Гимногенное

09.05.2018

Мне не нравятся гимны, они громкие и фальшивые, несмотря на исступленную искренность исполнения.
Гимны поют выпучив глаза или выпятив грудь или сразу выпятив все, что выпячивается для нагнетания настроения и подогрева атмосферы до нужного градуса.
Сидя, лежа, легко пробегая и непринужденно пританцовывая их петь нельзя. Можно, но не звучит.
Значит, загорающие, с удовольствием закусывающие, легкоатлеты, артисты кордебалета и просто жизнерадостные люди не приспособлены к гимнам.
Гимны созданы специально для сумрачных и серьезных истуканов, любящих маршировать строем и с большими внутренними проблемами, которые они тяжело и бесстрастно переваливают на загорающих, закусывающих, легкоатлетов и жизнерадостных артистов кордебалета.
Исполнение гимнов вызывает в памяти книжную картинку с острова Пасхи, где все одинаковые одинаково стоят с одинаковым каменным профилем в одну сторону.
Кстати, больные, инвалиды, роженицы и младенцы тоже не приспособлены к строго вертикальному исполнению гимнов, и потому бюджетом не учитываются, а вычитаются из него по графе «вымирающие».
С чем и поздравляют тихо радующихся больных, инвалидов, рожениц и младенцев.
А так же непринужденно загорающих артистов кордебалета и с удовольствием закусывающих жизнерадостных людей.

Гимногенное


О Sоньке и Кимушке

15.12.2017

Восстанавливая архивы, наткнулся на статью, давным-давно, наверное, в конце девяностых написанную для одного компьютерного журнала.
Сама статья давно не актуальна, а пролог при редакторской правке выпал, его вырезали по причине, как объяснили, «излишней литературности».
Сейчас же этот текст на фоне всё большего количества новостей о достижениях искусственного интеллекта, нейронных сетей и прочего цифрового оккультизма, показался мне к месту.
Сама же статья внимания не заслуживает, она о программе, которую некие энтузиасты недотыкомки пытались заставить самостоятельно шутить и создать на её основе что-то вроде забытых уже виртуальных помощников.
Упоминаемая в тексте Sонька, это собака-робот, очень популярная когда-то, а ныне благополучно забытая, как и майкрософтовский «Скрепыш».
Основной причиной нынешней публикации стала вот эта заметка «Китайская компания выпустила VR-шлем с виртуальной помощницей. Из-за сексизма ее пришлось отключить».

«— Ну что? Чем будем сегодня заниматься? Нетленку лепить? — поинтересовалась у меня молодая симпатичная блондинка, слега напоминающая молодую Ким Бессингер. — Ну, — поднимая шторы скринсейвера, спросила она, — чего заводим, тексты, Cubase или Photoshop? А может, по Сети прогуляемся? Всё ж веселее. Ты как?
Сегодня в роли помощницы, гида, и веселого собеседника я выбрал её, Кимушку.
Вчера у меня было совсем другое настроение, разные мелкие и не очень, неприятности, да и погода была дрянь, и в качестве помощника-собеседника выбрал Шварценеггера. Юмор у него, конечно, специфический, но зато полностью соответствовал моему настроению.
Ну, а сегодня… Сегодня солнце, настроение хорошее и не долго думая выбрал в собеседники эту задорную блондиночку.
Тут под локоть что-то толкнуло, и я посмотрел вниз. Ага! Пришла поздороваться моя Sонька! Ну, привет, привет! Чем сегодня порадуешь? Или снова гулять собралась? Ладно, ладно, хорошо, уговорила, сейчас посмотрим.
— Ну-ка, ласточка моя, — обратился я к блондинке, — давай-ка сунемся в Сеть и глянем, что за парк тут у нас новый выстроили. А то вот, Sонька уже третий день покоя не дает, все ужи прожужжала: «Пойдем, парк новый посмотрим».
Кимушка юркнула в значок Сети, и вот она уже листает странички, проглядывает фотографии, какие-то чертежи, пока не выводит на монитор спутниковую фотографию района с выделенным на ней новым парком.
— Ну, что, годится? — поинтересовалась она, облокотившись на курсор.
— Sонька, это ты про этот парк мне талдычила? — обратился я к блестевшей под утренним солнцем собаке.
— Ага, про него! — обрадовалась Sонька, — Ты же ящик не смотришь, а позавчера там, знаешь, какую хохму про него рассказывали — закачаешься.
— Да? — С сомнением протянул я. — А может, подождем, пока там с хохмами закончат, тогда и сходим спокойно, чтоб после не лечиться, а?
— Не, ну хохма веселая такая! — заныла Sонька, — Там ещё всем чего-то бесплатно раздавать будут. Ну пойдём!..
— Ну, знаешь, бесплатно раздают у нас повсюду, а не только в парке. Хочешь, иди одна и получай сколько влезет. Бесплатно. А я, пожалуй, повременю. Лучше за собственные деньги куплю то, что мне надо, чем бесплатно стану огребать то, чего мне совсем не нужно.
— Да, не… Ну ты не понял! Там чего-то хорошее обещали: жевачку там или колу или ещё чего вкусненькое! — канючила собака.
— Ребята, ну так как? Мы чего-то делать будем, или вы идёте гулять, и даете мне от вас отдохнуть и своими делами заняться, а? У меня ещё, между прочим, второй винчестер не чищен, да и против жуков с тараканами надо дезинфекцию провести. Во избежание. — Кимушка нетерпеливо постукивала пальчиками по кончику курсора.
— Да пошли, пошли! — Sонька подталкивала меня своим металлическим носом и со свистом рассекала воздух телескопическим хвостом. — Видишь, человеку прибраться надо. А потом, ты мне сколько уже обещал в парк сходить, а? Пошли, а я тебе новые анекдоты расскажу. Знаешь, вчера такие здоровские придумала! — подмигнула она объективом.
— Точно здоровские? — с сомнением уточнил я.
— Точно, точно! Вон, у Кимушки спроси, я ей сегодня уже кое-что рассказала, пока ты спал.
— Ага. Ты её попроси анекдот про пекаря рассказать — невинно обронила Кимушка.
— А, что, смешной? — я покосился на Sоньку. Собака, позвякивая, пылала из под кресла всеми своими дисплеями. — Чего это с ней? — удивился я.
— Так ты же сам позавчера помощником Эдди Мэрфи выбрал. Вот она от него и нахваталась всякого. — наябедничала Кимушка. — Ты всё-таки думай, кого в собеседники выбираешь, а то совсем собаку испортишь. Да и мне после него мусору тут, знаешь, сколько выгребать приходится?
— Да? Ну, ладно, я с ним поговорю.
— А… — протянула Кимушка, — С ним говори, не говори, вечно только шуточками своими скабрезными отделывается.
— Ну, это мы ещё посмотрим! — пообещал я и потянулся к клавиатуре.
— Пойдем, а? — Sонька высунула из-под кресла блестящий нос.
— Ну, ладно, ладно, уговорила. Пойдём в парк. За анекдотами.
Под креслом радостно заскрежетало. Кимушка опустила скринсейвер и занялась делами, а мы с Sонькой пошли собираться в парк. За анекдотами.

