3,50$ как цена сохранения культурного наследия

19.04.2017

Вроде не так давно «открыли» Вивиан Майер, и вот еще одно очень похожее открытие.
В этот раз не в США, а в Испании, правда, совершил его все же американец, — ну, куда же без Америки.
Словом, американец Том Спонхейм в 2001 году, будучи с женой на отдыхе в Барселоне, забрел на блошиный рынок и всего за 3,50$ приобрел коробку фотонегативов.
Дома, просмотрев купленные кадры, Спонхейм увидел, что фото сделаны очень талантливым фотографом, но, увы, неизвестным.
В 2010 году, он создал страницу на Facebook, с помощью которой надеялся выяснить что-нибудь об авторе фотографий.
Через семь лет, в 2017 году, впечатлившись увиденным на этой странице, за поиски взялась Бегонья Фернандес.
Она оказалась сообразительнее Спонхейма, и подошла к поискам по-своему: изучала детали на всех снимках, пытаясь соотнести их с ныне существующими объектами.
В итоге, после кропотливого разбора старых архивов, в одном из журналов увидела фотографию, опубликованную на странице Спонхейма.
Это фото в 1961 году заняло четвертое место на одном из конкурсов Фотографической ассоциации Каталонии, и автором кадра значилась Милагрос Катурла (Milagros Caturla).
Дальше выяснилось, что Милагрос работала администратором в барселонской школе, всю жизнь увлекалась фотографией, а ее снимки с 1957 по 1962 год занимали призовые места на различных конкурсах.
Умерла Милагрос Катурла в 2008 году.
А в мае 2017 года на фестивале Revela-T в Барселоне Спонхейм и Фернандес предполагают показать работы Милагрос широкой публике.
Чудны дела твои.

Milagros Caturla

+18

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

О страдающих денотативной хронотипичностью

18.04.2017

Умственно неусидчивым гражданам категорически не хватает уже имеющихся у них ментальных проблем, и они с великим энтузиазмом самостоятельно принимаются возводить новые.
Они ощущают в этом острую необходимость, но что и под какой ложечкой у них сосет и откуда этот зуд берется — тайна сия велика есть.
Это к тому, что в очередной раз споткнулся о термин «нарратив», неясно для чего употребленный в заурядном тексте.
Неоднократно смотрел определения этого «нарратива», так ни черта и не запомнил.
Что, в общем, неудивительно, поскольку, если верить сети, признаков (определений) нарратива насчитывает более пятидесяти.
А если учесть форму подачи этих определений, то вовсе исчезают все причины удивляться тому, что запомнить его решительно невозможно.
Но главное, — как позже выяснилось, — не нужно.
В раздражении поставил себе все же пробиться сквозь чудовищные словарные статьи и поставить раком точку в надоевшем «нарративе».
Ниже примеры из попавшихся определений, долженствующих разъяснить суть термина и раскрыть глубокий смысл его создания на пустом месте:

«понятие философии постмодернизма, фиксирующее процессуальность самоосуществления как способ бытия повествовательного текста», «лишённый какого бы то ни было онтологического обеспечения и возникающий в акте сугубо субъективного усилия», «денотативные и деонтические высказывания, предписывающие, что нужно делать в отношении самих референтов», «три свойства, минимально необходимые для характеристики события: 1) гетерогенность, 2) хронотопичность, 3) интеллигибельность.»

Ну и так далее и тому подобный вздор и вербальный мусор.
Когда натыкаюсь на такой эквилибр, в памяти немедленно всплывает фраза Павора из повести Стругацких: «Я не люблю классической философии. Эти люди ничего не умели и ничего не хотели. Им просто нравилось рассуждать, как Голему пить».
В вышеприведенных цитатах философии нет, но желания порассуждать — с переизбытком.
Что заставляет людей на пустом месте плодить сущности, не имея для этого ни малейшей необходимости — бог весть.
Я таки нашел простое, ясное и короткое объяснение. Даже два. Дальше не искал из-за отсутствия надобности. Итак:

1. «Синонимами сравнительно нового для русского языка термина «нарратив» являются традиционные «повествование» и «рассказ».
2. «НАРРАТИВ, искусство рассказывать.
"Ну как, касаясь современной культурной ситуации, не употребить вместо громоздко-посконных: "рассуждений об искусстве" .. — энергично упругое: "арт-дискурс"? или вместо дрябло размазанного "повествование" — радостно-осклабленное: "нарратив".» Нева 1997 4 189.

К чему понадобилось накручивать столько сложносочиненного хлама вокруг двух всем знакомых слов, решительно не знаю.
Так что, считаю, вопрос «нарратива» окончательно решенным, по причине надуманности, ненужности и искусственности последнего.
Хау и аминь.

