Окно

28.08.2018

Сидишь, работаешь.
Душно.
Открываешь окно.
Девятым валом вламывается рев машин, шум, звон чего-то железного, вой сирены, перебранка узбекских дворников русским матом, тормоза, гудки и еще много какой-то херни.
Думать невозможно, работать невозможно.
Закрываешь окно.
Работаешь.
Душно.
Мрачно раздумываешь.
Открываешь окно.
Пыльной оплеухой влетает грохот мусороуборочной машины, знакомая автомобильная сигнализация от соседнего дома, истошные вопли детенышей из песочницы, гнусавые крики их мамаш и машины, машины, машины…
Плюешь.
Чертыхаешься.
Закрываешь окно.
Работаешь.
По лбу течет и капает с бровей.
Стекает по груди на живот и собирается маленьким прудиком в пупке.
Ждешь, пока в нем заведутся лягушки.
Открываешь окно.
Грохот сгружаемой тары, жизнерадостный мат грузчиков, какой-то идиот под окнами упорно и яростно визжит колесами, запах паленой резины, пьяный гогот, снова визг, еще гогот, еще паленая резина, звенит стекло, мат.
Четко, внятно, с расстановкой и выражением проговариваешь половину своего инвективного словарного запаса.
Закрываешь окно.
Работаешь.
Сидишь как дурак в мокрых штанах.
Снимаешь штаны, и сидишь как дурак без штанов.
Звонок в дверь, дверь открывают, кто-то пришел.
Как дурак натягиваешь мокрые штаны на мокрую жопу.
В дверь заглядывают и вежливо здороваются.
Кисло отвечаешь.
Как дурак работаешь.
Понимаешь, что не как дурак, а просто дурак.
Именно дурак, без всяких «как».
Только дурак может сделать три опечатки в одном слове, свести все слои в один и беззаботно сохранить в джипеге три дня работы.
Рычишь как узбекский дворник русским матом.
Открываешь окно.
Плюешь туда от души, вслед сладострастно высыпаешь пепельницу, швыряешь баллон от минералки, высовываешь язык и бешено вращаешь глазами в дома напротив.
Тихо хихикаешь.
Закрываешь окно.
Идешь сдаваться в больницу на курс галоперидола, циклодола, сонапакса и душа шарко.
via


Голубая Луна

28.07.2018

Краснолуние. И Марс в пятом доме. Венера в седьмом. Сатурн вообще куда-то смылся, его не видно вовсе. И госдума шалит в темноте. Продолжает шалить и хулиганить. Ах, егоза какая, непоседа, все бы ей понаписать чего, поразвлекаться. А Луна кровавая, как Каберне. Напилась, налилась до краев. Вот завтра похмелье-то будет. И у нее будет и у всех будет. А куда денешься — закон природы такой: сегодня пить, завтра похмеляться. Ты пил, не пил, все равно — похмелье одно для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным.
И все же голубая Луна — лучше. Особенно, такая.


Про хрустову лажу

20.07.2018

Нередко натыкаюсь на тексты, где объясняется почему вредно или полезно хрустеть пальцами. В половине заявляют, что полезно, в другой половине — вредно. И те и другие с одной степенью убедительности и с массой доказательств.
Но меня по этому поводу занимает другой вопрос, — почему у меня пальцы не хрустят и никогда не хрустели, сколько бы не пытался. Это достоинство или, может быть, не дай бог отклонение от нормы, и все здоровые люди должны громко и часто хрустеть всеми двадцатью пальцами?
Про трибонуклеацию все понятно, но невозможность ее достигнуть в одном отдельно взятом организме, вред это, или польза, или вообще пофиг на это с высокого обрыва?

©Андрей Танаев

О тяге к многословным рассуждениям

25.05.2018

Который раз читаю, и который раз удивляюсь — будто у меня с языка сняли.

«Жека презирал философию. Станислав, надо признаться, тоже. Он честно и безуспешно, еще с аспирантских времен, тщился понять: что такое философия и зачем она нужна? Пустой номер. У него все время получалось, что философия — это не более чем многословные рассуждения о Мире, не подкрепляемые никакими конкретными фактами. Причем не подкрепляемые как бы из принципа. Рассуждения, важнейшим свойством коих является то обстоятельство, что их невозможно ни опровергнуть, ни подтвердить. Их даже и не пытаются ни опровергать, ни подтверждать, словно договорившись заранее, что будут иметь дело с набором исключительно и только Геделевских утверждений и никаких других. В лучшем случае философ (Тейяр де Шарден, скажем) оставлял по себе странное и противоестественное впечатление писателя-фантаста с недурным воображением, который решил почему-то писать (на основе осенившей его фантастической идеи) не роман, а некое гигантское эссе, — как Лем со своей «Суммой технологии»… Видимо, философия, по самой сути своей, не приспособлена была отвечать на вопросы, она умела их, разве что, обсуждать.»