Вот, может быть, так будет через какое-то время начинаться, да и проходить работа за компьютером.
«Компьютерам не хватает чувства юмора», считает группа исследователей …»

P.S. Нашел сайт журнала, оказалось, статья была опубликована 29 февраля 2000 года. Почти ровно 18 лет назад.


Жизненные опыты старика Бахметьева № 1

22.10.2017

Из жизненных опытов старика Бахметьева
№ 1

Бурлит, бурлит народный гнев. Поднимается крупными серыми пузырями, собирается в дряблую грязную пену. Исходит миазмами, насыщая атмосферу запахом тухлого яйца и апатичного желудка. Бьются в истерике стяги, знамена, хоругви и дацзибао, раздираемые неопределимыми и неопределяемыми устремлениями гневливых народных масс. Массы непременно чего-нибудь хотят. Чего именно они хотят, массы не знают. Что нисколько не мешает им хотеть сильно и активно. Лучше, если всего и сразу. Хотение, как самостоятельный процесс, оторванный и независящий от наличия или отсутствия результата. «Я бы взял частями. Но мне нужно сразу, — веско сказал Остап.» Остап цель имел. Ясную, четкую, продуманную и конкретную. У толпы ее быть не может по определению. Толпа существует и функционирует на уровне инстинктов. Причем, инстинктов всегда самого низменного и примитивного свойства. Функционирование толпы циклично, но не бесконечно. Она питается, переваривает, выделяет. Когда питательная среда вокруг нее заканчивается, толпа начинает переваривать и выделять саму себя до тех пор, пока все это плавно и естественно не заканчивается огромными пустынными пространствами, покрытыми слоями засохших каловых масс. Таким вот образом и происходит превращение народных масс в геологические отложения. А когда-то процветающих государств — в голые засранные пустыни.

Народный гнев бурлил все сильнее и громче.
— Ух, и пёрнет же сейчас! — подумал опытный старик Бахметьев, привычно укрываясь в своем скиту, вырытом прямо у щербатой кирпичной стены, и завязал под носом старый плешивый треух.


