Много-много Красных Шапочек

Эрнест Хемингуэй

Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке было молоко,белый хлеб и яйца.
— Вот, — сказала мать.
— Что? — спросила ее Красная Шапочка.
— Вот это, — сказала мать, — отнесешь своей бабушке.
— Ладно, — сказала Красная Шапочка.
— И смотри в оба, — сказала мать, — Волк.
— Да.
Мать смотрела, как ее дочь, которую все называли Красной Шапочкой,потому что она всегда ходила в красной шапочке, вышла и, глядя на свою уходящую дочь, мать подумала, что очень опасно пускать ее одну в лес; и, кроме того, она подумала, что волк снова стал там появляться; и, подумав это, она почувствовала, что начинает тревожиться.

Много-много Красных шапочек

Ги Де Мопассан

Волк ее встретил. Он осмотрел ее тем особенным взглядом, который опытный парижский развратник бросает на провинциальную кокетку, которая все еще старается выдать себя за невинную. Но он верит в ее невинность не более ее самой и будто видит уже, как она раздевается, как ее юбки падают одна за другой и она остается только в рубахе, под которой очерчиваются сладостные формы ее тела.

Много-много Красных шапочек

Патрик Зюскинд

Запах Волка был омерзителен. Он пах, как пахнет каморка дубильщика, в которой разлагались трупы. От его грязной, серой шкуры, исходил непередаваемый запах мертвечины, сладко-горький, вымазывающий тошноту и омерзение. Сам Волк не чувствовал этого, он был полностью сосредоточен, он любовался Красной Шапочкой. Она пахла фиалкой на рассвете, тем непередаваемым запахом, который бывает у цветов лишь за пару минут до рассвета, когда еще бутон не полностью раскрылся.

Много-много Красных шапочек

Редьярд Киплинг

— Мы с тобой одной крови! — крикнула Красная Шапочка вслед волку. — Доброй охоты!

Оноре де Бальзак

Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта дверь была сделана в середине 17 века неизвестным мастером. Он вырезал ее из модного в то время канадского дуба, придал ей классическую форму и повесил ее на железные петли, которые в свое время, может быть, и были хороши, но ужасно сейчас скрипели. На двери не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили, что ее сделал собственной шпорой Селестен де Шавард — фаворит Марии Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии бабушкиного дедушки Красной Шапочки. В остальном же дверь была обыкновенной, и поэтому не следует останавливаться на ней более подробно.

Много-много Красных шапочек

Оскар Уайльд

Волк — Извините, вы не знаете моего имени, но…
Бабушка — О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем пользуется тот, кто его не имеет. Чем могу служить?
Волк — Видите ли… Очень сожалею, но я пришел, чтобы вас съесть.
Бабушка — Как это мило. Вы очень остроумный джентльмен.
Волк — Но я говорю серьезно.
Бабушка — И это придает особый блеск вашему остроумию.
Волк — Я рад, что вы не относитесь серьезно к факту, который я только что вам сообщил.
Бабушка — Нынче относиться серьезно к серьезным вещам — это проявление дурного вкуса.
Волк — А к чему мы должны относиться серьезно?
Бабушка — Разумеется к глупостям. Но вы невыносимы.
Волк — Когда же Волк бывает несносным?
Бабушка — Когда надоедает вопросами.
Волк — А женщина?
Бабушка — Когда никто не может поставить ее на место.
Волк — Вы очень строги к себе.
Бабушка — Рассчитываю на вашу скромность.
Волк — Можете верить. Я не скажу никому ни слова (съедает ее).
Бабушка (из брюха Волка) — Жалко, что вы поспешили. Я только что собиралась рассказать вам одну поучительную историю.

Много-много Красных шапочек

Виктор Гюго

Красная Шапочка задрожала. Она была одна. Она была одна, как иголка в пустыне, как песчинка среди звезд, как гладиатор среди ядовитых змей, как сомнамбула в печке…

Много-много Красных шапочек

Джек Лондон

Но она была достойной дочерью своей расы; в ее жилах текла сильная кровь белых покорителей Севера. Поэтому, и не моргнув глазом, она бросилась на волка, нанесла ему сокрушительный удар и сразу же подкрепила его одним классическим апперкотом. Волк в страхе побежал. Она смотрела ему вслед, улыбаясь своей очаровательной женской улыбкой.

