Архив ‘Жестом по мимике’

Вспышки

Суббота, Июль 29th, 2017

Советская пельменная

Пельмени в общепите были двух видов: либо недоваренные полусырые, либо разваренные, с отдельно плавающими в воде ошмётками теста и серыми кусочками начинки. Иногда все же попадались кондиционные, и это был маленький праздник.

Вокзальное кафе

На столах в мутных бутылках давно выдохшийся уксус, уже изначально разбавленный водой на две трети.

Алюминиевые вилки с гнутыми зубцами

Омерзительные, жирные на ощупь алюминиевые вилки с гнутыми зубцами.

Советский общепит

В столовых, прежде чем браться за еду, старательно протирали вилки и ложки. Если салфетницы пусты, протирали носовыми платками или чем придётся.

Советская кассирша

Зубочистки делали из спичек или отломанного края фанерного спичечного коробка.

В советской столовой

Сигарету, вынув из пачки, нужно было обязательно размять, потому что они были плотно набиты влажным табаком. Разминали пальцами абсолютно автоматически, и когда стали продаваться импортные сухие сигареты, ещё долго ловили себя на этом движении.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Времена

Вторник, Июль 11th, 2017

Бывают времена, когда вымучить три простых слова не легче, чем написать трехтомник «Войны и мира».

Бывают времена...

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Планида

Понедельник, Май 22nd, 2017

Делаешь, делаешь, стараешься, а тебе ни в лоб, ни на дрова. Вокруг, как глухонемые монахи с обетом молчания. Все скрытные, будто министр по связям с общественностью.

Вокруг, будто глухонемые монахи с обетом молчания.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Как правильно отовариваться выброшенным

Четверг, Май 18th, 2017

Социализм, как известно, был в СССР с человеческим лицом, и все мы это лицо знали как облупленное.
Оттого ничего не ждали и ничему не удивлялись.
Вот, к примеру нужно сходить в магазин, отовариться чем бог послал.
На одной шестой части суши он все посылал через своих наместников — партию и правительство.
В гастрономах разные очереди в разные отделы, ну, скажем, молочный, мясной, бакалея, вино-водочный и рыбный. В каждый своя очередь, и каждую надо отстоять.
У тебя при себе авоська с пустыми молочными бутылками, которые надо сдать.
Отстоял в молочный, в котором как раз что-то выбросили (вынесли в продажу).
Стоять приходилось обычно подолгу, потому что из фасованного было только молока да кефир, а все прочее приходилось ждать, пока наложат на кусок бумаги, неспешно взвесят на весах со стрелками и гирьками, пощелкают деревянными счетами, надпишут в углу цену и кинут к прочим кулечкам.
Если же нужна была сметана, то заранее прихвати из дома банку, в которую тебе эту сметану и нальют из бака здоровенным алюминиевым половником.
Целились не сильно тщательно, оттого банка оказывалась в сметанных каплях и потеках.
Словом, тебе взвешивают кусок еды, заворачивают в серую бумагу и надписав карандашом цену, откладывают в сторону.
Тут же надо запомнить или лучше записать номер отдела и сумму, потому что каждая касса пробивает чеки строго в свои отделы.
Идешь в бакалею, стоишь в очереди, просишь взвесить чего-нибудь бакалейного.
Взвешивают, надписывают, кладут в сторону, запоминаешь отдел.
История повторяется в других отделах, в которых что-то выбросили и тебе это надо. Ну, например, спички или «Бычки в томате» для закуски.
Топаешь к кассам, у которых свои плотные осадные очереди.
Хорошо, если над каждой кассой есть маленькая табличка с номерами отделов, за ней закрепленных, иначе надо интересоваться у граждан из очереди, которые могут и не сказать, а послать за справкой к кассирше.
Кассирша, как известно, существо сугубо одиноко сидящее за аппаратом среди чужих и враждебных толп граждан, что возбуждает в ней тоску по своей несчастной доле и потребность эту тоску, как можно сильнее разделить с любым окружающим.
Надо заметить, кстати, что в кассах почти никогда не было мелочи на сдачу. Не было ни в начале работы, ни в разгар дня, ни под закрытие, поэтому случалось побираться в тех же очередях, вымаливая разменять «рупь мелочью».
Поскольку пробить чеки нужно не в одной кассе, а как минимум, в двух, то занимаешь сразу во все и сурово бдишь, дабы не пропустить.
Отстояв во всех нужных кассах, получаешь множество чеков, которые следовало не перепутать и отдать в правильный отдел.
Если повезло, тебя пропускали получить по чекам без очереди, а если очередь попалась особо огорченная реалиями социализма с человеческим лицом («Тут все с чеками!»), приходилось отстаивать заново.
Кстати, во всех очередях стояли очень плотно, буквально прижавшись друг к другу, являя, видимо, таким образом, воспетое на всех плакатных художествах братство народов.
Вспомнилось ни с чего.

Правильный шопинг в СССР

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

О целях

Воскресенье, Апрель 30th, 2017

Самый надежный способ потерпеть неудачу, это очень хотеть и очень стараться.
А самый верный способ добиться цели, это относиться к ней так, будто она тебе не очень важна.
Задачи надо решать походя, между делом, играючи, тогда все удается.

Цель

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Старик Загребущий по кличке Отпад

Вторник, Апрель 25th, 2017

Как известно, время прохождения улицы на свету через тернии и прочие препоны по прямой линии до самого горизонта определено не было.
А открывающиеся дали не дали никому ничего и никогда по причине собственной сугубо индивидуальной недальновидности и прочих личностных аберраций, девиаций и аллитераций.
Но несмотря и вопреки, ровно поперек продольного радиуса поражения вирусного выражения собственного достоинства, легко махая крыльями промелькнула тень отца Гамлета.
Искристый туман захлестнул навскидку топи, топики и топлессы.
Бароны и баронессы танцевали краковяк вперемешку с гопаком и дешевым красным портвейном.
То ли еще будет — сурово отвечала на это старуха Изергиль, мучительно изрыгая клубы дыма и веские непристойности, достойные всяческих и всевозможных похвал, наград и переходящих кубков.
Кубки же, бокалы, чарки, лафитники и стаканы с портвейном ровным слоем покрывали поверхность стола, стульев, полок, этажерок и половых досок.
Экзекуция эякуляцией всплыла в памяти беспамятной старухи, и выжгла электрической дугой сверхвысокого напряжения остатки движения мысли, души и бесплотного тела разудалой старушечьей вольницы.
Гой еси добрый молодец, — молвила налитая медом и молоком молодуха, преисполненная духа противоречия и кафкианских традиций.
Откушай чем Бог послал, — процедила она сквозь скрипучие зубы, задорно покусывая ляжки.
Ляжь со мной добрый молодец, ляжь со мной, молодой, здоровый, красивый и энергичный мужчина в самом расцвете сил и интеллектуального потенциала.
Потенциал был полон потенций к поиску парасексуальных коммуникаций по выделенной линии и двум независимым частотным каналам.
Искры выбивались из глаз и сыпались веселым дождем на прелую солому.
Темные кошки ходили по кругу в ряд парами и тройками, заполняя своими телами все пространство черной-пречерной комнаты с черными-пречерными обоями на легкой ситцевой подкладке.
Да здравствует индивидуализация всей страны и прилегающих окрестностей!
Коноплев строго выкрикнул положенное и витиевато помахивая поехал к яру.
Яр был в завалах валежника, сухих листьев, перепрелых грибов, разлагающихся сперматозоидов, сухостоя, мокросидя, влажнолежа и высохших мумифицировавшихся тел убиенных младенцев.
Почто же так! — вопрошал, истерически и заразительно смеясь и беззлобно пошучивая, по-молодецки подтянутый Коноплев.
По два рубля пара — вещал старик Загребущий по кличке Отпад.
А, ну тогда ладно, будь оно не ладно, — прилюдно складно приладил слова подтянутый Коноплев, и неожиданно сложил сложную, но безусловно ложную параболически-лимбическую псевдопарадигму Стромболи.
Пелена спала, спала и проснулась.
Спросонья Петровна вздрогнула, — тут все и закончилось.

Старик Загребущий по кличке Отпад

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Утро рутинное, ячеистое

Пятница, Апрель 7th, 2017

Ненавистный утренний будильник, автоматическое мочеиспускание, умывание, чистка зубов, заглатывание чего-то с тарелки из холодильника, сигарета…
Все на автопилоте, без тени мысли в не проснувшемся мозгу.
А он и не хочет просыпаться. Активно протестует против насилия и отказывается что-либо делать.
Плещешь на него горячим крепким кофе, устраиваешь дымовую атаку, после чего, с мрачным бурчанием: «Подчиняюсь грубой силе», мозг вяло начинает имитировать сознательную деятельность.
Но потихоньку, по-партизански все равно мстит — у метро обнаруживаешь,что забыл дома часы, проездной и бумажник. Чудом отыскиваешь в кармане мелочь и едешь на работу.

На работе вспоминаешь, что оставил на столике у двери специально приготовленную папку с кучей страшно важных и жутко необходимых именно сейчас документов. Хладный рык начальства и сильно уменьшившаяся в размерах зарплата за этот месяц. Стремительно бегающие коллеги с оловянными глазами, планерка, сосредоточенное курение в отведенном для этого месте, бумаги, мониторы, клавиатура, звонки, звонки, звонки, красивая и ледяная как Снегурочка секретарь шефа: «Вас просят зайти…» Ну, коли просят… Сходил. Попросили. Попросил. Отменили «до еще одного…» Сосредоточенное курение в отведенном для этого месте…

У стальной двери в квартиру обнаруживаешь, что ключи лежат на столике рядом с папкой. С той стороны двери.
Достаешь из кармана телефон, чтобы позвонить жене и сказать, что ты будешь ее дожидаться у соседа Вити, и узнать заодно, когда она привезет ключи и где она вообще находится. Узнаешь. И с чистой совестью идешь ждать ключи к соседке Людочке.
Людочка, водочка, музычка, халатик, ротик, животик…

Ненавистный утренний будильник, чужая помятая физиономия с потекшей тушью на чужой помятой кровати, половинка помидора с остатками майонеза в тапочке, мятые брюки в ванной комнате, начатая коробка прокладок на месте зубной пасты, чужая лохматая зубная щетка и смутные, но мрачные воспоминания о чем-то таком вчерашнем. Вспоминаешь еще и лезешь в карманы брюк смотреть ключи. Потом ищешь пиджак, чтобы посмотреть там. Потом ищешь носки. Надеваешь ботинки на голые ноги, оставляешь чужую помятую физиономию на чужой помятой кровати и с унылой обреченностью идешь домой. За ключами. И за папкой с бумажником, проездным и большим скандалом в одной маленькой, отдельно взятой ячейке общества.

Утро рутинное

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru