Инъекция

26.03.2018

Это надо крутить ежедневно по всем каналам телевидения, однозначно. В целях повышения самосознания и прочей подобной херни.


Физиономии как портреты

25.03.2018

Просто французский фотограф Matthieu Colnat. Просто хорошие портреты. Просто ч\б. Всё просто, если не париться.

Matthieu Colnat

+15


О деформациях

24.03.2018

Те кто постарше помнят совершенно выбивающуюся из нынешнего милитаристского тренда, жизнеутверждающую пацифистскую песенку про Пусть всегда будет солнце.
Так вот, будучи малым школьником, слыша её, удивлялся мальчику, который зачем-то забился в укромный уголок, и там в темноте рисует и пишет на листке дерева что-то про небо и солнце.
Мне его даже жалко было, потому что ясное дело: в углу он прятался, видимо, не хотел чтобы кто-нибудь видел его художества.
Ну или уж не знаю чего или кого опасался, но явно стремился к уединению, поэтому я жалел бедного забитого мальчика.
Такая вот детская аберрация восприятия.


Кухаркино управление

23.03.2018

Господи-ты-боже-мой, и эта косноязычная, невежественная и дремучая серость от ржавой мотыги имеет право и возможность заставлять нас что-то делать или запрещать делать просто потому, что это безмозглое существо так хочет.
Вот вам результаты естественного отбора в одной отдельно взятой стране.

«Ко мне никто не домагивался. Была в триста раз красивее, чем они! И не глупее их! 50 лет работаю, никто не домагивался! Никто не домагивался! Не давала повода и не давала ничего!»
читать целиком

Кухаркино управление


О тщетности

22.03.2018

Замечательный музыкант, виртуоз, с пяти лет занимавшийся гитарой по двенадцать часов кряду, чуравшийся разнообразных житейских излишеств и проживший всего 66 лет.
И ведь что интересно — разные джаггеры и ричардсы, десятками лет поглощавшие бешеные количества спиртного, тяжелых наркотиков и ведшие абсолютно сумасшедший образ жизни, заметно старше его и при этом по сию пору очень неплохо себя чувствуют и выглядят бодрыми и здоровыми.
Понятно, это не к тому, что для здоровья надо жрать всякую дрянь, а к тому, что и здоровье и жизнь мало зависят от твоих попыток их изменить в ту или иную сторону.
Они все равно пройдут так, как это где-то записано, и ты будешь там и тогда, где и когда тебе предписано.
Фатализм называется.


Дуди дуда

21.03.2018

Еще одна песенка Vintage Jukebox.
Девчонка молодец, как с дудками управляется, загляденье. Жаль, на гармонике совсем чуть-чуть сыграла, отлично звучит.


Нет пророков…

20.03.2018

Эти актуальные и «современные» цитаты из книг Стругацких взял из хорошей статьи Бориса Вишневского «В каком из «миров братьев Стругацких» мы живем сейчас».
В мире Фридриха Гейгера или в мире Дона Рэбы? Или в мире «Обитаемого острова» с башнями-излучателями и немногочисленными «выродками», невосприимчивыми к их излучению?
Почитайте, хорошая статья.

Орел наш, Дон Рэба

«группа наиболее опытных интриганов, остатки партии путчистов, сохранившиеся после двадцатилетней борьбы за власть между военными, финансистами и политиками. У них две цели, одна — главная, другая — основная. Главная — удержаться у власти. Основная — получить от этой власти максимум удовлетворения».

«До каких же пор вас нужно будет спасать? Вы когда-нибудь научитесь спасать себя сами? Почему вы вечно слушаете попов, фашиствующих демагогов, дураков? Почему вы не желаете утруждать свой мозг? Почему вы так не хотите думать?»

«Страны, которые нравились господину президенту, вели справедливые войны во имя своих наций и демократии. Страны, которые господину президенту почему-либо не нравились, вели войны захватнические и даже, собственно, не войны вели, а попросту производили бандитские, злодейские нападения».

«Есть люди, которые не могут жить без прошлого, они целиком в прошлом, более или менее отдаленном. Они живут традициями, обычаями, заветами, они черпают в прошлом радость и пример. Скажем, господин президент. Что бы он делал, если бы у нас не было нашего великого прошлого? На что бы он ссылался и откуда бы он взялся вообще?»

«Это что-то вроде демократических выборов: большинство всегда за сволочь…»

«Три года назад он вынырнул из каких-то заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии, мелкий, незаметный чиновник, угодливый, бледненький…»

«Не высокий, но и не низенький, не толстый и не очень тощий, не слишком густоволос, но и далеко не лыс. В движениях не резок, но и не медлителен, с лицом, которое не запоминается, которое похоже сразу на тысячи лиц. Вежливый, галантный с дамами, внимательный собеседник, не блещущий, впрочем, никакими особенными мыслями…»

«Он никто. Он ниоткуда. Это не могучий ум при слабом государе, каких знала история, не златолюбец-временщик, думающий лишь о золоте и о бабах, убивающий направо и налево ради власти и властвующий, чтобы убивать…»

«Мы тут ломаем головы, пытаясь втиснуть сложную противоречивую фигуру орла нашего дона Рэбы в один ряд с Ришелье, Неккером и Монком, а он оказался мелким хулиганом и дураком. Он предал и продал все, что мог, запутался в собственных затеях, насмерть струсил и кинулся спасаться к Святому Ордену»