Много-много Красных шапочек

Габриэль Гарсиа Маркес

Пройдет много лет, и Волк, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер когда Бабушка съела столько мышьяка с тортом, сколько хватило бы, чтобы истребить уйму крыс. Но она как ни в чем не бывало терзала рояль и пела до полуночи. Через две недели Волк и Красная Шапочка попытались взорвать шатер несносной старухи. Они с замиранием сердца смотрели, как по шнуру к детонатору полз синий огонек. Они оба заткнули уши, но зря, потому что не было никакого грохота. Когда Красная Шапочка осмелилась войти внутрь, в надежде обнаружить мертвую Бабушку, она увидела, что жизни в ней хоть отбавляй: старуха в изорванной клочьями рубахе и обгорелом парике носилась туда-сюда, забивая огонь одеялом.

Много-много Красных шапочек

Владимир Маяковский

Если,
товарищ,
надел ты
шапочку,
красную
шапочку
мясом
наверх -
смело иди:
тебе всё уже
по ***
смело иди,
никого
не боись
крепче сожми
пирожки
для бабушки,
выгрызи
волка
сытную
жизнь!

Ричард Бах

— Я чайка! — сказал Волк.
— Это иллюзия, — ответила Красная Шапочка.
Под крылом с размахом 10,17 «Сессны-152» с горизонтальным четырехцилиндровым двигателем Lycoming O-235-L2C объёмом: 3.8 л. мощностью: 1 ? 110 л.с. при 2550 об/мин проносились синие верхушки волшебного леса. Самолет приземлился у домика на опушке, сложенного из белого камня.
— Ты видишь домик? — спросила Красная Шапочка, хитро улыбнувшись.
— Мы сами притягиваем в свою жизнь домики и бабушек, — вздохнул Волк.

Много-много Красных шапочек

А.Б. Стругацкие

В конце тропинки Красная Шапочка внезапно остановилась, обхватила Волка за шею и с хриплым стоном, долженствующим означать прорвавшуюся страсть, впилась ему в губы. От девочки остро несло смешанным ароматом масла и пирожков. Губы у нее были горячие, мокрые и липкие от повидла. Сделав над собой усилие, Волк попытался ответить на поцелуй, и это, по-видимому, ему удалось, так как Красная Шапочка снова застонала и повисла у него на руках с закрытыми глазами. Это длилось целую вечность. Ну, я тебя, потаскуха, подумал Волк и сжал ее в объятиях. Что-то хрустнуло, не то корсаж, не то ребра, красавица жалобно пискнула, изумленно раскрыла глаза и забилась, стараясь освободиться. Волк поспешно разжал лапы.
— Противный… — тяжело дыша, сказала она с восхищением. — Ты чуть не сломал меня…
— Я сгораю от любви, — виновато пробормотал он.

Много-много Красных шапочек

Эдгар По

На опушке старого, мрачного, обвитого в таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились темные облака зловещих испарений и будто слышался фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная Шапочка.

Уильям Шекспир

Съесть или не съесть, вот в чем вопрос?

Много-много Красных шапочек

Эрих Мария Ремарк

Иди ко мне, — сказал Волк.
Красная Шапочка налила две рюмки коньяку и села к нему на кровать. Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом коньяке была тоска и усталость — тоска и усталость гаснущих сумерек. Коньяк был самой жизнью.
— Конечно, — сказала она. — Нам не на что надеяться. У меня нет будущего. Волк молчал. Он был с ней согласен.