Б. Стругацкий «Поиск предназначения»

О тяге к многословным рассуждениям

Политкорректно о толерастии

15.05.2018

Вот, давайте предположим на минуточку, что я против того, чтобы мерзавца назвать мерзавцем, ибо это неэтично, во-первых, и дело вкуса, во-вторых.
Некий персонаж мне омерзителен, а у другого вызывает восхищение и желание стать таким же.
Чистая вкусовщина, потому что нигде нет четко прописанных правил отделения зерен от плевел, подонка от неплохого человека, вши от гниды.
Говоришь, да он же гад и паскуда, а тебе возражают, что ты не можешь понять его тонкой душевной организации, которую он бережно прячет от попрания и поругания под панцирем грубости, хамства и садизма. Чтобы не поранили и не трогали грязными руками.
Культурный, приличный человек должен говорить что-то вроде — неплохой человек, но тварь последняя.
Так можно показать широту своих взглядов, не зашоренность восприятия и дать понять собеседнику, что говоришь о существе неоднозначном, не определившимся, где-то даже мятущимся, ищущем, а потому допускающем пока кое-где еще у нас отдельные ошибки в мышлении и поступках.
И, мол, не осуждать его надо, не клеймить, а понять, встать на его точку зрения, какой бы загаженной, заблеванной и захарканной она ни была, взглянуть на мир глазами этого ангела с внешностью и сущностью выродка и дьявола, и помочь этой святой сволочи стать похожим хотя бы на мыслящий прямоходящий кусок говна, а не на старый переполненный и смердящий нужник с вокзала станции Малый Валуй.
Такая вот толерантность.

Политкорректно о толерастии

Гимногенное

09.05.2018

Мне не нравятся гимны, они громкие и фальшивые, несмотря на исступленную искренность исполнения.
Гимны поют выпучив глаза или выпятив грудь или сразу выпятив все, что выпячивается для нагнетания настроения и подогрева атмосферы до нужного градуса.
Сидя, лежа, легко пробегая и непринужденно пританцовывая их петь нельзя. Можно, но не звучит.
Значит, загорающие, с удовольствием закусывающие, легкоатлеты, артисты кордебалета и просто жизнерадостные люди не приспособлены к гимнам.
Гимны созданы специально для сумрачных и серьезных истуканов, любящих маршировать строем и с большими внутренними проблемами, которые они тяжело и бесстрастно переваливают на загорающих, закусывающих, легкоатлетов и жизнерадостных артистов кордебалета.
Исполнение гимнов вызывает в памяти книжную картинку с острова Пасхи, где все одинаковые одинаково стоят с одинаковым каменным профилем в одну сторону.
Кстати, больные, инвалиды, роженицы и младенцы тоже не приспособлены к строго вертикальному исполнению гимнов, и потому бюджетом не учитываются, а вычитаются из него по графе «вымирающие».
С чем и поздравляют тихо радующихся больных, инвалидов, рожениц и младенцев.
А так же непринужденно загорающих артистов кордебалета и с удовольствием закусывающих жизнерадостных людей.

Гимногенное


О тщетности

22.03.2018

Замечательный музыкант, виртуоз, с пяти лет занимавшийся гитарой по двенадцать часов кряду, чуравшийся разнообразных житейских излишеств и проживший всего 66 лет.
И ведь что интересно — разные джаггеры и ричардсы, десятками лет поглощавшие бешеные количества спиртного, тяжелых наркотиков и ведшие абсолютно сумасшедший образ жизни, заметно старше его и при этом по сию пору очень неплохо себя чувствуют и выглядят бодрыми и здоровыми.
Понятно, это не к тому, что для здоровья надо жрать всякую дрянь, а к тому, что и здоровье и жизнь мало зависят от твоих попыток их изменить в ту или иную сторону.
Они все равно пройдут так, как это где-то записано, и ты будешь там и тогда, где и когда тебе предписано.
Фатализм называется.