Архив ‘Жестом по мимике’

Окно

Вторник, Август 28th, 2018

Сидишь, работаешь.
Душно.
Открываешь окно.
Девятым валом вламывается рев машин, шум, звон чего-то железного, вой сирены, перебранка узбекских дворников русским матом, тормоза, гудки и еще много какой-то херни.
Думать невозможно, работать невозможно.
Закрываешь окно.
Работаешь.
Душно.
Мрачно раздумываешь.
Открываешь окно.
Пыльной оплеухой влетает грохот мусороуборочной машины, знакомая автомобильная сигнализация от соседнего дома, истошные вопли детенышей из песочницы, гнусавые крики их мамаш и машины, машины, машины…
Плюешь.
Чертыхаешься.
Закрываешь окно.
Работаешь.
По лбу течет и капает с бровей.
Стекает по груди на живот и собирается маленьким прудиком в пупке.
Ждешь, пока в нем заведутся лягушки.
Открываешь окно.
Грохот сгружаемой тары, жизнерадостный мат грузчиков, какой-то идиот под окнами упорно и яростно визжит колесами, запах паленой резины, пьяный гогот, снова визг, еще гогот, еще паленая резина, звенит стекло, мат.
Четко, внятно, с расстановкой и выражением проговариваешь половину своего инвективного словарного запаса.
Закрываешь окно.
Работаешь.
Сидишь как дурак в мокрых штанах.
Снимаешь штаны, и сидишь как дурак без штанов.
Звонок в дверь, дверь открывают, кто-то пришел.
Как дурак натягиваешь мокрые штаны на мокрую жопу.
В дверь заглядывают и вежливо здороваются.
Кисло отвечаешь.
Как дурак работаешь.
Понимаешь, что не как дурак, а просто дурак.
Именно дурак, без всяких «как».
Только дурак может сделать три опечатки в одном слове, свести все слои в один и беззаботно сохранить в джипеге три дня работы.
Рычишь как узбекский дворник русским матом.
Открываешь окно.
Плюешь туда от души, вслед сладострастно высыпаешь пепельницу, швыряешь баллон от минералки, высовываешь язык и бешено вращаешь глазами в дома напротив.
Тихо хихикаешь.
Закрываешь окно.
Идешь сдаваться в больницу на курс галоперидола, циклодола, сонапакса и душа шарко.
via


О тяге к многословным рассуждениям

Пятница, Май 25th, 2018

Который раз читаю, и который раз удивляюсь — будто у меня с языка сняли.

«Жека презирал философию. Станислав, надо признаться, тоже. Он честно и безуспешно, еще с аспирантских времен, тщился понять: что такое философия и зачем она нужна? Пустой номер. У него все время получалось, что философия — это не более чем многословные рассуждения о Мире, не подкрепляемые никакими конкретными фактами. Причем не подкрепляемые как бы из принципа. Рассуждения, важнейшим свойством коих является то обстоятельство, что их невозможно ни опровергнуть, ни подтвердить. Их даже и не пытаются ни опровергать, ни подтверждать, словно договорившись заранее, что будут иметь дело с набором исключительно и только Геделевских утверждений и никаких других. В лучшем случае философ (Тейяр де Шарден, скажем) оставлял по себе странное и противоестественное впечатление писателя-фантаста с недурным воображением, который решил почему-то писать (на основе осенившей его фантастической идеи) не роман, а некое гигантское эссе, — как Лем со своей «Суммой технологии»… Видимо, философия, по самой сути своей, не приспособлена была отвечать на вопросы, она умела их, разве что, обсуждать.»

Б. Стругацкий «Поиск предназначения»

О тяге к многословным рассуждениям

Гимногенное

Среда, Май 9th, 2018

Мне не нравятся гимны, они громкие и фальшивые, несмотря на исступленную искренность исполнения.
Гимны поют выпучив глаза или выпятив грудь или сразу выпятив все, что выпячивается для нагнетания настроения и подогрева атмосферы до нужного градуса.
Сидя, лежа, легко пробегая и непринужденно пританцовывая их петь нельзя. Можно, но не звучит.
Значит, загорающие, с удовольствием закусывающие, легкоатлеты, артисты кордебалета и просто жизнерадостные люди не приспособлены к гимнам.
Гимны созданы специально для сумрачных и серьезных истуканов, любящих маршировать строем и с большими внутренними проблемами, которые они тяжело и бесстрастно переваливают на загорающих, закусывающих, легкоатлетов и жизнерадостных артистов кордебалета.
Исполнение гимнов вызывает в памяти книжную картинку с острова Пасхи, где все одинаковые одинаково стоят с одинаковым каменным профилем в одну сторону.
Кстати, больные, инвалиды, роженицы и младенцы тоже не приспособлены к строго вертикальному исполнению гимнов, и потому бюджетом не учитываются, а вычитаются из него по графе «вымирающие».
С чем и поздравляют тихо радующихся больных, инвалидов, рожениц и младенцев.
А так же непринужденно загорающих артистов кордебалета и с удовольствием закусывающих жизнерадостных людей.