Много-много Красных шапочек

Брет Истон Эллис

Люди с видеокамерами с Fashion TV снуют повсюду, и я вынужден попросить бабушку передать им, чтобы она приняла все меры, дабы они не оказались поблизости от Красной Шапочки. Я ем малиновый щербет, в то время как Красная Шапочка угрюмо смотрит на сельдерей в своей корзинке.
— Зайка, это всего лишь сельдерей. В чем дело?
— Я на ногах с пяти утра, и мне хочется плакать.
— Господи, я тебя умоляю! Чего ты от меня ждешь? Чтобы я уехал на год во Флоренцию изучать поэзию эпохи Возрождения, а не есть тебя? В то время как ты удаляешь волосы с ног воском в салоне Elizabeth Arden десять раз в месяц?

Рэй Брэдбери

— Немного же мы берем с собой, — заметил волк. — Лишь корзинка с пирожками. Против того, что мы привезли на Марс, это жалкая горсточка!
Долгую минуту он смотрел на домик некогда построенный им для бабушки — хотелось еще раз вернуться к нему, сказать — прощай! Чувство было такое, словно уезжает он в дальнее странствие и никогда по-настоящему не вернется к тому, что оставляет здесь, никогда уже все это не будет ему так близко и понятно.
— Выше голову, Волк, — сказала Красная Шапочка. — Отступать поздно. Мы пролетели шестьдесят с лишком миллионов миль.
Рык кендонзийской лиловой пантеры донесся из зарослей в низине, словно бросая вызов высокому марсианскому небу. Но отклика не было, только быстрый ветер свистел в жесткой траве.

Много-много Красных шапочек

Борхес

— Поверишь ли, Шапочка? — сказал Охотник. — Волк почти не сопротивлялся.

Джоан Роулинг

— Тебя учили сражаться на дуэли, Красная Шапочка? — тихо спросил Волк-де-Морт. Его красные глаза горели во тьме.
Красная Шапочка знала, что сейчас случится то, о чем бабушка предупреждала её много раз — неотразимое заклятие Авада Кедавра… Волк-де-Морт был прав — здесь не было её матери, чтобы защитить её… Она ничем не защищена… Старый шрам в виде молнии, который скрывала шапочка будто обожгло огнем…

Много-много Красных шапочек

Стивен Кинг

— Красная Шапочка! — взревело существо. — Иди сюда, маленькая мерзость! Поди сюда, получи свое, будь смелой хоть раз в жизни!
Громкое гулкое «бум!» — это молоток ударил в стену. Когда голос вновь проревел её имя, то звучал уже в другом месте. Ближе.
Охота начиналась в реальном мире.
Красная Шапочка побежала. Бесшумно касаясь ногами толстого ковра дома бабушки, она бежала мимо закрытых дверей, мимо шелковистых узорчатых обоев, мимо привинченного к стене у поворота огнетушителя. Девочка помедлила, потом нырнула в последний коридорчик. В конце коридорчика оказалась только дверь, закрытая на засов. Бежать было некуда.

Много-много Красных шапочек

Роберт Шекли

Раздался звонок в дверь.
— Ox, это, наверное, Красная Шапочка, моя внучка, — сказала Бабушка, пытаясь одновременно перемешать салат и снять с огня суп. — Тебе не трудно?
— Нисколько, — светясь вновь обретенным самодовольством, Волк открыл дверь. На пороге стояли двое мужчин в форме, с большим холщовым мешком.
— Красная шапочка? — спросил Волк.
— Служба Ликвидации, — ответил один из незваных посетителей.
— Но я ведь сказал, что не…
Двое мужчин схватили его и запихнули в мешок со сноровкой, приобретенной в результате долгой практики.
— Вы не имеете права! — пронзительно вскричал Волк.
Над ним сомкнулся мешок, и он почувствовал, как его понесли по садовой дорожке. Заскрипела, открываясь, дверца автомашины, и его бережно уложили на пол.
— Все в порядке? — услышал он голос Бабушки.
— Да, сударыня. У нас изменился график. В последний момент оказалось, что мы можем обслужить вас сегодня.
— Я так рада, — донеслись до него слова. — Сегодня днем я получила большое удовольствие от беседы с мистером Френчем из вашей фирмы. А теперь извините меня. Обед почти готов, а мне надо еще кое-кому позвонить.
Автомобиль тронулся с места, Волк пытался закричать, но холст плотно обхватывал его лицо, не давая открыть рот.
Он безнадежно спрашивал себя: кому же она собирается звонить? А я-то ничего не подозревал!

