Катетер как гитарная струна

07.01.2021

В прошлом посте я обещал выложить три папки с архивами группы «Катетер», привезенными мне Димой Павленко незадолго до его переезда из Москвы. В конце пятнадцатого года или в самом начале шестнадцатого.
В архивах ничего не трогал, не редактировал, не переименовывал — все, как было.
С обложкой «Нежностей» дела хуже. Добавил ее, порывшись в своих архивах. LP он привозил, когда я был весьма занят и потому просто быстро клацнул на мобильный, подумав, что в следующий раз сниму нормальным аппаратом в человеческих условиях. Не сложилось.
У меня не было и нет ни одного LP «Катетера» из-за того, что он, как фрукт дуриан, отвратительно воняет дерьмом и гнилым мясом, но внутри нежнейшая мякоть с землянично-банановым вкусом. Мне много лет не удавалось пробиться сквозь эту удушающую смердящую оболочку. Но мое счастье, что текстов я не слышу, не запоминаю, текст вообще не имеет значения, а вокал всего лишь еще один инструмент. Лет сорок слышал тот же Макаревичевский «Поворот», а кроме двух строчек из припева не вспомню ничего и о чем там речь идет — не знаю. С Катетером же было сложнее отстраниться от содержания, поскольку оба автора были постоянно неподалеку и виршами своими охотно и круглосуточно делились, невзирая на мои истерические вопли — «иди в жопу со своими стихами!»
Потом, много лет спустя я понял, что Дима был гениальным музыкантом. При том, что не умел играть ни на одном инструменте (не исключая гитару) и не знал ни одной ноты. Завидовал его способности на каждой репетиции или просто сидя у меня в гостях придумывать различные сбивки, неожиданные переходы в другую тональность и прочее и прочее, превращая в итоге скудные и банальные три аккорда в шикарную «шуба-дуба» нахально и демонстративно сдернутую у The Rubettes.
Ладно. Ни к чему писать. Кто знает и любит, тот скачает и будет слушать, а прочие меня не интересуют.
Все три упаковки файлов лежат на Mega в расшаренной папке.

Последняя фотография Димы Павленко
Сделана, если верить EXIF, 31-01-2016

Дима Павленко. Последняя  фотография


Навеяло

11.05.2018



Детство Slade

09.04.2018

Slade помню года с 74. Толстая магнитофонная пленка на пластмассовых катушках, магнитофон Gintaras с ярким зеленым глазом, бледные черно-белые фотографии обложки Slayed и пара-тройка концертных, кем-то переснятых из зарубежных музыкальных журналов. Слэйд, это был праздник, своеобразный праздник непослушания. Не настроение гордого и пафосного протеста и противления, а раздолбайского «идите нафиг!».
И глядя на эти съемки шестьдесят девятого года, сложно поверить, что это те же веселые, разбитные волосатые парни в расписных пиджаках, клетчатых брюках, увешанные шарфами и фенечками во главе с Холдером с идиотским котелком на рыжей голове.



Винтажное удовольствие

15.11.2017

Наткнулся в своих закромах на альбом Patti Page с композициями 57-62 годов. (Потирая ручонки) Ну, это просто праздник какой-то! Умиротворение разливается по организму наполняя члены покоем, безмятежностью, миром, нирваной, самадхи и флегматическим экстазом с брызгами и фейерверком.
Я плакать…


А теперь солячок!

07.11.2017

Петя Мамонов на концерте обычно выходил с этой фразой и запиливал пару корявых нот.
Мне она почему-то ужасно понравилась, запомнилась и вошла в обиход.
Тем более, что фраза удивительно универсальная и годится практически для всех случаев жизни.
Ну, например, в каком-нибудь советском подъезде из одного складного пластмассового стаканчика на двоих распивается бомба «Вермута розового».
Наливаешь с стакан фиолетовую жидкость, морщишься, хлюпаешь носом, и обреченно выдыхаешь: «А теперь солячок».

Парадняк

 


Необходимый инструмент советской богемы

27.09.2017

Это старая советская интельская приблуда для профессиональных алкоголиков и других непризнанных гениев.
У скудоумного люмпен-пролетариата ее обычно не было.
И потому, что скудоумные, и потому что грубые и неряшливые, им голыми деснами пластиковую пробку с портвейна сорвать — раз плюнуть.
Или спичкой расплавить.
А пробочные они загоняли внутрь чем попало.
Особенно мосластые трудяги умели мизинцем пробку внутрь загонять, что демонстрировали иногда у магазинов за полстакана бормоты.
Ну, а эстетствующая публика всегда имела на ключах, в сумке или в кармане такую открывашку, плод безымянного гения.
Уникальной особенностью такого гаджета было то, что им можно было одним легким движением снять с бутыля пластиковую пробку, оставив ее совершенно целой, без каких либо следов вообще.
Ну и кроме того устройство имеет стандартный для всех подобных приборов набор для пивных крышек и штопор для сухого.
К примеру, когда в хозяйственном магазине директор желал из 100 ящиков морилки или олифы сделать 120, то без такого гаджета не обойтись.
У меня их за все время было десятка два-три самых разнообразных: были и просто функциональные, грубоватые, наспех сделанные, каким-нибудь Васей на заводе.
А были и уникальные подарочные, сложной формы, с вензелями, хромированием и даже «под золото».
Не сразу даже поймешь, что вот эта изящная, почти выставочная вещь — открывашка для бутылок.

Необходимый инструмент советской богемы
Необходимый инструмент советской богемы
Необходимый инструмент советской богемы
Необходимый инструмент советской богемы


Из годного старья

21.09.2017

И сам фильм по тем временам был достойный и сильное впечатление производила песня. Особенно на лакированном фоне бодрых и вдохновляющих песен эстрадников и сумрачно-фанатичного гимнопевчества остальных.
Натыкался как-то на пару кавер-версий, но всё не то. Жаль, что никто из талантливых за нее не взялся, из этой музыки можно сделать очень годную вещь.

Песня Бена Энсли из к/ф «Последний дюйм» (1958) (М. Вайнберг - М. Соболь)
Поёт Михаил Рыба