Гимногенное


О деформациях

Суббота, Март 24th, 2018

Те кто постарше помнят совершенно выбивающуюся из нынешнего милитаристского тренда, жизнеутверждающую пацифистскую песенку про Пусть всегда будет солнце.
Так вот, будучи малым школьником, слыша её, удивлялся мальчику, который зачем-то забился в укромный уголок, и там в темноте рисует и пишет на листке дерева что-то про небо и солнце.
Мне его даже жалко было, потому что ясное дело: в углу он прятался, видимо, не хотел чтобы кто-нибудь видел его художества.
Ну или уж не знаю чего или кого опасался, но явно стремился к уединению, поэтому я жалел бедного забитого мальчика.
Такая вот детская аберрация восприятия.


О старых и новых деньгах

Пятница, Март 9th, 2018

Вчера, проглядывая старую переписку обнаружил, что в 1997 году в нашем доме решили оборудовать домофон. И всем жильцам полагалось скинуться по четверть миллиона. Ну там за установку двери, проводки, самих домофонов и прочего. Удивила сумма в двести пятьдесят тысяч. Сколько же тогда рубль стоил? Совершенно не помню. Ну, скажем, тот же пакет молока, буханка хлеба, пачка сигарет. Совсем в памяти не отложилось.
Стало любопытно, полез в сеть:

«Шоколадные батончики — 2000-2500р, шокодад Alpen Gold — 3000, Hellas — 3500.
Пачка сигарет Winston, Marlboro, Camel, Pall Mall — 4500-5000.
Коробка Choco-Pie (12 шт) - 10000р..
Аудиокассеты в музыкальных киосках — 8000-10000р.
Видеомагнитофон JVC — 1200000р. (1995 г.), телевизор GoldStar 23-system Miracle-d (диагональ 54 см) — 2000000р. (1996 г.)»

Все это до 1998 года.

Молоко в треугольных пакетах

О Sоньке и Кимушке

Пятница, Декабрь 15th, 2017

Восстанавливая архивы, наткнулся на статью, давным-давно, наверное, в конце девяностых написанную для одного компьютерного журнала.
Сама статья давно не актуальна, а пролог при редакторской правке выпал, его вырезали по причине, как объяснили, «излишней литературности».
Сейчас же этот текст на фоне всё большего количества новостей о достижениях искусственного интеллекта, нейронных сетей и прочего цифрового оккультизма, показался мне к месту.
Сама же статья внимания не заслуживает, она о программе, которую некие энтузиасты недотыкомки пытались заставить самостоятельно шутить и создать на её основе что-то вроде забытых уже виртуальных помощников.
Упоминаемая в тексте Sонька, это собака-робот, очень популярная когда-то, а ныне благополучно забытая, как и майкрософтовский «Скрепыш».
Основной причиной нынешней публикации стала вот эта заметка «Китайская компания выпустила VR-шлем с виртуальной помощницей. Из-за сексизма ее пришлось отключить».