Жизненные опыты старика Бахметьева № 5

20.10.2017

Из жизненных опытов старика Бахметьева
№ 5

Всех, кто выбивается чем-то или в чем-то из общей добропорядочной, политкорректной и законопослушной массы жизнерадостных трудящихся, всех, кто не соответствует кодексу строителя Светлого Будущего, всех, кто в чем-то не согласен с генеральной линией Великого вождя и Любимого руководителя, всех, кто сомневается, всех, кто недоволен, всех, кто подрывая устои государственности и национальной идеи, поддавшись подлой пропаганде врагов нашей Великой Партии и Правительства осмеливается иметь мнение, отличное от генеральной линии Партии и единодушного мнения всего прогрессивного человечества в лице Великого вождя и Мудрого руководителя, так вот, всех этих изгоев, наймитов, врагов передового народа и просто евреев кавказской национальности необходимо нещадно исправлять посредством расстрелов, зачисток и точечного коврового бомбометания независимо от того, в сортире какого государства находятся в данный момент эти подонки общества.

— Да здравствует Великая Мировая Вертикаль Власти! Но пасаран! Зиг хайль! Ура! — растерянно кричал старик Бахметьев, утирая горькие слезы радости со счастливого, залитого кровью и соплями верноподданного выражения поломанного лица.


Жизненные опыты старика Бахметьева № 6

19.10.2017

Из жизненных опытов старика Бахметьева
№ 6

Много и долго учился у просветленных гуру, долгими часами и многими днями медитировал, проделывал дыхательные упражнения, неделями сидел в йоговских асанах, усмирял плоть, укреплял дух, выходил в астрал, уходил на годы в тибетские монастыри, замуровывал себя в заброшенных горных пещерах. И наконец, наступил момент, когда он понял в чем смысл жизни. И застрелился.

— Проще надо быть, проще! — в который раз подумал старик Бахметьев, допил стакан белесого самогона, хрустнул малосольным огурцом, ткнул в тарелку окурок и сладко вздыхая заснул на старом уютном топчане.


Жизненные опыты старика Бахметьева № 7

18.10.2017

Из жизненных опытов старика Бахметьева
№ 7

По пыльным дорогам бродили калики перехожие в рваных хламидах с длинными клюковатыми посохами, и махая сизыми бородами вещали пророчества и путано излагали десять заповедей, призывая всех встречных и поперечных не откладывая, тут же этим заповедям следовать, пугая тем, что иначе падет на грешные головы кара небесная в образе отряда по зачистке. Встречные и поперечные уныло косились на диковатых старцев, привычно кидали им в мешок «что Бог послал» и торопливо шли своей дорогой. На пустынных рынках, увешанных пожелтевшими бумажками «Разыскиваются» взобравшись на полусгнившие столы, длинными скопческими голосами лица неопределенного пола, одетые в засаленные телогрейки и брезентовые штаны рассказывали бесконечные былины, густо намешанные главами из Ветхого завета и Новейшей истории. По деревенским улицам не поднимая головы мелкими шажками пробирались крестьяне с томиками Псалтири под новейшей редакцией Министерства внутренних дел по вопросам литературы и религии. Пугая коз и ворон с каждого углового столба бодрым голосом орал что-то рифмованное алюминиевый матюгальник.

— «Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням».
Старик Бахметьев заложил страницу грязным пальцем, с натугой задвинул крышку люка и загасив свечу вздохнул: — Спаси и Сохрани…
Где-то под боком заворочался кот, а дальше, в ногах, укрытая рваным ватным одеялом тонко посапывала маленькая Ганька.
— Спаси и Сохрани. — еще раз тихо проговорил старик Бахметьев, пристраивая голову на потертом пулеметном диске.


Жизненные опыты старика Бахметьева №10

17.10.2017

Из жизненных опытов старика Бахметьева
№ 10

Длинная пыльная очередь выстроилась к единственному, чудом уцелевшему сельпо. Стояли неразговорчивые, угрюмые, с одной мыслью: достанется репа или снова на всех не хватит. Заскрипела дверь и комендант сельпо Нахабищев выйдя на облупленное крыльцо недовольно и начальственно проорал:
— Ну чего стали! Из нынешнего положенного завоза все закончилося. Кому не досталося, сохраняйте карточки. Авось в следующий раз чего добавят. Коли будет чего. Так что, давайте, расходитеся до следующего завоза, не толпитеся у государственного учреждения!
Очередь недовольно, но привычно забурчала, зашумела уныло, но тут из-за развалин станционной сторожки возник местный опер Кукудовников с тремя дружинниками в камуфляже, масках и с автоматами, и тут же принялся повелительно орать: «А ну р-расходись! Больше трех не скапливаться! Несанкционированные собрания согласно закону разгоняются немедля посредством стрельбы на поражение! Расходись, расходись, население!» Население и без того уже понуро расходилось под хрипло гремящие из матюгальников героические мелодии лауреата Национального конкурса христианско-патриотической песни группы «Любэ».

— Лишать человека жизни — грех! — вздохнул старик Бахметьев, наблюдая за всем этим из своей далекой землянки в старый цейсовский бинокль, — Но ведь как же иногда хочется! — с тоской добавил он и погладил корявым пальцем крышку прицела старой снайперской винтовки.