Брюква, рокфор и ботвинья с затирухой

10.11.2014

Открыл тут коробочку бри, и вспомнил вдруг семидесятые, когда родители часто покупали камамбер, возникший тогда неожиданно на прилавках.
Кто-то, видимо, как обычно, расплачивался натурой за «братскую помощь».
А почему камамбер всегда был в продаже на фоне отсутствия прочих сыров, это понятно.
Не советская это еда, не русская. Ну какой православный строитель коммунизма по доброй воле будет есть что-то заплесневелое?
Даже под водку, даже под Тройной одеколон не станет.
Вот и покупали этот сыр лишь очень отдельные ценители с пониженным уровнем русской-народной замшелости.
Эдакие гастрономические диссиденты.
А основная добропорядочная масса, разумеется, игнорировала безобразное буржуазное извращение, и покупала (когда попадался) сыр Российский, желтый, в мелкую дырочку по два девяносто. Впрочем, цены точной не помню. Может, и рубль шестьдесят, а может, и три двадцать.
В то же время, в семидесятых, собирали как-то посылку в Калужскую губернию, и кроме всего прочего, как сейчас понимаю, по недомыслию, положили туда пару коробочек Камамбера в качестве особого деликатеса, дабы приобщить сельскую интеллигенцию к гурманизму.
Уже потом, позже, узнали, что деликатес этот был выброшен продовольственно девственными селянами в помойку со словами: «Эх-ма, а сыр-то ужо пропал, эвона, как плесенью порос!»
С одной стороны, можно было бы в сопроводительном письме написать, что таким он и должен быть, чтобы не пугать неподготовленных людей импортными изысками, но с другой стороны понимаю, что все равно не помогло бы.
Ну не понимает русский человек еды с плесенью.
Вот отец очень любил рокфор, и постоянно его покупал, то есть рокфор в доме был всегда, когда попадался в магазине.
И несмотря на это, бабуля относилась к рокфору с брезгливостью и терпела лишь потому, что отцу он нравился.
С запахом в холодильнике она смирилась, но, как можно есть протухший и вонючий сыр, все равно не понимала.
Все же в нашей генетической памяти жестко сидят репа с брюквой и лебеда со щавелем.
Картошка на Руси относительно недавно появилась, и спасибо царице-матушке за подавление картофельных бунтов.
Так до сих пор и жрали бы одну брюкву.
Да даже и не брюкву, — она тоже поздно появилась вместе со свеклой, — а ели бы репу с редькой.
В то время русским пейзанам хуже горькой редьки надоедали лишь овсяные и гороховые кисели.
Овсяный кисель, штука специфическая, на любителя.
Я не его фанат, но сейчас смог бы съесть, хотя и без удовольствия. С молоком, например.
А вот в детстве не переносил совершенно. Одно слово — кисель, кислый, закисший.
Да и специфический запах овсяной закваски тоже аппетита не подогревал.
Так что если бы не царь Петр, не греческие монахи с их «грецкой» крупой, если бы не редкое и дорогое заморское «сарацинское пшено», так и жевали бы по сию пору моченые яблоки с солеными груздями, ботвинью затирухой заедали, а на праздники отпаривали бы овес для каши.
Овсяную «кафолическую» размазню не ели.
Вымачивали и парили цельный овес. По-нашенски, по-брутальному — только россия, только хардкор.
Приятного аппетита.

Брюква с затирухой


Ностальгический Холлидей

02.07.2014

В мои четырнадцать лет, кто-то из знакомых привез и подарил «сорокопятку» Джони Холлидея. Кто это такой я тогда не знал, послушал, но не вдохновился, хотя Hush и Bonnie and Clyde были неплохи. Через какое-то время сорокопятку стащили школьные подруги сестры, моментально влюбившиеся в красавчика Джонни, да еще и с золотыми кудряшками.
А недавно наткнулся на фото этой самой сорокопятки. Ну, ностальгические чувства взыграли, закипели, забурлили, и в итоге нашел все означенные на обложке композиции, и снова не впечатлился. Но все же The Ballad of Bonnie and Clyde Холлидей исполняет довольно живо. Да и вообще, эта песенка Джорджи Фама неплоха сама по себе.

Johnny Hallyday
Johnny Hallyday - L'Histoire de Bonnie and Clyde



Сапунов - "Звон"

13.06.2014

В 1987 или в 1990 вышел альбом группы Андрея Сапунова «Лотос».

Андрей Сапунов. Группа Лотос

Сапунов, если кто не знает, один из основателей и участник группы «Воскресение».
В «Лотосе» он сделал несколько интересных композиций, но вершиной, конечно, был «Звон».
Поразительная вещь.
Виниловый альбом до сих пор в коллекции стоит, радует.
Ниже предлагаю два варианта: Трио Сапунова и чудесное исполнение дуетом с Вероникой Долиной.