Много-много Красных шапочек

Виктор Пелевин

Часто бывает: выходишь летним утром на улицу, видишь перед собой огромный, прекрасный, спешащий куда-то лес, полный невнятных обещаний, портфельных инвесторов, педофилов, офшорных котов и оборотней… И вдруг мелькает в душе пронзительное чувство, спрессованное в долю секунды, что вот лежит перед тобой жизнь, и можно пойти по ней вперед без оглядки, поставить на карту самого себя и выиграть, и промчаться на белом катере по ее морям, и пролететь на белом «мерседесе» по ее дорогам. И сами собой сжимаются кулаки, и выступают желваки на скулах, и даешь себе слово, что еще вырвешь зубами много-много денег у этой враждебной пустоты, и сметешь с пути, если надо, любого, и никто не посмеет назвать тебя американским словом Red Hat. Но, надо идти к бабушке. И даже последняя дорожка, в которой чувствовалась примесь анальгина, не подняла настроения

Много-много Красных шапочек

Зигмунд Фрейд

Еще и теперь Красные шапочки нуждаются в иллюзии, что все они равным и справедливым образом любимы Волком, сам же Волк никого любить не обязан, он имеет право быть господского нрава, абсолютно нарцистическим, но уверенным в себе и самостоятельным, не спеша поедающим бабушек. Стремление к смерти и самопожертвованию — это стремление бабушек. Стремление к удовольствию — вот что движет настоящего Волка.

Много-много Красных шапочек

Евгений Гришковец

Это как знаете, выходишь к бабушке. тебе мама дала, там в корзинке, пирожков, знаете такие с одной стороны пропитаны маслом, а с другой чуть пригоревшие, но не полностью, а такая полоса с краю, просто сковорода неровно стояла и в этом месте масла было больше и еще банку сметаны или масла, с такой крышкой пластмассовой, она такая не новая уже, чуть погнутая уже от горячей воды. и скажет тебе на дорогу так: «переедай это все бабушке, будь осторожна в лесу и принеси обратно банку, ясно?».
и ты выходишь в лес, вот с порога шагнул как в космос.
и идешь по тропинке, по которой уже сто раз ходил. идешь к бабушке.

Кир Булычев

— Бабушка, я тут видела трехцветный электронный ошейник.
— Зачем тебе? У тебя совсем еще новый.
— В него вживлена система предупреждения. Если меня захотят украсть, то он сразу даст сигнал.
— Небось бешеных денег стоит, — проворчала бабушка.
И Красная шапочка поняла, что бабулин постоянный страх потерять ее, лишиться ее лапушки, псеночка-котеночка, дорогого моего человечка, которого она искренне почитала членом семьи, заставит раскошелиться.

Много-много Красных шапочек

Владимир Леви

Маленькая Красная шапочка, оставленная одна дома всего на час, испугалась шевелящейся под сквозняком занавески. Забыла об этом скоро… Потом стала бояться за свою маму — вдруг что-то случится с ней, и некому будет испечь пирожки для бабушки.
А взрослой начала панически бояться уже за собственно бабушку…
Страшнее Волка зверя нет

Много-много Красных шапочек

Михаил Успенский

Большой популярностью пользовался политический роман «Файтинг в лесу» — седьмая часть знаменитой декалогии о неустрашимой Красной шапочке. Действие захватывало с первых страниц: вернувшись с очередной прогулки к Бабушке в свой пятикомнатный домик на опушке, Красная шапочка принимает ванну и, слив воду, обнаруживает на дне труп Волка, главы транснациональной корпорации «Жри и рви», склонившегося было на позиции людей доброй воли. Зловещие убийцы подстроили все так, будто промышленник зарезан ножиком «Крупп» для шинковки капусты в пирожки. Спасти Красную шапочку от вздорного обвинения может только одно — коллективное письмо охотников и дровосеков о низком моральном облике шерифа местного леса Робина Негуда.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.