Грудь, это отцензурированные сиськи

Самое большое свинство, самая большая пакость и наибольшее препятствие к любому делу, это цензор.
Не тот угрюмый цензор, что сидит где-то в душном кабинете в ситцевых нарукавниках и выпуклых очках и вычитывает твой текст на предмет следов контрреволюции, антисоветской агитации и пропаганды, разжигания всякой там розни и прочей советско-путинской херни.
Нет, этот цензор сидит у тебя в мозгах и, в отличие от упомянутого выше, не корежит уже написанное, а вообще не дает написать то и так, как тебе того хочется.
Он там, сволочь, сидит тихо и незаметно, до поры до времени не высовываясь, и только ждет, пока у тебя мысль какая-нибудь дельная забрезжит и на простор, на свежий воздух попросится.
Только мысль вознамерилась воспарить ввысь, чтобы вздохнуть воздух полной (лучше в районе третьего размера) грудью, как тут же мерзкий цензор, выскакивает из своего закутка, хищно вскидывает загребущие свои клешни, хватает мысль за нежную шкирку и принимается щупать ее за все места на предмет неправильного, вредного и непонятного.
Неправильного, вредного и непонятного с его, цензора, точки зрения.
Нащупал он, к примеру, у мысли жопу и сразу — «Ага! Где мои большие ножницы, где моя широкая кисть и ведро краски! Жопу нельзя! Жопа никуда не годится! Жопа, это грубо, это несоответствует, это подрывает, растлевает, пачкает и воняет! Дайте мне мою большую кисть, сейчас я замажу эту жопу, чтоб и духу ее здесь не было!»
И вот только ты собрался написать, что-нибудь невинное и пасторально-буколическое вроде: «Ласково светило июльское солнце, мягко стелилась изумрудная трава под теплым морским ветерком, широко раскинулась на траве мягкая приветливая жопа».
Но не тут-то было.
Не успеваешь опустить пальцы на клавиатуру, как приветливая жопа неожиданно исчезает, замазанная широкой кистью этого гребаного цензора.
Как? Где? Куда делась такая чудная жопа? Вот же только что я тут ее видел! Да не просто видел, а сам ее сюда посадил! Караул, украли ценную жопу!
И тут, потирая вымазанные в краске руки, вылезает цензор и объясняет тебе, что жопа подрывает, растлевает, пачкает и воняет.
И вообще не соответствует.
Так мало жопы, он, падла, у нее, у мысли, еще и сиськи нащупал, сволочь.
А сиськи, как известно всей советской и прочей прогрессивной общественности, это мерзко, это отвратительно, это распутно, гадко и стыдно.
То есть иметь сиськи вместе с жопой не стыдно и не гадко, а вот напечатать эти слова — неприлично.
Нельзя.
То есть, можно, но… не комильфо.
В приличных семьях так не выражаются.
А в приличных семьях, если кто не знает, даже трахаются под одеялом при выключенном свете и с закрытыми глазами.
Чтоб не было распутно и соответствовало нормам социалистической морали.
Если не социалистической, то христианской или любой другой, это цензора не волнует.
У него этих моралей — на выбор, коллекция, подборка на все случаи жизни.
Ну, не буду описывать, что он там еще у этой мысли нашел, ибо он, цензор, сука, сидит сейчас прямо рядом с мозжечком и пиздит, сволочь, что-то про инвективную лексику, порнографию и прочую хуйню.
Ну как в таких условиях можно что-то приличное написать…

Грудь, это отцензурированные сиськи

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.