Дубль второй

Под покровом темноты, мрака, моросящего дождя и тусклых газовых фонарей, у ночной аптеки, где-то в районе латинских кварталов.
Под глухое уханье бандитских приемников в темных машинах со вспыхивающими точками конопляных сигарет.
Тихо крадучись на резиновых подошвах, с большим черным пистолетом с лазерным прицелом и толстым глушителем, в черной шапочке с прорезями для глаз и в длинном черном плаще, надетом поверх черного матового трико.
Мягким движением поправляет на плече инкрустированную перламутром и слоновой костью базуку сто тридцать восьмого калибра.
Тусклый свет луны падает на прикрученную к базуке тусклую золотую табличку: «Дорогому Дж. от любящего папы».
Крупный план: красивый мужественный глаз с отважным прищуром, в котором застыла скупая, суровая, наполненная детской нежностью слеза.
Рука в черной, матово блеснувшей перчатке, медленно поднимает большой черный пистолет.
Пум-пум-пум! Дзынь! А-а!.. What a… Пум-пум! Fuck..! Понг-понг! Дзынь! О-о-о…
Уханье бандитских приемников стало чуть громче, прорываясь сквозь множество маленьких отверстий.
Из окна второго этажа грациозно выпадает девушка с беззащитными глазами. Нежное тело ее прикрывает нечто прозрачное, воздушное и блестящее. Вроде взбитой пены для ванной.
Она изящно поднимается с грязного, заплеванного асфальта, и вынув длинную тонкую сигарету из глубокого декольте, открывающего ее невинное тело до трогательного лобка, покачивая упругими бедрами медленно подходит к фигуре в черном плаще.
Помедлив, фигура нарочито медленно снимает матовую черную перчатку и щелкает скромной платиновой зажигалкой с гравированной надписью: «Любимому Дж. от обожающей мамы».
Девушка, не отрывая взгляда своих больших беззащитных глаз от мужественных, красивых глаз с отважным прищуром, медленно прикуривает.
Их глаза излучают свет, из кончиков пальцев вылетают искры и бенгальским огнем падают на асфальт. Спящий у стены бродяга начинает тлеть и довольно похрапывать, кутаясь в дымящиеся тряпки.
Мужественные отважные глаза опускаются на большой циферблат инкрустированных крупными рубинами часов, на которых проглядывает надпись: «Единственному Дж. от верной Жд.»
Черная фигура дрогнув мужественными ресницами снова надевает перчатку, поправляет на плече антикварную базуку, коротко, но нежно кивает головой беззащитной девушке с пенными глазами и тихо, неспешно удаляется в в ночь.
Девушка в прозрачном неглиже и холодных ципках провожает фигуру страстным взглядом беззащитных глаз, в которых стоят светлые слезы с кулак величиной.

И снова вокруг все по-прежнему. Лишь только музыка стала звучать громче, прорываясь сквозь маленькие отверстия в стеклах. И огоньки конопляных сигарет больше не вспыхивают, а медленно тлеют на темных застывших лицах. И даже сонный бармен в аптеке не проснулся и продолжает дремать, строго глядя перед собой.
Ночь, улица, красный фонарь, аптека…

Отъезд, панорама, затемнение, титры.

Сценарий. Дубль второй.

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Оставить комментарий

Ваш первый комментарий модерируется, поэтому появится не сразу.
Комментарии со ссылками проходят модерацию обязательно.
Комментарии, где в поле имени прописан ключевик, реклама, слоганы — удаляются.