Под перезвон баяна

03.07.2017

Мечтать вредно.
У трезвого здорового гражданина не должно быть разных безответственных умственных блужданий в виде какого-то эфемерного умствования.
У правильного гражданина должны быть строгие и утвержденные планы.
И производственные и личные и по общественной линии.
За срыв плана — выговор общего режима, за перевыполнение — бонус в виде временной отсрочки выговора.
А если гражданин вовсе на план ложит с прибором, то налагать на него епитимью, а прибор изымать в доход государства.
И предписывать гражданину исполнять новый план в пределах его умственных способностей при наличии таковых.
При отсутствии — назначать на ручной труд пилой.
Рабочие руки нам должно беречь, даже если они кривые.
Незаменимых у нас нет, но прямых тоже не хватает.
Хотя, как учит нас партия и правительство, тыща кривых заменяет одни прямые.
Не по результатам, а по усилиям.
Топают, кряхтят, пар столбом валит, а на выходе потный дух и пивная отрыжка.
Тот один, что с прямыми, тоже потеет, но с результатом, который можно не только нюхать, но и щупать.
Щупать можно, а понять нельзя — образование у него, гада, не наше и думает по-чужеродному.
И как ты у него этот результат отымешь, если не знаешь, где какие кнопочки жать?
Можно наобум потыкать, но он же, подлец, защиту от дурака встроил.
Словом, прямые нам не надобны, нас и кривые вывезут.
Из вышесказанного следует, что неукоснительное соблюдение устоев приводит к виртуозной игре на баяне под малиновый перезвон мудей.

Под баян с малиновым перезвоном мудей
Художник - Ирик Мусин
Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

О терминах

25.06.2017

Однажды девушка Ираида Никифоровна из города Просикахлебска спросила у Miu Mau, как ей лучше поступить в смысле законного супруга, начавшего исполнять свои прямые супружеские обязанности не по месту официальной прописки и регистрации брака, а в совсем другой дислокации географических координат с подругой девушки Ираиды Никифоровны, паскудой Нинкой Заберецкой.
Длинный и подробный ответ Miu Mau сводился к одному слову: «Забей».
Ираида Никифоровна послушалась и забила.
С тех пор Miu Mau всегда заранее договаривается о терминах.

О терминах

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

О лузерном дальномометре

09.05.2017

В человеке, на человеке и вокруг человека все должно быть прекрасно.
То есть строго, стройно, по ранжиру, по порядку, геометрически выверено ватерпасом и симметрически упорядочено лузерным дальномометром по разрешенным шаблонам с круглой печатью и квадратным штемпелем.
Порядок прежде всего, после всего, во время всего и всегда во всех местах.
Если порядка нету, то заместо него беспорядок, то есть бардак и чуждые нам вольтерпьянство и либерализьм.
В смысле, чего хочет, то и может никого не спросясь без должного уровня допуска и пропуска.
И вообще, передвигаются без команды, думают не согласованно ни с кем и никак. Это как?
Это никак. Ибо нельзя и не положено.
Не ты ложил, не тебе и сымать.
Стройсь! Левое плечо за правое ухо и полный вперед шагом марш кругом! Запивай! Закусывай! Аминь, смирно!

О лузерном дальномометре
фото Владимира Соколаева

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Старик Загребущий по кличке Отпад

25.04.2017

Как известно, время прохождения улицы на свету через тернии и прочие препоны по прямой линии до самого горизонта определено не было.
А открывающиеся дали не дали никому ничего и никогда по причине собственной сугубо индивидуальной недальновидности и прочих личностных аберраций, девиаций и аллитераций.
Но несмотря и вопреки, ровно поперек продольного радиуса поражения вирусного выражения собственного достоинства, легко махая крыльями промелькнула тень отца Гамлета.
Искристый туман захлестнул навскидку топи, топики и топлессы.
Бароны и баронессы танцевали краковяк вперемешку с гопаком и дешевым красным портвейном.
То ли еще будет — сурово отвечала на это старуха Изергиль, мучительно изрыгая клубы дыма и веские непристойности, достойные всяческих и всевозможных похвал, наград и переходящих кубков.
Кубки же, бокалы, чарки, лафитники и стаканы с портвейном ровным слоем покрывали поверхность стола, стульев, полок, этажерок и половых досок.
Экзекуция эякуляцией всплыла в памяти беспамятной старухи, и выжгла электрической дугой сверхвысокого напряжения остатки движения мысли, души и бесплотного тела разудалой старушечьей вольницы.
Гой еси добрый молодец, — молвила налитая медом и молоком молодуха, преисполненная духа противоречия и кафкианских традиций.
Откушай чем Бог послал, — процедила она сквозь скрипучие зубы, задорно покусывая ляжки.
Ляжь со мной добрый молодец, ляжь со мной, молодой, здоровый, красивый и энергичный мужчина в самом расцвете сил и интеллектуального потенциала.
Потенциал был полон потенций к поиску парасексуальных коммуникаций по выделенной линии и двум независимым частотным каналам.
Искры выбивались из глаз и сыпались веселым дождем на прелую солому.
Темные кошки ходили по кругу в ряд парами и тройками, заполняя своими телами все пространство черной-пречерной комнаты с черными-пречерными обоями на легкой ситцевой подкладке.
Да здравствует индивидуализация всей страны и прилегающих окрестностей!
Коноплев строго выкрикнул положенное и витиевато помахивая поехал к яру.
Яр был в завалах валежника, сухих листьев, перепрелых грибов, разлагающихся сперматозоидов, сухостоя, мокросидя, влажнолежа и высохших мумифицировавшихся тел убиенных младенцев.
Почто же так! — вопрошал, истерически и заразительно смеясь и беззлобно пошучивая, по-молодецки подтянутый Коноплев.
По два рубля пара — вещал старик Загребущий по кличке Отпад.
А, ну тогда ладно, будь оно не ладно, — прилюдно складно приладил слова подтянутый Коноплев, и неожиданно сложил сложную, но безусловно ложную параболически-лимбическую псевдопарадигму Стромболи.
Пелена спала, спала и проснулась.
Спросонья Петровна вздрогнула, — тут все и закончилось.