Фотограф Геннадий Михеев

14.12.2013

«В начале 90-х я трудился в одной из московских газет, которой ныне не существует. Был фоторепортером. Обычная рутинная работа, ничем не отличающаяся от других. Тогда не было проблем с ментами, а охранники президента Ельцина вели себя как истинные лондонские денди. Изредка гнобили бандиты. Выедешь на очередное убийство — тебя затащат какие-нибудь бритоголовые в свой "бумер" или в подвал и давай "гнобить": "Твоя фамилия Михеев, мы знаем, где живет твоя семья… если будет в газете заметка про ЭТО, пеняй на себя…" Но словами и засветкой пленки все ограничивалось. Охранники просто вымещали зло на корреспондентах — за то, что не уберегли своего подопечного… Нынешние менты и фээсбэшники ведут себя как подлинные отморозки. Современные бандюги по сравнению с силовиками — просто душки! Нравы эпохи разгула питерских гораздо круче, нежели в "лихие 90-е"…»

источник

Девяносто третий год

Фотограф Геннадий Михеев - Девяносто третий год
+51


По кличке Роберт

25.09.2013

К списку отобранных мною и для меня же российско-советских фильмов надо приплюсовать отчего-то совсем забытый фильм «Его звали Роберт». Кстати, получивший призы в Триесте и в Милане.
Ну и вообще весьма симпатичный фильм с хорошими актерами.
Кому за сорок должны помнить популярную в семидесятых фразу: «Сергей Сергеич по кличке Робе́рт!», произнесенную в фильме персонажем Пуговкина.
На скрине ниже как раз Сергей Сергеевич. Вернее, в этом кадре именно Робе́рт, разговаривающий голосом секретарши.

Сергей Сергеич по кличке Роберт


Как молоды мы были…

06.08.2013

Давным-давно, тридцать пять лет назад.
Когда мы были молоды и все у нас было впереди.
Вот только что именно впереди, мы еще не знали…
Я частенько заезжал к ней на работу, мы выходили во двор, курили и о чем-то болтали.
Не помню о чём, но, наверное, как и обычно, о всяком разном, о пустяках и о важном.
Вечером, когда получалось, я провожал ее домой, и мы не спеша гуляли по Трубецкой, Пироговке, мимо Девичьего поля в сторону Саввинского.
Однажды я всю ночь провёл в ее подъезде, потому что мама её была строгих правил, ехать обратно было уже поздно, я и решил переждать, чтобы проводить ее на работу.
Утром она вышла из квартиры и я понял, что совершил типичную мужскую ошибку.
Потому что она конечно не подозревала, что я чурбаном торчу на лестнице, и не успела накраситься.
Она же не знала, что я люблю естественные, не нарисованные лица.
Ей было неловко и неуютно без макияжа, а я чувствовал себя идиотом, каковым и был в действительности.
У неё были удивительные глаза. Сказочные.
Чуть персидские, приподнятые кончики век, а в фигуре, осанке какая-то княжеская стать.
Во время олимпиады, когда население Москвы ополовинили, мы ночами ходили по совершенно пустынным, будто вымершим бульварам, по Садовому, Гоголевскому, через Остоженку и Пречистенку, через Всехсвятский и Зачатьевский на набережную.
Тогда они как-то иначе назывались, уже и запамятовал…
А по совершенно пустым, без единого человека улицам ездили поливочные машины, и мы босиком шли по мокрому, нагретому за день асфальту бульварного кольца.
Ночи были теплые, длинные и удивительно спокойные.
Абсолютно безлюдные улицы и бульвары, и никаких других машин кроме поливочных.
Сейчас такое и представить невозможно, а я помню всё это совершенно отчетливо.
Больше я такой Москвы не видел.
Было удивительно здорово.
Но она была подругой моей жены.
А потом она вышла замуж.
Сейчас её дочь гораздо старше, чем были мы, гуляющие по ночной Москве.
Неужели я такой старый…
Её так и не видел с тех пор.

Ночной бульвар


Вопреки

12.06.2013

Гений инженерной мысли, способный из чего попадется собрать все что угодно.
Самородок, на интуиции строящий какие-то сложнейшие конструкции, которые работали вопреки всем учебникам и вердиктам профессионалов.
Некрасивый, нелепый и неловкий.
Ужасный в общежитии, громкий и бесцеремонный, но без вопросов всегда и везде готовый помочь.
Ценящий, любящий и тонко чувствующий юмор.
С отличным музыкальным слухом, но с отвратительным музыкальным вкусом.
Обожающий громко петь Орландино и бесконечно насвистывающий полонез Огинского.
Я писал о тебе здесь и здесь.
Практически готова почти документальная повесть, в которой ты главный и почти единственный герой.
Повесть, которую ты уже не прочтешь.
Мы дружили с тобой почти пятьдесят лет.
Ты жил трудно, тяжело, как не дай бог никому.
Но ты жил вопреки и несмотря.
Упокой Господи беспокойную твою душу.

Пушкин