Порядочная страсть или страсть к порядку

Нам все время кажется.
Почти никогда, то есть практически всегда, мы не в состоянии сказать точно и определенно с цифрами в руках: вот этого столько, того столько, а тут украдено на такую-то сумму, плюс ноль-ноль копеек.
Ходят слухи, вернее, легенды, что кто-то в каком-то городе слышал о человеке, знавшего соседа персонажа, который видел сослуживца бухгалтера, гулявшего в парке с уникумом, который ни разу в жизни не употребил слов «кажется» и «вероятно».
Не потому что не знал, а за ненадобностью.
У этого уникума всё всегда было посчитано, сложено, поделено, суммировано и выписано аккуратным почерком в соответствующую графу.
Пока он чего не подсчитал и не занес в гроссбух, этого для него не существовало.
Он не беседовал об отвлеченных материях, музыку не признавал, поэзии не понимал, но весьма интересовался математическими аспектами стихосложения и скрупулезно подсчитывал количество слогов в каждой строчке хокку и очень радовался, когда уличал автора в недолжном их количестве.
Слово «фантазия» для него было отвратительным и неприличным, как пукнуть в переполненном лифте.
Совершенно не переносил всех этих писателей, выдумывающих из головы всякую чушь, которая лишь увеличивает хаос и энтропию.
Ученых тоже не уважал, потому что те постоянно придумывают и открывают что-то, смущающее умы, вместо того, чтобы аккуратно и прилежно заносить в нужные графы перепроверенные цифры и подтвержденные факты.
Книг он дома не держал, потому что не мог решить, выстраивать их на полках по цвету, по размеру, по высоте, по авторам или по тематике.
Это так его мучило и раздражало, что он перестал их покупать и лишь иногда брал в библиотеке исключительно по одной.
Он вообще страдал от богатства выбора, потому что сам не мог решиться ни на один из вариантов.
Оттого предпочитал все, что было снабжено описанием с детальной инструкцией.
Всяческая неточность и неопределенность были для него невыносимы.
Даже краны для ванной и кухни заказаны были где-то далеко и задорого.
От обычных они отличались тем, что ручки у них поворачивались не свободно, а щелкали по нанесенным на них делениям.
Для ванной раз и навсегда заведено было сочетание горячей на шесть делений, а холодной на девять.
Такая определенность и ясность его очень успокаивали и умиротворяли, потому что не надо было сомневаться, думать и делать выбор.
Потому и газовую плиту заменил на электрическую, всё с теми же делениями.
Вся его жизнь была распланирована и расчерчена на графы.
Он ужасно переживал оттого, что автобусы ездят не по расписанию, и ходил пешком.
Всюду приходил строго к назначенному времени, чем создавал для всех массу проблем.
На завтрак принимал одно яйцо первой категории, сваренное за четыре минуты по таймеру, отмеренный ломтик серого хлеба с отрубями и двести граммов молока, подогретого до сорока пяти градусов по Цельсию.
Обед и ужин более обильные, но такие же скучные.
Простыня и одеяло на кровати были снизу закреплены так, чтобы не сползали, не морщились и не нарушали своей прекрасной прямоугольной формы.
Ткань он вообще не любил, потому что ей сложно было придать правильную геометрию и сохраняла она её с трудом.
Оттого вынужденно терпел лишь одежду и постельное белье.
Роль полотенца выполняла электросушилка.
На рабочем столе под толстым зеленоватым стеклом лежал большой лист чертежной миллиметровой бумаги.
Не для красоты, а для удобства расположения предметов.
Лист бумаги и ручка непременно лежали параллельно друг другу на расстоянии двенадцати сантиметров.
Кроме того на столе всегда присутствовали двое часов, электронные и механические, показания которых точно в полночь сверялись по радио.
Погоду узнавал по спиртовому и пружинному термометрам, висевшим рядом на каждом окне.
Если вдруг заболевал, то температуру мерил сразу тремя градусниками — подмышкой, во рту и в заднице.
Поскольку каждый показывал разную температуру, он по специальной формуле высчитывал правильную с помощью логарифмической линейки, потому что калькуляторам не доверял.
Единственным украшением в квартире была выгравированная лазером на латунной пластине таблица умножения.
Такой вот скучный человек, который знал все нужное и не знал ничего ненужного.

