Сплин, хандра и дамы

24.05.2017

По личному многолетнему опыту знаю, что умные, но ни о чем филсофически-возвышенные базары с дамами могут длиться и по три часа и по восемь.
Подозреваю, что и того дольше, но все же справлять естественные нужды и восполнять нехватку калорий тоже время от времени надо, а делать это с телефоном в ухе неудобно.
Приходится отрываться от высокоинтеллектуальных бесед на процесс дефекации или мочеиспускания, а это как-то снижает эзотерический накал.
Да и рассуждать на сугубо возвышенные темы с набитым тушеной капустой ртом как-то не комильфо, не соответствует это высоте духовного подъема.
Кроме того, через какое-то время начинаю закипать и постепенно приходить в неистовство, и невежливым матом требовать немедленно прекратить этот вздорный гундеж, не требовать от меня ответов на вселенские вопросы о смысле жизни вообще и жизни с конкретным Витенькой в частности, и освободить, наконец, телефон для чего-то более нужного и разумного, чем вы%бывание, помахивание умными словечками и многозначительными фразами с эзотерическими намеками на экзистенциальные обстоятельства.
Дам таких со временем значительно поубавилось по разным естественным причинам.
Но по сию пору на невинный вопрос о последней книжке писателя Н или фильме режиссера Ш мгновенно отвечаю, что не читал, не видел и не планирую.
Тем более, что это чистейшая правда.

Николай Фешин - Дама с сигаретой

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Планида

22.05.2017

Делаешь, делаешь, стараешься, а тебе ни в лоб, ни на дрова. Вокруг, как глухонемые монахи с обетом молчания. Все скрытные, будто министр по связям с общественностью.

Вокруг, будто глухонемые монахи с обетом молчания.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Как правильно отовариваться выброшенным

18.05.2017

Социализм, как известно, был в СССР с человеческим лицом, и все мы это лицо знали как облупленное.
Оттого ничего не ждали и ничему не удивлялись.
Вот, к примеру нужно сходить в магазин, отовариться чем бог послал.
На одной шестой части суши он все посылал через своих наместников — партию и правительство.
В гастрономах разные очереди в разные отделы, ну, скажем, молочный, мясной, бакалея, вино-водочный и рыбный. В каждый своя очередь, и каждую надо отстоять.
У тебя при себе авоська с пустыми молочными бутылками, которые надо сдать.
Отстоял в молочный, в котором как раз что-то выбросили (вынесли в продажу).
Стоять приходилось обычно подолгу, потому что из фасованного было только молока да кефир, а все прочее приходилось ждать, пока наложат на кусок бумаги, неспешно взвесят на весах со стрелками и гирьками, пощелкают деревянными счетами, надпишут в углу цену и кинут к прочим кулечкам.
Если же нужна была сметана, то заранее прихвати из дома банку, в которую тебе эту сметану и нальют из бака здоровенным алюминиевым половником.
Целились не сильно тщательно, оттого банка оказывалась в сметанных каплях и потеках.
Словом, тебе взвешивают кусок еды, заворачивают в серую бумагу и надписав карандашом цену, откладывают в сторону.
Тут же надо запомнить или лучше записать номер отдела и сумму, потому что каждая касса пробивает чеки строго в свои отделы.
Идешь в бакалею, стоишь в очереди, просишь взвесить чего-нибудь бакалейного.
Взвешивают, надписывают, кладут в сторону, запоминаешь отдел.
История повторяется в других отделах, в которых что-то выбросили и тебе это надо. Ну, например, спички или «Бычки в томате» для закуски.
Топаешь к кассам, у которых свои плотные осадные очереди.
Хорошо, если над каждой кассой есть маленькая табличка с номерами отделов, за ней закрепленных, иначе надо интересоваться у граждан из очереди, которые могут и не сказать, а послать за справкой к кассирше.
Кассирша, как известно, существо сугубо одиноко сидящее за аппаратом среди чужих и враждебных толп граждан, что возбуждает в ней тоску по своей несчастной доле и потребность эту тоску, как можно сильнее разделить с любым окружающим.
Надо заметить, кстати, что в кассах почти никогда не было мелочи на сдачу. Не было ни в начале работы, ни в разгар дня, ни под закрытие, поэтому случалось побираться в тех же очередях, вымаливая разменять «рупь мелочью».
Поскольку пробить чеки нужно не в одной кассе, а как минимум, в двух, то занимаешь сразу во все и сурово бдишь, дабы не пропустить.
Отстояв во всех нужных кассах, получаешь множество чеков, которые следовало не перепутать и отдать в правильный отдел.
Если повезло, тебя пропускали получить по чекам без очереди, а если очередь попалась особо огорченная реалиями социализма с человеческим лицом («Тут все с чеками!»), приходилось отстаивать заново.
Кстати, во всех очередях стояли очень плотно, буквально прижавшись друг к другу, являя, видимо, таким образом, воспетое на всех плакатных художествах братство народов.
Вспомнилось ни с чего.