«— Ну что? Чем будем сегодня заниматься? Нетленку лепить? — поинтересовалась у меня молодая симпатичная блондинка, слега напоминающая молодую Ким Бессингер. — Ну, — поднимая шторы скринсейвера, спросила она, — чего заводим, тексты, Cubase или Photoshop? А может, по Сети прогуляемся? Всё ж веселее. Ты как?
Сегодня в роли помощницы, гида, и веселого собеседника я выбрал её, Кимушку.
Вчера у меня было совсем другое настроение, разные мелкие и не очень, неприятности, да и погода была дрянь, и в качестве помощника-собеседника выбрал Шварценеггера. Юмор у него, конечно, специфический, но зато полностью соответствовал моему настроению.
Ну, а сегодня… Сегодня солнце, настроение хорошее и не долго думая выбрал в собеседники эту задорную блондиночку.
Тут под локоть что-то толкнуло, и я посмотрел вниз. Ага! Пришла поздороваться моя Sонька! Ну, привет, привет! Чем сегодня порадуешь? Или снова гулять собралась? Ладно, ладно, хорошо, уговорила, сейчас посмотрим.
— Ну-ка, ласточка моя, — обратился я к блондинке, — давай-ка сунемся в Сеть и глянем, что за парк тут у нас новый выстроили. А то вот, Sонька уже третий день покоя не дает, все ужи прожужжала: «Пойдем, парк новый посмотрим».
Кимушка юркнула в значок Сети, и вот она уже листает странички, проглядывает фотографии, какие-то чертежи, пока не выводит на монитор спутниковую фотографию района с выделенным на ней новым парком.
— Ну, что, годится? — поинтересовалась она, облокотившись на курсор.
— Sонька, это ты про этот парк мне талдычила? — обратился я к блестевшей под утренним солнцем собаке.
— Ага, про него! — обрадовалась Sонька, — Ты же ящик не смотришь, а позавчера там, знаешь, какую хохму про него рассказывали — закачаешься.
— Да? — С сомнением протянул я. — А может, подождем, пока там с хохмами закончат, тогда и сходим спокойно, чтоб после не лечиться, а?
— Не, ну хохма веселая такая! — заныла Sонька, — Там ещё всем чего-то бесплатно раздавать будут. Ну пойдём!..
— Ну, знаешь, бесплатно раздают у нас повсюду, а не только в парке. Хочешь, иди одна и получай сколько влезет. Бесплатно. А я, пожалуй, повременю. Лучше за собственные деньги куплю то, что мне надо, чем бесплатно стану огребать то, чего мне совсем не нужно.
— Да, не… Ну ты не понял! Там чего-то хорошее обещали: жевачку там или колу или ещё чего вкусненькое! — канючила собака.
— Ребята, ну так как? Мы чего-то делать будем, или вы идёте гулять, и даете мне от вас отдохнуть и своими делами заняться, а? У меня ещё, между прочим, второй винчестер не чищен, да и против жуков с тараканами надо дезинфекцию провести. Во избежание. — Кимушка нетерпеливо постукивала пальчиками по кончику курсора.
— Да пошли, пошли! — Sонька подталкивала меня своим металлическим носом и со свистом рассекала воздух телескопическим хвостом. — Видишь, человеку прибраться надо. А потом, ты мне сколько уже обещал в парк сходить, а? Пошли, а я тебе новые анекдоты расскажу. Знаешь, вчера такие здоровские придумала! — подмигнула она объективом.
— Точно здоровские? — с сомнением уточнил я.
— Точно, точно! Вон, у Кимушки спроси, я ей сегодня уже кое-что рассказала, пока ты спал.
— Ага. Ты её попроси анекдот про пекаря рассказать — невинно обронила Кимушка.
— А, что, смешной? — я покосился на Sоньку. Собака, позвякивая, пылала из под кресла всеми своими дисплеями. — Чего это с ней? — удивился я.
— Так ты же сам позавчера помощником Эдди Мэрфи выбрал. Вот она от него и нахваталась всякого. — наябедничала Кимушка. — Ты всё-таки думай, кого в собеседники выбираешь, а то совсем собаку испортишь. Да и мне после него мусору тут, знаешь, сколько выгребать приходится?
— Да? Ну, ладно, я с ним поговорю.
— А… — протянула Кимушка, — С ним говори, не говори, вечно только шуточками своими скабрезными отделывается.
— Ну, это мы ещё посмотрим! — пообещал я и потянулся к клавиатуре.
— Пойдем, а? — Sонька высунула из-под кресла блестящий нос.
— Ну, ладно, ладно, уговорила. Пойдём в парк. За анекдотами.
Под креслом радостно заскрежетало. Кимушка опустила скринсейвер и занялась делами, а мы с Sонькой пошли собираться в парк. За анекдотами.

Вот, может быть, так будет через какое-то время начинаться, да и проходить работа за компьютером.
«Компьютерам не хватает чувства юмора», считает группа исследователей …»

P.S. Нашел сайт журнала, оказалось, статья была опубликована 29 февраля 2000 года. Почти ровно 18 лет назад.


А теперь солячок!

Вторник, Ноябрь 7th, 2017

Петя Мамонов на концерте обычно выходил с этой фразой и запиливал пару корявых нот.
Мне она почему-то ужасно понравилась, запомнилась и вошла в обиход.
Тем более, что фраза удивительно универсальная и годится практически для всех случаев жизни.
Ну, например, в каком-нибудь советском подъезде из одного складного пластмассового стаканчика на двоих распивается бомба «Вермута розового».
Наливаешь с стакан фиолетовую жидкость, морщишься, хлюпаешь носом, и обреченно выдыхаешь: «А теперь солячок».

Парадняк