О денотативной гетерогенности

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Stephen McMennamy

17.04.2017
Stephen McMennamy

+27

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Михаил Ефремов о подготовке к 9 мая

16.04.2017

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Раневская в домашних тапочках

15.04.2017

Перечитываю книгу сестры Фаины Раневской, Изабеллы Аллен-Фельдман «Раневская в домашних тапочках». Когда читаю все время хочется сделать выписки, но обычно, по разным причинам, не удается. Сейчас решил специально все же хоть чем-то поделиться.
Изабелла Фельдман переехала к сестре в Россию в 1960-м году. Прожив всю жизнь в Европе и оставив свою виллу во Франции, Белла так и не привыкла до конца к российским реалиям. К примеру, долго не могла понять, отчего продукты нельзя заказывать на дом по телефону. Или не могла взять в толк, что в магазине, на вывеске которого значится «Продукты», может не оказаться многих из оных.
— Принесите, пожалуйста, полкилограмма буженины, — миролюбиво просила Изабелла Георгиевна, не замечая, как лицо натруженной продавщицы каменеет в ужасе.
Прямо в очереди она справлялась о здоровье «батюшки и матушки» кассиршы. Пыталась вступить в диалог с захмелевшим прапорщиком, взывая к его «офицерской чести».
В магазинах Беллу считали сумасшедшей… Объяснить ей, что наша действительность — это нечто отличное от Парижа, так никому и не удалось. Улицу 25 октября она называла «Проспектом какого-то сентября».

Изабелла Фельдман

«Из пяти дам, пришедших вчера вечером, задавала тон вульгарная громогласная особа в платье ужасного оттенка фиолетового цвета. Представилась она Таней, так и сказала: «просто Таня, без церемоний». Она забросала меня вопросами о Париже, не столько интересуясь городом, сколько желая обнаружить свое с ним знакомство, а затем стала рассказывать про то, как она фотографировала какого-то писателя, Бабена или Баделя, я так толком и не расслышала. Рассказывала она для меня, потому что все остальные во время ее рассказа откровенно скучали. Должно быть, слышали его уже не раз.
— Бадэн? — переспросила я, вспомнив автора биографии знаменитого корсара Жана Бара. — Разве он еще жив?
На меня посмотрели как на сумасшедшую, а сестра повертела пальцем у виска. При желании она может быть удивительно бесцеремонный. Оказалось, что это совсем другой писатель, который воевал на стороне красных, и красные его за это потом расстреляли. Уточнять обстоятельства я не стала, потому что сестра предупреждала меня не один раз, чтобы я не смела разговаривать о политике. «Ди фис золн дир динен нор аф рематес, Белла! — повторяла она. — Ты не заметишь, как скажешь что-то такое, за что нас обеих посадят в тюрьму, поэтому держи язык за зубами. Если захочешь сказать о политике, мишигине коп, то говори о погоде». Но то, как на меня смотрели гости, меня покоробило, если не сказать — оскорбило. Разве их Бабен — Мопассан или Пушкин, что так стыдно его не знать. А сами не читали Pauline Reage, даже сестра не имеет о ней понятия.»

«Не перестаю удивляться тому, что здесь принято спрашивать не только, где была куплена та или иная вещь, но и за сколько. «Сугубый моветон», как говорила наша классная. Я не запоминаю цен, но, если меня расспрашивают настойчиво, называю какие-то цифры. Франки с фунтами тут же переводятся в рубли и неизменно следует сравнение с местными ценами. Здесь, как мне кажется, все что-то продают. Даже сестра этим занимается — то помогает кому-то из знакомых сбыть кофточки, то предлагает итальянские чулки, которые какая-то Галочка (по рекомендации сестры — актриса от Бога и золотой человек) посылает ей из Одессы. Но самое удивительное то, что здесь не стесняются или не слишком стесняются просить уступить ту или иную вещь, которую человек уже носит. Моя черная сумочка вызывает у местных женщин чувство, близкое к вожделению. Едва ли не каждая третья интересуется тем, не уступлю ли я ей сумочку за деньги или в обмен на что-то. Одна дама предложила мне живого попугая, которого ее отец обучил разговаривать.
— Он очень способный, — уверяла она, обдавая меня терпким спиртным духом. — Он и ваше имя выучит, Белладонна Григорьевна…
Сама бы выучила для начала. Я не стала обижаться на нее, потому что бедняжка была пьяна настолько, что то и дело норовила свалиться со стула…»

«Теперь у нас временно новая прислуга — Таисия, угрюмая неразговорчивая девушка откуда-то из Сибири. Сестра попросила приглядеть за ней. Я приглядываю, но все время стоять, что называется, «над душой» у Таисии невозможно и неловко. Занимаюсь своими делами и время от времени интересуюсь тем, что она делает. Полы она трет старательно, но неловкая — то и дело на что-то натыкается. Чай пьет с блюдца, шумно отдуваясь. Я целую вечность не видела, как пьют чай с блюдца, забыла даже, что такое бывает. Попыталась завести разговор, но неудачно. Таисия по три раза переспрашивает, а потом вздыхает вместо ответа. Мишигене копф.»