Старик Загребущий по кличке Отпад

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Снотворное

20.04.2017

Лежишь, пялишься с закрытыми глазами в потолок, ворон считаешь.
Или с боку на бок ворочаешься, пересчитываешь баранов.
А чего их не считать-то: окрест глянешь — одни бараны, за сто лет не пересчитать.
Важные сноведы в телевизоре советуют, мол, если не засыпается, то и нефиг себя мучить.
Дескать, встань, поброди, книжку там какую почитай, съешь чего горячего, чайку попей, ещё чего выпей, рукавом занюхай, закуси, а после ложись.
И тогда будет тебе не просто сон, а чистое умертвие, и утром не проснешься, а таки воскреснешь с сиянием вокруг головы и пением ангелов в обоих ухах.
Это так сноведы уверяют, и как обычно у них заведено — врут.
Если их послушаешься, не будешь над собой насилия творить и крутиться с открытыми глазами в окружении баранов и ворон, а встанешь, покуришь в одно рыло, то лишь ещё больше разгуляешься.
И подушка тебе будет жёсткая и под одеялом жарко, ноги высунешь — зябнут и пульс в ушах шумит.
Снова крутишься, точно веретено и сна ни в одном глазу.
Опять поднимаешься, идёшь жрать горячее, запивать отваром ромашки, валерианы и дубового корня.
Хотя больше подошёл бы не дубовый корень, а осиновый кол.
По башке, в качестве снотворного средства средней поражающей мощи.
По многолетнему опыту могу с уверенностью и ответственностью заявить — ничто другое не поможет.
Ну, если только одна поллитровка в одно рыло за один подход.
Верное средство для понимающих и ценителей.
Простота, изящество и максимальная эффективность в одном флаконе.
Не рекомендую, просто информирую.

Снотворное

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Утро рутинное, ячеистое

07.04.2017

Ненавистный утренний будильник, автоматическое мочеиспускание, умывание, чистка зубов, заглатывание чего-то с тарелки из холодильника, сигарета…
Все на автопилоте, без тени мысли в не проснувшемся мозгу.
А он и не хочет просыпаться. Активно протестует против насилия и отказывается что-либо делать.
Плещешь на него горячим крепким кофе, устраиваешь дымовую атаку, после чего, с мрачным бурчанием: «Подчиняюсь грубой силе», мозг вяло начинает имитировать сознательную деятельность.
Но потихоньку, по-партизански все равно мстит — у метро обнаруживаешь,что забыл дома часы, проездной и бумажник. Чудом отыскиваешь в кармане мелочь и едешь на работу.

На работе вспоминаешь, что оставил на столике у двери специально приготовленную папку с кучей страшно важных и жутко необходимых именно сейчас документов. Хладный рык начальства и сильно уменьшившаяся в размерах зарплата за этот месяц. Стремительно бегающие коллеги с оловянными глазами, планерка, сосредоточенное курение в отведенном для этого месте, бумаги, мониторы, клавиатура, звонки, звонки, звонки, красивая и ледяная как Снегурочка секретарь шефа: «Вас просят зайти…» Ну, коли просят… Сходил. Попросили. Попросил. Отменили «до еще одного…» Сосредоточенное курение в отведенном для этого месте…

У стальной двери в квартиру обнаруживаешь, что ключи лежат на столике рядом с папкой. С той стороны двери.
Достаешь из кармана телефон, чтобы позвонить жене и сказать, что ты будешь ее дожидаться у соседа Вити, и узнать заодно, когда она привезет ключи и где она вообще находится. Узнаешь. И с чистой совестью идешь ждать ключи к соседке Людочке.
Людочка, водочка, музычка, халатик, ротик, животик…