Таблица умножения

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

8 комментов на “Порядочная страсть или страсть к порядку”

  1. 1 Марина (комментов: 90) Пишет:

    Вот вам ещё один забавный персонаж ;)))

    Шерлок Холмс: Роман… Вы что, читаете романы?
    Доктор Ватсон: А вы хотите сказать, что… не читаете?
    Шерлок Холмс: Не читал, не читаю и не собираюсь читать. Я вообще не читаю беллетристику.
    Доктор Ватсон: Ну, а история? Философия?
    Шерлок Холмс: Историю, философию в руки не беру.
    Доктор Ватсон: А как же Аристотель? Жанна Д’Арк, Коперник?
    Шерлок Холмс: Коперник — знакомая фамилия. Что он сделал?
    Доктор Ватсон: Боже мой, так ведь это же он открыл, что Земля вращается вокруг Солнца! Или этот факт вам тоже неизвестен?
    Шерлок Холмс: Но мои глаза говорят мне, что скорее Солнце вращается вокруг Земли. Впрочем, может быть, он и прав, ваш этот… как его — Коперник.
    Доктор Ватсон: Простите меня, Холмс! Но вы же человек острого ума, это сразу видно! …Как же вы не знаете вещей, которые известны каждому школьнику?!
    Шерлок Холмс: Ну, когда я был школьником, я это знал, а потом основательно забыл.
    Доктор Ватсон: Вы что, хвастаетесь своим невежеством?! …Но ведь я говорю об элементарных вещах, которые знает каждый!
    Шерлок Холмс: Но я-то не каждый, Ватсон, поймите: человеческий мозг — это пустой чердак, куда можно набить всё, что угодно. Дурак так и делает: тащит туда нужное и ненужное. И наконец наступает момент, когда самую необходимую вещь туда уже не запихнёшь. Или она запрятана так далеко, что ее не достанешь. Я же делаю всё по-другому. В моём чердаке только необходимые мне инструменты. Их много, но они в идеальном порядке и всегда под рукой. А лишнего хлама мне не нужно.
    Доктор Ватсон: Учение Коперника, по-вашему, хлам?!
    Шерлок Холмс: Хорошо. Допустим, Земля вращается вокруг Солнца.
    Доктор Ватсон: То есть… то есть… ка́к — допустим?!
    Шерлок Холмс: Земля вращается вокруг Солнца. Но мне в моём деле это не пригодится!

    @ Подписан на комментарии
  2. 2 Pepsimist (комментов: 2256) Пишет:

    В общем, все разумно, обоснованно, логично. Но — скучно. Лично мне тоже не нужна масса знаний, которые я набираю или пытаюсь набрать. С практической точки зрения, не нужны абсолютно. Но ведь любопытно же, интересно. А такой сухой прагматичный подход очень беден и однообразен.

  3. 3 Марина (комментов: 90) Пишет:

    А то! Конечно, любопытно и интересно. Мне, например, даже взрослой с утра до вечера быть скучно :))
    Но люди разные. Среди них встречаются зануды, снобы и педанты, что не мешает им чувствовать себя полноценными и достойными подражания.

    @ Подписан на комментарии
  4. 4 Pepsimist (комментов: 2256) Пишет:

    Да, какие люди только не встречаются…
    А со многими лучше бы и вовсе никогда не встречаться.

  5. 5 Марина (комментов: 90) Пишет:

    Не в наших силах… А можно подойти к вопросу противоречия мировоззренческих установок по-философски: любой опыт общения есть ОПЫТ.

    @ Подписан на комментарии
  6. 6 Pepsimist (комментов: 2256) Пишет:

    Но по возможности лучше избегать опыта бесполезного, ненужного. Приобрету, положим, опыт обращения с грейдером, вряд ли он когда-нибудь еще пригодится, следовательно, опыт впустую.

  7. 7 Марина (комментов: 90) Пишет:

    Не зарекайтесь :) Может быть, именно этот опыт в какой-то момент вашей жизни станет судьбоносным. Так и с людьми.

    @ Подписан на комментарии
  8. 8 Pepsimist (комментов: 2256) Пишет:

    Ну, в общем… Всяко бывает.

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.