Законы творчества

Висит груша, нельзя скушать.
А нельзя её сожрать потому, что она «нарисована на куске старого холста».
Или на новеньком холсте или на грунтованом картоне или на ватмане или на чем угодно.
И висит, собственно, не груша, а картина, то есть говоря казенным языком, «предмет изобразительного искусства».
На дереве груши редко висят в одиночку, вот и здесь на стену рядом с первой повесим еще пару-тройку груш, написанных разными художниками в разной технике, в разной манере и с различной степенью убедительности и мастерства.
Есть техники скоростные, спринтерские: за час целое полотно восемьдесят на сто двадцать покрывается жирными щедрыми мазками, из которых с расстояния в пять с половиной метров и при наличии развитого воображения можно разобрать нечто грушеобразное.
Есть техники скрупулезные: неделями, а то и месяцами сидит мастер над своей нетленкой, кропотливо лессирует нитяные штрижки или с лупой в глазу режет штихелем по медной доске.
Тут уж ничего не поделаешь, какая у автора натура, такую он и технику выбирает.
Скажем, церетели, за набросок всего из трех тонн бронзы и высотой меньше ста метров и браться не станет.
Такая у него натура широкая.
Вернее, высокая.
А есть такие, что на рисовом зерне панораму бородинского сражения во всех деталях вырежут.
Им все, что больше игольного ушка — не подходит.
На фасолине никогда не возьмутся что-то делать — слишком большая, творить неудобно, некомфортно им с большими площадями работать.
Как они там микроны видят и как их режут, не очень интересно.
Мне интересно, где они инструмент берут.
Так вот в связи со всем вышесказанным любопытно заметить, что на цене ничего из этого не сказывается.
Месяцами ли автор копается в деталях, иглой на цинке точечки процарапывает, или широким флейцем одним движением сразу метр холста покрывает, это зрителю не интересно.
Кому какое дело, сколько времени художник на свою нетленку потратил, сколько сил физических и душевных извел на нее.
Никому и никакого дела до творческих метаний артиста нет.
И это правильно, ибо на взгляд потребителя и покупателя главное в искусстве, это конечный результат.
А процесс важен и интересен лишь автору.
Среди авторов, правда, тоже единства нет.
Кому-то все равно, что подумают потенциальные зрители, потому что он для себя творит, он без этого не может, у него душа горит, как у алкоголика до утренней рюмки.
Такой все продаст. но краски купит.
На краску не хватит, будет палец в сигаретный пепел обмакивать и рисовать.
Маньяки от искусства, одержимые люди, сумасшедшие.
Другим же, напротив, только мнение со стороны ценно.
Они чужим одобрением питаются, добрым словом, похвалой.
На этом и живут.
Третьим вообще ничего кроме денег не нужно и не интересно.
А ведь это же все зрителем-потребителем читается, это же видно все.
Смотришь на полотно, и чувствуешь авторский посыл: «Мне, ребята, пофиг, что вы об этом думаете. Мне самому нравится, и это единственное, что меня интересует».
А на другие работы поглядишь, так на них аршинными буквами выведено: «Смотрите, смотрите, это я все для вас делал! Я так ради вас старался, так хотел чтобы вам понравилось, хотел доставить вам удовольствие. Скажите, что я молодец!»
На третьих так и вовсе ничего не написано, там сквозь слой краски просвечивает только жирный знак доллара.
Ну или евро или рубля или датской кроны, это без разницы.
И это все правильно.
Ведь каждый желает получить удовольствие.
Кто от денег, кто от признания, кто от самого творчества.
В любом случае, побудительный мотив тут — обычный эгоизм и достижение сугубо личного удовлетворения.
А то, что не вербальный, не выраженный явно внутренний посыл читается, это факт.
Когда в транспорте ездил, рядом со мной всегда место пустое было.
Автобус полный, а рядом сидение не занято, никто не садится.
Потому что от меня флюиды шли: «Валите вы все, желаю один побыть, никого не хочу.»
В конце концов на пустое место плюхалась угрюмая наглая баба, похожая на тяжелый бронебойный снаряд или бульдозер для выработки карьеров.
Ну, такие вообще ко всему внешнему нечувствительны, они внутри себя живут, но активно мешают всем снаружи.
Нельзя на зрителя-читателя-потребителя ориентироваться.
Потребитель, он существо стадное, стайное, коллективное.
Он желает не отставать от тренда, желает не быть хуже других и не выглядеть идиотом.
Узнает, что сейчас все читают книги этого писателя, и тут же кидается книжку проглядеть, чтобы не прослыть лузером, не чующим куда ветер дует, и чем этот ветер пахнет.
Пофиг ему и на книгу и на писателя, ему только он сам не пофиг.
Вот и старается, держит нос по ветру, за трендом следит.
А это все дело такое — сейчас ветер с севера, завтра с юга, послезавтра штиль, а через неделю смерч с ураганом.
Тут тем артистам, которые на потребителя ориентируются очень быстро вертеться приходится.
А то и зубы на полку класть.
Или в ломбард их закладывать, если примут.
Все равно жевать ими будет нечего.
Хочешь жить, умей вертеться.
Такие уж законы творчества, что подтвердит вам любой искусствовед.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

2 комментов на “Законы творчества”

  1. 1 BerlinKa (комментов: 295) Пишет:

    Здорово ты высказался, Андрюха. Прямо в точку.

  2. 2 Pepsimist (комментов: 2269) Пишет:

    Так оно же все выстрадано, нажито непосильным трудом, накоплено с годами, набрано опытом.

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.