Ненавистный утренний будильник, чужая помятая физиономия с потекшей тушью на чужой помятой кровати, половинка помидора с остатками майонеза в тапочке, мятые брюки в ванной комнате, начатая коробка прокладок на месте зубной пасты, чужая лохматая зубная щетка и смутные, но мрачные воспоминания о чем-то таком вчерашнем. Вспоминаешь еще и лезешь в карманы брюк смотреть ключи. Потом ищешь пиджак, чтобы посмотреть там. Потом ищешь носки. Надеваешь ботинки на голые ноги, оставляешь чужую помятую физиономию на чужой помятой кровати и с унылой обреченностью идешь домой. За ключами. И за папкой с бумажником, проездным и большим скандалом в одной маленькой, отдельно взятой ячейке общества.

Утро рутинное

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Циник

05.04.2017

Вроде только что выглядывал в окно и была там мерзость великая.
Вся земля перхотью усыпана, а в воздухе она аж хлопьями, густо так плавала.
А сейчас выглянул — ни хрена не видно.
Времени только половина шестого, а за окном ночь.
«Опять ночь. — тоскливо сказал отец Кабани».
Темнота, темень, тьма. Ненавижу.
Свет люблю. Даже много не надо, а так — ночничок включил уютненький, и хорошо.
Люстра, это уже слишком, сидишь, как под софитами, только камеры не хватает и ассистента с хлопушкой: «Кадр шестой, дубль первый!» И — хлоп! Камеры заработали, наезд, панорама, стоп, снято.
Нет, такого нам не надо. Нам надо чтоб совсем чуть-чуть светило что-то, но именно там, где необходимо.
Чтоб уютно было.
Ничего не видно, ни стен, ни шкафов, ни прочей мебели, а только профиль тонко светится. Ресницы — хлоп, хлоп. Длинные такие, изогнутые.
И губы иногда подрагивают, будто сказать что хотят или улыбку прячут.
Шея еще немного видна, а ниже уже все в полумрак уходит. Но смотришь и угадываешь. Тем более, что знаешь.
Вот, вот, что-то проступает вроде, гладкое и матовое. А здесь искорка вдруг вспыхнула и пропала. Что бы это?
Вдруг в свет рука вплывает. Тонкая, глянцевая. И узким пальчиком по носу провела — сверху вниз. И опять пропала.
Боже ж ты мой! Как хорошо!
Только где-то совсем в другой жизни. И не в моей.
В моей только память осталась. Такие вот картинки всплывают откуда-то и, хрен его знает, что это, откуда, и чей это профиль тонким лезвием сердце сладко холодит?
Кто это сидел рядом и зачарованно смотрел на маленький кружок света с полупрозрачным профилем?
Нет, это был не я. Еще не я. Это был молодой, романтичный, вечно влюбленный и восторженный циник и застенчивый наглец. Свято верящий в какие-то придуманные им идеалы, но стоящий за них грудью.
А идеалы-то просты и бесхитростны: добро, любовь, дружба. Вздор ведь. Пустяки.
Ну что — добро? Вон оно, навалом кругом лежит, подходи, бери сколько унесешь.
Только ведь тяжелое оно. Вроде и взял немножко, а нести тяжко.
Да и любви с дружбой тоже — россыпи, ногами по ним топаешь. А поди возьми. Пальцы скользят, срываются, не подцепишь.
А попадет-таки в руку, так ведь груз-то какой? И хочется вроде всего этого побольше набрать, а нести-то самому надо. Другому понести не дашь.
Вот и сидишь согбенный, нагруженный этими идеалами.
Другим, время от времени предлагаешь — на, возьми немного. Поделюсь с тобой. Даром. Оно тяжело, но здорово!
Так нет, куда там! Не хочет никто. Чего, мол, еще тащить не пойми что? У нас своего добра навалом. Полон дом добра. Да еще на даче, да в гараже сложено. Уже не знаешь, куда ставить-то, а ты тут еще с ерундой пристаешь.
Сидишь со всем этим один, да иногда, как коллекционер, разложишь перед собой, полюбуешься, пыль смахнешь, бархоточкой пройдешься, и обратно складываешь.
Вот теперь только память чужая и осталась. Так и живешь.
Вспыхнет лучик, покажет тебе на мгновение ресницы чьи-то, холодком под дых даст — и нет его.
А ты стоишь, ни вздохнуть ни выдохнуть, ртом воздух ловишь.
Очухаешься, отойдешь слегка, а под сердцем холодок так и остался. Да профиль светящийся перед глазами стоит.
Эй! Циник, романтик — ты где? Зашел бы как-нибудь, посидели бы, поговорили. Не чужие же…
А нет, не отзывается. Он там где-то, в другой жизни.
Сидит зачарованно перед лужицей света и смотрит, смотрит на ласковый профиль с большими ресницами…

Ночничок
Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru