Вечный сон с запахом сероводорода

Написано почти два века назад. Двести лет.
А как оно было, так и осталось, что говорит о любимой населением стабильности.
Стабильность, неизменность, постоянство, неизбывность, бесконечность.
И никаких там изменений и перемен, ни боже мой, этого народ не любит.
То есть унылое стоячее болото с тиной, ряской, пиявками и пением лягушек.
Трясина.
Изредка откуда-то из вязких глубин с гулом и хлюпаньем поднимаются пузыри с родным запахом гниения, разложения и сероводорода.
И тишина.

Трясина. Вечный сон с запахом сероводорода.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

  • А потому полагается небесполезным подвергнуть расстрелянию нижеследующих лиц:
    Первое, всех несогласно мыслящих.
    Второе, всех, в поведении коих замечается скрытность и отсутствие чистосердечия.
    Третье, всех, кои угрюмым очертанием лица огорчают сердца благонамеренных обывателей.
    Четвертое, зубоскалов и газетчиков".
    И только.
  • Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».
  • Есть люди, которые мертвыми дланями стучат в мертвые перси, которые суконным языком выкликают «Звон победы раздавайся!» и зияющими впадинами вместо глаз выглядывают окрест: кто не стучит в перси и не выкликает вместе с ними?..
  • Система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.
  • Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.
  • Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит.

  • Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.
  • Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.
  • Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним.
  • Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.
  • У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!
  • Увы! Не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.
  • Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.
  • Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас, намеднись, дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!
  • — Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.
  • Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
  • Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?
  • — Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.
  • Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.
  • Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют…
  • Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.
  • Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.
  • Всякому безобразию своё приличие.
  • Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.
  • Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.
  • Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того, чтобы законодатели не коснели в праздности.
  • — Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть?
  • — Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег… понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть!
    — Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля.
    — Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!
  • В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.
  • Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы…», а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы…» Представьте себе, что этого «кабы» не существует — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!
  • Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.
  • В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.
  • Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.
  • Громадная сила — упорство тупоумия.
  • Ничем не ограниченное воображение создает мнимую действительность.
  • Благонадёжность — это клеймо, для приобретения которого необходимо сделать какую-нибудь пакость.
  • Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях - пирог с казенной начинкою.
  • Для того, чтобы усмирять убогих людей, необходимо иметь гораздо больший запас храбрости, нежели для того, чтобы палить в людей, не имеющих изъянов.
  • Родина не там, где лучше, а там, где больнее.
  • Сознательное отношение к действительности уже само по себе представляет высшую нравственность и высшую чистоту.
  • Взятка уничтожает преграды и сокращает расстояния, она делает сердце чиновника доступным для обывательских невзгод.
  • В деле распространения здравых мыслей не обойтись, чтобы кто-нибудь паскудой не назвал.
  • Ежели человек, произведший в свою пользу отчуждение на сумму в несколько миллионов рублей, сделается впоследствии даже меценатом и построит мраморный палаццо, в котором сосредоточит все чудеса науки и искусства, то его все-таки нельзя назвать искусным общественным деятелем, а следует назвать только искусным мошенником.
  • Система самовосхваления может быть причиною сновидений, бесспорно весьма приятных, но вместе с тем и крайне обидного пробуждения.
Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.