О цене и оценке

Делай наружу.
Для широкого обозревания незаинтересованной общественностью.
Для праздного оборзения широких масс.
Что одно и то же.
Если нечего подержать в руках, значит ты ничего не сделал.
И вообще, не тебе судить, что ты делаешь и делаешь ли вообще.
Для этого существуют абсолютно посторонние лица, которым нет дела ни до тебя ни до твоей жизни, но их гложет обывательское любопытство и, на всякий случай, зависть и ненависть.
Где объемные и осязаемые результаты, видимые невооруженным взглядом незаинтересованного лица?
Если эта харя — лицо.
Любимого узнают по походке, а работающего по большой куче мусора возле его дома.
Он, правда, говорит, что это не мусор, а результаты его упорного труда.
Если подойти ближе и пощупать — да, плоды.
В том смысле, что яблоко от яблони далеко не падает.
Все рядом с крыльцом и свалено.
Если судить по объему, человек долго и много трудился.
Если по объему в кубических метрах, и по массе в пудах и центнерах.
Иначе не получается.
Сколько вокруг не ходили, кроме объема и массы ничего не нашли.
И правильно.
Труд меряется не по результатам, а по вложенным в него времени и усилиям.
Чем измерить работу писателя, не издающего книг?
Толщиной пыльных стопок отпечатанных листов у него в антресолях.
А если он на компьютере?
А чем измерить результаты работающего над собой.
Не в смысле подпрыгивания выше головы, а в смысле его внутреннего роста.
Сантиметр можете не доставать, там не тот рост и не тем меряется.
Снаружи этого не видно.
Он не для вас трудится, он для себя.
Он превращает незнание в умение и опыт.
Из неумения делает мастерство, навык и безошибочное чувство направления.
Этого не видно окружающим и случайным прохожим?
А они должны?
Или, скажем, он им должен?
Есть труд наружу, и есть внутрь.
Радость не от имени на обложке, а от мыслей в голове.
Он не хочет дописывать книг.
Написанная книга засыхает, как оторванный плод.
Кончается, пропадает, отваливается.
А к чему лишать себя такого удовольствия, как процесс ее написания?
Если только ради денег, которые все равно не окупят потерянного удовольствия и даже кофе, выпитого за это время.
Чтобы каждый любопытный мог пощупать, помацать, взвесить и оценить?
Что оценить?
Радость, когда из «не знаю» рождается «я сделал»?
Это может оценить тот, кто ее испытывал.
Иначе не понимают.
Как, разве он что-то сделал?
Чем он вообще занят и зачем живет, если не видно килограммов, метров и круглых сумм?
Он разве йог или тибетский монах-отшельник?
Почему от йога не требуют показать результаты?
Потому что знают — он для себя.
То есть не для широкого обозрения кем ни поподя, а исключительно для собственной пользы и удовольствия.
Ну такие они, йоги, эгоисты.
Все у них внутри и ничего наружу.
Вот и этот, наш, сидит и тоже все в себя, все вовнутрь и ничего на погляд праздно интересующихся широких масс.
Где результаты?
Внутри.
И как его понять — дурак он, тунеядец или больной?
Ну, значит, пригвоздить его, вывести на чистую воду, вымазать смолой и вывалять в перьях.
Он не наш человек.
Распни его, распни.
Поэтому, если требуется, чтобы любой праздножелающий мог наморщить плешь и высказать свое веское мнение по поводу вашей работы — делайте наружу.
Плюньте на себя, ваяйте глыбами, мажьте краску метрами, издавайте полторы тонны макулатуры в год и записывайте по шлягеру в месяц.
И непременно громко, широко и детально оповещайте всех о ваших успехах в деле работания работы и тружения труда.
Если оно вам надо.
Если вас интересует то, что выходит наружу, а не то, что усваивается внутри.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.