О фильтрах, дерьме и двух джентльменах

Mati Klarwein

Жили-были некие джентльмены, одного из которых звали Олдос Хаксли, а второго звали Френсис Крик.
Олдос Хаксли вывел в свет некое учение о человеческом сознании, в котором утверждал, будто в сознании, в трезвом человеческом сознании активированы и постоянно работают фильтры, препятствующие активному абстрактному или, как еще можно сказать — сюрреалистическому, свободному от всех и всяческих догм, правил и законов мышлению.
Господа Хаксли и Крик полагали, что наркотики подобные ЛСД, мескалину и другим, на время своего действия упомянутые выше фильтры в сознании отключают. Каковое отключение, по мнению упомянутых джентльменов, должно дать невиданный выплеск нетрадиционных, нестандартных, непривычных, не идущих по давно проложенным рельсам идей, долженствующих обогатить мир искусства, науки невиданными и гениальными вещами.
С практической стороной учения у господ Хаксли и Крика выходило не очень складно.
То есть сами накачанные ЛСД творцы испытывали невероятные ощущении, проще говоря, галлюцинировали во весь рост, а вот плоды их мескалинового вдохновения оказывались довольно невзрачны и неказисты и, вообще, до шедевров решительно не дотягивали.
По этому поводу до сих пор спорят и ученые и представители творческих профессий, не чуждые подстегивать дремлющее вдохновение чем-нибудь «снимающим шоры» и «отключающим фильтры».
Но, как уже было сказано, спорить здесь особенно не о чем, если говорить не о учении Хаксли и Крика, а о практических результатах их последователей.
Я ни разу не был ученым и даже художником, но некоторое представление об описанных препаратах имею.
И опираясь на свой, хоть и далекий, но подробный опыт их «изучения», могу сказать, что спорят совсем не о том, о чем надо бы, да и вообще перепутали кур с яйцами.
Все эти препараты стократно усиливают восприятие и действительно-таки отключают всевозможные фильтры, шоры, запреты и табу осторожного и консервативного сознания.
И тебе кажется, что ты делаешь (пишешь, рисуешь, играешь, ваяешь) нечто совершенно фантастически красивое, глубокое и проникновенное.
И оно так и есть, но трезвое сознание зрителей и слушателей просто не видит всего этого, отфильтрованного и задержанного бдительными стражами обыденного еще на далеких подходах.
Действительно, даже в совершенно обычных, обыкновенных, привычных и набивших оскомину вещах, вдруг видишь такую глубину и красоту, которую в другом, трезвом состоянии углядеть невозможно.
Описать это словами тоже невозможно.
И нарисовать невозможно.
Это можно лишь почувствовать.
Ни боже мой, пробовать все то говно, за которое так горячо ратовали господа Хаксли и Крик.
Говно, оно говном и останется.
Но если бы можно было сравнительно простым и сугубо безопасным образом добиваться хотя бы отдаленно схожего восприятия, то это было бы потрясающим прорывом.
И перед входом в каждый концертный зал или музей или картинную галерею следовало бы продавать или давать в аренду некие гаджеты или препараты, изменяющие трезвое, сухое и упорное в своих заблуждениях сознание, убирая и отключая в нем все фильтры.
Но пока, увы, таких препаратов нет, приходится управляться своими силами, пытаясь косолапыми ручками проковыривать лишние дырки в фильтрах, дабы узреть хотя бы малую толику за ними скрытого.
Во избежание недопонимания еще раз говорю, как человек измученный нарзаном, которому уже давно поздно пить боржоми — избегайте искушения и не пробуйте ничего, крепче сорока градусов в тени.
Дерьмо это все, ребята, дерьмо, как бы привлекательно оно ни выглядело.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.