебя важный или вопрос животрепещущий решить надо, а ты ни бэ ни мэ, только экаешь в трубку да вздыхаешь обреченно.
Мыслей в тебе нет и даже не ожидается в ближайшее время.
Чувствуешь чем-то там внутри себя, что мыслей в тебе в обозримом будущем точно не будет.
А проблемы решать всё же надо, договариваться, спорить, обосновывать, объяснять почему «да» или почему «нет».
Для этого слова нужны, вернее, мысли, облечённые в слова, вербализованные.
А мыслей, как уже сказано, нету ни одной, даже завалящей, выколупанной из пыльного сорного угла самой дальней извилины.
Есть люди, способные на двухчасовые монологи, даже не слыша от собеседника дежурных «угу» или «ну да».
А я как раз кроме этих междометий ничего выдать не могу.
Ну, если только не задан конкретный вопрос, подразумевающий односложный ответ.
Как тут поступать? Что делать?
Народные псевдомудрости типа «На нет и суда нет», абсолютная фигня, ложь и безграмотные выдумки охочей до банальностей голи перекатной.
Уж что-что, а суд у нас на все найдется, а про осуждение и говорить нечего, нам хорошего человека осудить, это только дай. А не дашь — сами возьмем.
И идиотом назовут, и малахольным, и бухим и с похмелья, и как еще только не назовут.
И ни у кого соображение не шевельнётся помочь человеку, подсказать, поделиться опытом или поделиться мыслями, если своих много и не жалко.
И вот один сидишь идиотом, бормочешь, мысли подзываешь: цып-цып-цып, гули-гули, кис-кис-кис…
А мыслей о том, как еще можно собрать хоть немножечко мыслей — нет.
Одни только гули-гули.

Гули-гули


Промелькнувшее

18.10.2015

Вот я подумал — сухенького.
Пару бутылочек.
То есть пару сначала, две потом и дальше, как пойдет.
Первую пару слить в котёл, вывалить туда банку мёда, цедры разной накидать, полдюжины гвоздики сушеной, палочку корицы, стручок ванили разрезать и туда же бросить.
И на огонь всё поставить, чтоб нагрелось, пар пошёл, но не кипело.
Вторую пару пока в ледник поставить охлаждаться.
И когда всё дойдёт до нужной кондиции, то сперва кружечку горячего не спеша испить, посмаковать, пряности прочувствовать.
Душа согреется вместе с телом, внутри отпустит, расслабится, накипь разная осыпется и в голове и в глазах резкость появится.
Всё четче и яснее станет, понятнее, проще для осмысления и прочувствования.
И такие просторы, такие вселенные для взора станут доступны, а сам при этом в кресле остаешься отстраненным наблюдателем и осмыслителем с кружечкой в руке.
А потом чередовать: пару глотков горячего, один охлажденного.
Хорошо бы, конечно, чтобы тут же камин был каменный с дровами и витой чугунной кочергой.
Опять же кресло высокое, резное, кожаное, вальяжное.
Животные тоже нужную атмосферу создают.
Собака в ногах сопит или кот на коленях дремлет.
И плед.
И трубка с хорошим табаком.
И не просыпаться вообще никогда.
Уйти в этот сон и не возвращаться.
А зачем?

Затоплю я камин, буду пить...


Анамнез

16.10.2015

Нервические поиски смысла жизни, денег, водки и лекарства от похмелья приводят население в непрекращающееся состояние толстовства, раскольничества и абсолютного похуизма одновременно.
Разудалые песни и пляски со слезами на глазах, периодически обрываемые отчаянным мордобоем с применением подручных средств, и заканчивающиеся бесшабашным братанием с размазыванием по расквашенным мордам пьяных соплей и слюней.
Подручные же средства при этом продолжают на всякий случай держать под рукой. Во избежание.
Сплав перманентного активного бдения и клинической бесшабашности на фоне запущенной мании преследования с затяжными приступами поиска врага, сопровождающиеся истерическим и зверским истреблением всех человеческих особей в пределах досягаемости.
Доверчивость остановившегося в развитии ребенка естественным способом уживается с дремучей подозрительностью.
Симбиоз очкарика-интеллигента и пенсионера-сексота.
Муравейник…

Разудалые песни и пляски со слезами на глазах, периодически обрываемые отчаянным мордобоем


Не дольками, а кусками

09.10.2015

Понедельник тяжелый день и это так же точно, как и то, что остальные дни недели не легче, а только носят другие названия.
Чем среда отличается от понедельника кроме названия?
Поменяйте среду с понедельником и вы ничего не заметите, потому что ничего не изменится — те же лица, те же бумаги, те же дела и те же пробки.
В понедельник вы переживаете, что кончилось воскресенье.
Во вторник из-за того, что впереди еще вся рабочая неделя.
В пятницу трясетесь от нетерпения быстрее свалить с работы.
В субботу вас изводит мысль о том, что выходных всего два, а надо успеть главное — отдохнуть с запасом, но при этом многое успеть.
В воскресенье мучает сознание бездарно проведенной субботы, что с каждой прожитой минутой выходные заканчиваются, а рабочая неделя (целая неделя!) вот-вот наступит, а вы так ничего и не успели, а устали, кажется, еще больше, чем за пять рабочих дней.
И после этого все еще будете утверждать, что именно понедельник самый тяжелый день?
Оставьте эти глупости, не считайте днями, считайте неделями, их всего пятьдесят две в году и все безымянные.

Считайте не днями, а неделями


Не корысти ради

13.07.2015

Любопытно все это устроено.
Подавляющую массу добрых поступков люди совершают не бескорыстно, не по доброте душевной, — хотя они-то как раз уверены в чистоте собственных помыслов, — а из эгоистических побуждений, чаще всего не осознаваемых.
«По делам да воздастся. Добро всегда возвращается. Помогая другому грех с души снимаешь.»
Ну и так далее в том же роде.
То есть нас стимулируют делать другим добро, потому что нам самим будет от этого хорошо.
И всем нам знакомо «эгоистическое бескорыстие», когда сделал что-то доброе, и у самого настроение улучшилось, самооценка поднялась.
Так же, как и упорное сопротивление мыслям о личном эгоизме.
И это правильно.
Нам приятно чувствовать себя добрыми, хорошими, внимательными, благородными и бескорыстными.
Ключевое слово — приятно.
В конце концов, какая разница почему и зачем делать добро, главное — делать.
Врачи тоже не бескорыстно лечат.
И чем лучше лечат, тем меньше у них бескорыстия и тем больше личный достаток.
Но пациентам важен результат, а не мотивация.
Если, конечно, хватит средств расплатиться за сделанное добро.

Не корысти ради


Пустое всё, пустое

31.03.2015

По сути всё вообще глупость и бессмыслица.
К чему рождаться, если через некоторое и никому неизвестное время всё равно помирать.
Зачем копить деньги, если всё равно потратишь, а счастья так и не купишь.
Зачем есть, если в любом случае проголодаешься.
Ну и далее до бесконечности.
И этот пост — просто игра ума, извив мысли, причудливое совпадение случайных слов.
Ни к чему не обязывающий и ни о чем не говорящий экспромт.

Пустое всё, пустое...