О бабочках, которых нет

Мне в детстве Рэй Бредбери очень нравился.
Потом я к нему остыл.
Совсем.
О самом его цитируемом рассказе про раздавленную в прошлом бабочку слышали и те, кто вообще Бребери не читал, потому что эту бедную бабочку поминают к месту и не к месту все кому не лень.
Меня эти упоминания раздражают.
То есть, бабочка, это конечно, очень романтично, поэтично и красиво, но в прошлом нет никаких бабочек.
И ничего там нет.
Потому что прошлого самого по себе нет.
И нас в прошлом, соответственно, нет.
Прошлое в нас.
Не мы в нем, а оно в нас.
Оно в нас сидит и все все цепляет, корябает, душу мает, сволочь.
Как язва.
Или цирроз.
Прошлое, оно вредно.
Когда оно плохое, то в него углубляться, только в дерьме мазаться.
Если оно хорошее, вспоминать тоже не хочется, потому что отчетливо понимаешь, что никогда этого всего уже не будет.
Так чего попусту душу травить.
Хотя, будущее, наверное, еще вреднее.
Потому что про будущее вообще неизвестно — есть оно или нет его.
А если есть, то какое.
Но если есть, уж будьте уверены, не такое, как хочется, как кажется и уж тем более, не такое, какое планируете.
Если только остались еще наивные или самоуверенные индивидуумы, планирующие будущее.
Голова Берлиоза на рельсах должна бы отрезвить таких индивидуумов.
Не говоря уже о личном опыте.
Но наивные из собственного опыта выводов не делают из присущих им забывчивости и рассеянности.
А самоуверенные склонны вообще не замечать всего, что противоречит их раз и навсегда сложившимся стандартам.
Так что остается только настоящее, которое тоже далеко не подарок.
А фигля сделаешь?
Вот букву одну набрал — и все.
Уже прошлое.
Уже.
Вот прям щас.
Ты этот текст читаешь, а вокруг тебя все свистит, гудит, шелестит и мелькает, сливаясь в размытую полосу — это настоящее в прошлое летит.
И сам ты туда же летишь, в прошлое.
Ты в него летишь, а его нет.
То есть его уже нет нигде, кроме как в тебе самом.
В тебе есть, а во мне нет.
Потому что во мне — мое прошлое, а не твое и не чье-то еще, и не общее, коллективное.
И нечего бояться давить в прошлом бабочек.
Как не пыжься, не тужься, не прыгай, все равно не раздавишь.
Давить, во-первых, некого, а, во-вторых, негде.
Как раздавишь то, чего не существует?
Как угодить в то, чего нет?
Ответ — никак.
Можно, конечно, придумать, нафантазировать а-ля рэй бредбери, и все это будет красиво и романтично и литературно, но все — неправда.
И эта вся моя бредятина тоже неправда, потому что непонятна, претенциозна и просто глупа.
Привет всем.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

2 комментов на “О бабочках, которых нет”

  1. 1 tiaurus (комментов: 29) Пишет:

    А мне Бредбери нравится. Хотя про бабочку у него — одно из приметивнейших. Я вот как-то Марсианскими хрониками в одно время проникся. и вообще, Бредбери словоплет, его переводить должен только такой же словоплет, понимающий по-английски. А иначе трудности перевода сразу сказываются на интересе читателей.

    А про прошлое хорошо как-то сказал один не знаю кто: чтобы сделать человека счастливым, отнимите у него память.

  2. 2 Pepsimist (комментов: 1159) Пишет:

    В детстве я прочитал всего Бредбери, какого мог достать. И достал, кажется, все, что тогда переводили. В совке его считали "прогрессивным" автором, а потому переводили довольно охотно. Тогда он мне очень нравился, а со временем назидательность и нравоучительность стали уж слишком бить в глаза. Ну и как-то все это примитивненько, простенько, незатейливо, хотя и красиво. Но я рад, что в детстве читал его и читал много. Он правильный писатель.

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.