«… Впрочем, сестре явно было не до моего настроения, она сильно расстроена болезнью Полины Леонтьевны. Хочет устроить так, чтобы та смогла пролечиться в «кремлевской» клинике, которая считается лучшей больницей страны. Мне непонятно, почему клиника называется «кремлевской», если она расположена не в Кремле, а совсем в другом месте. Сестра толком ничего не объяснила, сказала только, что лишь такие простодушные люди, как я, могут подумать, якобы в Кремле есть больница. «Это же — Кремль! — сказала она с наигранным пафосом. — Царь-колокол, царь-пушка, ГУМ напротив!» ГУМ — это бывшие Верхние торговые ряды, где в 95 году у отца украли золотые часы и бумажник. Я усмехнулась и поинтересовалась, почему там, где устроено кладбище, не может быть места больнице. Сестра покачала головой, вздохнула и сказала:
— Бедная моя Белочка, — говорила она ласково и с примесью горечи, — ты думаешь, что вернулась на родину? Ты даже не представляешь, куда ты вернулась! Кладбище на Красной площади — это всего лишь мелкая деталь. Характерная, но незначительная.»

«Я то и дело совершаю досадные оплошности. Вчера назвала таксиста «голубчиком», а он в ответ назвал меня «гражданкой мамашей». Сестра перевела его ответ так — таксист решил, что я с ним заигрываю, и вежливо (по его мнению — вежливо) напомнил мне о моем возрасте. Именно что вежливо, иначе бы не стал добавлять к «мамаше» гражданку. Оказывается, слово «голубчик» давно уже вышло из употребления. Этот идиот решил, что я с ним заигрываю! Как бы низко я ни пала и каким бы ни был мой возраст, но, даже стоя одной ногой в гробу, я ни за что не стану заигрывать с небритым мужчиной, от которого пахнет луком, у которого немытая шея и грязь под ногтями! Ни-ког-да!»

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Человек — это лишь звучит гордо

14.04.2017

В 2010 году команда Криса Рейбера из Университета Бингемтона в Нью-Йорке обнаружила, что вирус гриппа делает людей более общительными.
Выяснилось, что инфицированные, в течении двух дней после заражения вели более социально активный образ жизни, встречались с бо́льшим количеством людей, чем до этого. Инфицированные с бо́льшей вероятностью отправятся на вечеринки, в бары и любые тусовки. Вирус заставляет своего носителя поступать так, чтобы заразить как можно большее количество людей, до того, как симптомы проявятся и носитель будет валятся в постели с температурой, ознобом, жаром и соплями по колено.
Так что, если ваш коллега или приятель вдруг становится чрезвычайно общительным, то возможно, это он не сам, а вирус заставил его стать таким. Берите ноги в руки и бегите прочь, и жрите чеснок лошадиными дозами.
Здесь описаны самые разные способы воздействия вирусов на своих носителей. Очень познавательно, но вызывает брезгливость. (eng)

Вирусоносители

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Большие Данные следят за тобой

13.04.2017

«Мы уже можем с точностью более 90% определить по фото сексуальную ориентацию человека»
Михал Косински о цифровой психометрии.

«…поскольку мы все сильнее погружаемся в цифровую среду и оставляем все больше дигитальных отпечатков, а алгоритмы становятся все умнее, сохранить приватность в будущем у нас не получится.

И что будет означать эта потеря приватности?

— Возможно, в будущем ты не сможешь скрыть даже свои самые личные черты. Сегодня ты можешь сказать мне, какие у тебя политические взгляды, сексуальная ориентация, религиозная принадлежность, а можешь и не говорить. Но в будущем у тебя может не быть такого выбора. Алгоритмы видят тебя насквозь. Уже сегодня мы в состоянии взять фотографию любого человека и с точностью более 90% определить, какая у него сексуальная ориентация, не прибегая к анализу дополнительных данных. Не говоря уже о том, сколько о тебе можно узнать, когда есть лайки и твиты. Это будут в состоянии сделать правительства, компании и даже обычные люди. То, что Штази делала в Восточной Германии, используя сотни тысяч людей на зарплате, сегодня может сделать за своим ноутбуком ученик средней школы.

При этом та же самая технология представляет гораздо большую опасность для людей, живущих в таких странах, как Саудовская Аравия или, возможно, Россия. Если ты живешь в Саудовской Аравии и алгоритм может сообщить правительству, какие у тебя политические взгляды и сексуальная ориентация, — тебя могут просто убить.»

Цифровая психометрия

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru