Не по чувству, а по кошельку

Сколько мы старались догнать и перегнать Америку, а все как-то не получалось.
То по ракетам мы их за пояс заткнем, а они с другой стороны выползают и снова впереди нас ягодицами трясут.
То мы их своим балетом уроем.
А они откапываются, отрываются, и опять только где-то далеко впереди топот слышен.
Зато теперь Америка вместе со своими американцами, а заодно и со всем миром тоскливо плетутся у нас в хвосте.
Теперь и нам есть чем похвалиться: Москва оказалась на первых местах среди самых дорогих городов мира.
То есть кое-кто из нас живет в самом дорогом городе мира и может этим фактом жутко гордиться и кичиться, особенно если больше ему гордиться нечем.
Заодно он может хвастаться тем, что у нас самая дешевая жизнь в самом дорогом городе мира.
В каком еще городе мира жизнь ничего не стоит, даже когда за нее столько платят?
И как будто мы не из этого города, а город не из этой страны.
И страна как будто не из этого мира, а из параллельного.
Весь мир идет в одну сторону, и мы вроде туда же, но не рядом, не сзади и не сбоку, а как-то перпендикулярно.
Вроде и со всеми, но совершенно своим путем в абсолютно другую сторону.
И они все нам как-то абсолютно параллельно.
А и в самом деле, нам же есть чем гордиться, это у нас самый дорогой город с самым дешевым населением.
Вот Токио до нас был самым дорогим, а такого дешевого населения в нем все равно не было.
По всей Японии искали, по всем островам поисковые экспедиции высылали, а не нашли.
Население есть, дешевого — нет.
Так что мы теперь самые первые по самой дорогой дешевизне и дешевой дороговизне.
Дешевле есть, дороже могут быть, а так, чтобы такой дешевый народ в таком дорогом городе — нет.
Вот если из Новой Гвинеи привезти в Берн, а тех, которые в Берне выселить куда-нибудь, то наверное вполне могли бы нас переплюнуть.
Но те, которые сейчас в Берне, не соглашаются.
У них, это вам не у нас.
Их там спрашивают.
У них там разгул демократии, закона и конституции.
Никакой жизни, все скучно, спокойно, размеренно, все по правилам и по закону. Сдохнуть можно.
А у нас ни черта нет, даже мяса в колбасе нет, а город самый дорогой.
Население бедное, а миллиардеров больше всех.
Не на душу населения, а на квадратный километр.
Там они миллиардеров равномерно рассредотачивают по всей площади, чтоб в одном месте не толпились, ажиотаж не создавали, а у на наоборот — всех миллионеров в одну кучу собирают, в один кооператив.
Чтоб наблюдать за ними сподручнее было.
В случае чего всех сразу одной сетью накрыть можно.
Чтоб не бегать за каждым по отдельности с сачком.
Рационализация, научный подход, уменьшение энтропии.
И им спокойнее и другим удобнее.
А прочих нас, которые без миллионов, чего ловить?
Куда мы, нафиг, денемся из самого дорогого города мира.
Дорогого не по чувству, а по кошельку.

Не по чувству, а по кошельку.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

2 комментов на “Не по чувству, а по кошельку”

  1. 1 Олег (комментов: 222) Пишет:

    Вот, нашлось хорошее объяснение российскому пепсимизму в последнем романе Пелевина. Просто в точку…

    "Для российского сознания характерно ощущение неполноценности и омраченности всего происходящего в России по сравнению с происходящим где-то там. Но это … просто одна из черт русского ума, делающих его судьбу особенно невыносимой. И в этой невыносимости — залог трудного русского счастья.

    — Почему?

    — Потому что русский человек почти всегда живет в надежде, что он вот-вот порвет цепи, свергнет тиранию, победит коррупцию и холод — и тогда начнется новая жизнь, полная света и радости. Эта извечная мечта, эти, как сказал поэт Вертинский, бесконечные пропасти к недоступной весне и придают жизни смысл, создавая надежду и цель. Но если тирания случайно сворачивает себе шею сама и цепи рвутся, подвешенный в пустоте русский ум начинает выть от подлости происходящего вокруг и внутри, ибо становится ясно, что страдал он не из-за гнета палачей, а из-за своей собственной природы. И тогда он быстро и незаметно выстраивает вокруг себя новую тюрьму, на которую можно остроумно жаловаться человечеству шестистопным ямбом (или односложными предложениями в стиле Жванецкого, как на вашем сайте - О.Б.). Он прячется от холода в знакомую жопу, где провел столько времени, что это для него уже не жопа, а уютная нора с кормящим его огородом, на котором растут злодеи и угнетатели, светлые борцы, скромный революционный гламур и немудрящий честный дискурс. Где есть далекая заря грядущего счастья и морщинистый иллюминатор с видом на Европу.

  2. 2 Pepsimist (комментов: 2256) Пишет:

    «Мы впервые проверили, действительно ли там хорошо, где нас нет…
    — Да, — сказали мы, — очень хорошо!
    И хорошо, что нас там нет, иначе было бы хуже.
    Где мы есть — там плохо.
    Нам плохо всюду. Это уже характер.
    Все спрашивают, почему мы мрачные.
    А мы мрачные, потому что плохо там, где мы есть.
    А оттого что мы там есть, становится еще хуже.
    И мы вывозим свою мрачность через мрачную таможню и привозим туда, где нас нет.»

    М.Жванецкий

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.