Правильный шопинг в СССР

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Мысли враждебные нас злобно гнетут

10.05.2017

Гнетущие настроения приходят и уходят.
Потом снова приходят, и снова уходят.
Переждать их легче, зная, что подавленные, никчемные, упаднические мысли, все равно уйдут, нужно просто тупо ждать.
Да, неизвестно сколько, но когда знаешь, что все равно уйдут, легче ждать.
Как если бы палец порезал и, да, больно, но известно, что день-два поболит и пройдет. Перебинтовал и все, просто ждешь, когда заживет.
С настроением так же. Поболит и пройдет.
Главное, держать это в памяти и на это ориентироваться.
Очень помогает переждать «непогоду».
Это очень рациональная штука, если подумать.
Продолжаться вечно такие настроения не могут, и принципа маятника тоже никто не отменял, то есть качаться туда-сюда в любом случае будет.
Главное — амплитуда и частота.
А после все равно, — как любой маятник — постепенно сойдет на нет и остановится в средней точке, в оптимуме.
Проще, конечно, когда опыт уже есть, не просто кто-то сказал, и ты поверил, а на собственной шкуре убедился.
Так что оптимальная стратегия тут — просто терпеливое ожидание.
Не смирение, не паника, не переживания, а уверенное и терпеливое ожидание. «Пройдет и это.»

Dina Alfasi
© Dina Alfasi

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

О лузерном дальномометре

09.05.2017

В человеке, на человеке и вокруг человека все должно быть прекрасно.
То есть строго, стройно, по ранжиру, по порядку, геометрически выверено ватерпасом и симметрически упорядочено лузерным дальномометром по разрешенным шаблонам с круглой печатью и квадратным штемпелем.
Порядок прежде всего, после всего, во время всего и всегда во всех местах.
Если порядка нету, то заместо него беспорядок, то есть бардак и чуждые нам вольтерпьянство и либерализьм.
В смысле, чего хочет, то и может никого не спросясь без должного уровня допуска и пропуска.
И вообще, передвигаются без команды, думают не согласованно ни с кем и никак. Это как?
Это никак. Ибо нельзя и не положено.
Не ты ложил, не тебе и сымать.
Стройсь! Левое плечо за правое ухо и полный вперед шагом марш кругом! Запивай! Закусывай! Аминь, смирно!

О лузерном дальномометре
фото Владимира Соколаева

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

О целях

30.04.2017

Самый надежный способ потерпеть неудачу, это очень хотеть и очень стараться.
А самый верный способ добиться цели, это относиться к ней так, будто она тебе не очень важна.
Задачи надо решать походя, между делом, играючи, тогда все удается.

Цель

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Пуста была аллея

26.04.2017

из книги Александра Гениса «Уроки чтения. Камасутра книжника».

Шибболет

Во дни сомнений, — не вникая в смысл, зубрил я в восьмом классе, — во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — повторял я, когда подрос, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя, — утешаю я себя сейчас, — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома?

Я и не впадаю, хотя все еще не могу понять, что уж такого особо правдивого и свободного у языка, на котором бегло говорил Ленин, с акцентом — Сталин и ужасно — Жириновский. Зато я горячо разделяю тезис про поддержку и опору, ибо, живя, как Тургенев, за границей, привык к тому, что русский язык способен заменить Родину.

* * *

— По-английски, — вздохнула переводчица, — все русские — хамы.

— ?! — вспыхнул я.

— Вы говорите «please», — пояснила она, — в тысячу раз реже, чем следует. Но это — не ваша вина, а наша. Вернее — нашего языка, который одним словом заменяет бесчисленные русские способы вежливо выражаться даже по фене и матом. Чтобы слыть учтивым, вам достаточно назвать селедку «селедочкой», чего на английский не переведешь вовсе. Ведь «маленькая селедка» — это малёк, а не универсальная закуска, славное застолье, задушевный разговор до утра — короче, всё то, за чем слависты ездят в Москву и сидят на ее кухнях.

— А то! — обрадовался я и решил перечислить языковые радости, которых русским не хватает в английском.

В университете жена-сокурсница писала диплом «Уменьшительно-ласкательные суффиксы», а я — «Мениппея у Булгакова». Тогда я над ней смеялся, теперь завидую, и мы о них до сих пор говорим часами, ибо мало что в жизни я люблю больше отечественных суффиксов. В каждом хранится поэма, тайна и сюжет.

Если взять кота и раскормить его, как это случилось с моим Геродотом, в «котяру», то он станет существенно больше — и еще лучше. «Водяра» — крепче водки и ближе к сердцу. «Сучара» топчется на границе между хвалой и бранью. Одно тут не исключает другого, так как в этом суффиксе слышится невольное уважение, позволившее мне приободриться, когда я прочел про себя в Интернете: «Жидяра хуже грузина».

Пуста была аллея

Полный текст »

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru