Утро рутинное, ячеистое

07.04.2017

Ненавистный утренний будильник, автоматическое мочеиспускание, умывание, чистка зубов, заглатывание чего-то с тарелки из холодильника, сигарета…
Все на автопилоте, без тени мысли в не проснувшемся мозгу.
А он и не хочет просыпаться. Активно протестует против насилия и отказывается что-либо делать.
Плещешь на него горячим крепким кофе, устраиваешь дымовую атаку, после чего, с мрачным бурчанием: «Подчиняюсь грубой силе», мозг вяло начинает имитировать сознательную деятельность.
Но потихоньку, по-партизански все равно мстит — у метро обнаруживаешь,что забыл дома часы, проездной и бумажник. Чудом отыскиваешь в кармане мелочь и едешь на работу.

На работе вспоминаешь, что оставил на столике у двери специально приготовленную папку с кучей страшно важных и жутко необходимых именно сейчас документов. Хладный рык начальства и сильно уменьшившаяся в размерах зарплата за этот месяц. Стремительно бегающие коллеги с оловянными глазами, планерка, сосредоточенное курение в отведенном для этого месте, бумаги, мониторы, клавиатура, звонки, звонки, звонки, красивая и ледяная как Снегурочка секретарь шефа: «Вас просят зайти…» Ну, коли просят… Сходил. Попросили. Попросил. Отменили «до еще одного…» Сосредоточенное курение в отведенном для этого месте…

У стальной двери в квартиру обнаруживаешь, что ключи лежат на столике рядом с папкой. С той стороны двери.
Достаешь из кармана телефон, чтобы позвонить жене и сказать, что ты будешь ее дожидаться у соседа Вити, и узнать заодно, когда она привезет ключи и где она вообще находится. Узнаешь. И с чистой совестью идешь ждать ключи к соседке Людочке.
Людочка, водочка, музычка, халатик, ротик, животик…

Ненавистный утренний будильник, чужая помятая физиономия с потекшей тушью на чужой помятой кровати, половинка помидора с остатками майонеза в тапочке, мятые брюки в ванной комнате, начатая коробка прокладок на месте зубной пасты, чужая лохматая зубная щетка и смутные, но мрачные воспоминания о чем-то таком вчерашнем. Вспоминаешь еще и лезешь в карманы брюк смотреть ключи. Потом ищешь пиджак, чтобы посмотреть там. Потом ищешь носки. Надеваешь ботинки на голые ноги, оставляешь чужую помятую физиономию на чужой помятой кровати и с унылой обреченностью идешь домой. За ключами. И за папкой с бумажником, проездным и большим скандалом в одной маленькой, отдельно взятой ячейке общества.

Утро рутинное

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Разведческая сказка

30.03.2017

Пока ходил по делам, придумал в дороге рассказ, который самому писать лень, но идею могу кому-нибудь продать за пригоршню долларов.
Разведческая сказка
Итак, идея.
Главный герой — наш разведчик, внедренный в какую-нибудь ужасно секретную иностранную организацию вроде ЦРУ, ФБР, Гугл или Майкрософт. Работает героически, без выходных и отгулов. Даже больничных не берет. Пять огнестрельных ранений, три автомобильные аварии и одно смертельное выпадение из окна небоскреба — все переносит на ногах.
Секреты выносит большими пачками, а в удачный сезон даже вывозит на тележках. Организация, понятное дело, в панике, потому что в России становится известно о ней все, от ежедневного меню всех трех внутренних ресторанов, до истории болезни Директора, его любовниц и домашнего кота Вилли. Не считая самих производственных, жутко секретных секретов.
Службы безопасности сбились с ног, за два месяца три раза сменили весь свой персонал, а два Шефа СБ прилюдно застрелились, предварительно сделав себе харакири ножиком для разрезания бумаг.
Телекамеры поставили повсюду, и даже, на всякий случай, по две штуки на одно место с перекрестной подстраховкой.
Металлоискатели верещат, на каждом углу стоят по четыре бугая с автоматами, газовыми гранатами и электрошоковыми перчатками. То и дело, где-нибудь в здании раздаются взрывы, автоматные очереди, крики и треск разрядов. Конечно же, всякий раз это оказывается не наш неуловимый разведчик, а невинный сотрудник, но пойманного, на всякий случай пропускают через эликсир правды, детектор лжи и электрический стул, после чего увольняют без права переписки и выходного пособия.
В каждом писсуаре спрятан микрофон, а в биде и унитазах глазок телекамеры с миниатюрными электродворниками и тепло-обдувом для быстрой сушки.
Чтобы войти в любую дверь надо набрать личный шифр, ай-ди, ай-пи, ай-кью и ай-эм, ввести образец почерка, сунуть глаз в окуляр для сверки сетчатки с образцом, и в конце процедуры приложить обе пятерни к дактилоскопическим датчикам. После чего можно наконец пройти в само помещение, где необходимо раздеться догола и двадцать раз присесть для выявления возможных неучтенных вложений в некоторые места. Дальше остается только личный обыск, рентген, МРТ и коротенький допрос с небольшим пристрастием. После чего каждого вакуумным способом упаковывают в специальные прозрачные костюмы, в которых уже можно приступить к работе.
Рабочие компьютеры через каждые девяносто секунд требуют трехсотзнаковый пароль, сверяют глазом камеры физиономию с заложенной в память, после чего, для порядка, слегка бьют током в шестьсот пятьдесят вольт. Когда ударенный открывает рот, чтобы заорать, туда автоматически вставляется дентокарта для дополнительной проверки, а по характеру анализа акустических кривых, проводится окончательная идентификация.
Но все эти, и еще много разных дополнительных мер безопасности никак не могли помочь поймать нашего разведчика. Маскируясь то под домашнего клопа, то под компьютерный вирус, он пролезал везде. Прикидываясь электронной дверью, узнавал все об отдельных сотрудниках Организации, после чего, путем изощренного шантажа с применением обольщения, угроз, пыток, лести и вульгарной пьянки вытягивал из сотрудника все, что тот знал. Высосанного досуха сотрудника, двумя пальцами ставил на подоконник и с грустным умилением смотрел, как того уносил в сторону океана легкий бриз из дружественной нам страны.
Полный текст »

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Когда поздно пить боржоми

20.03.2017
О чем более всего сожалеют умирающие

Перед смертью люди не сожалеют о недостатке секса или о несбывшейся мечте прыгнуть с тарзанкой. Бронни Вэр, медсестра паллиативной помощи, рассказала, чаще всего люди — особенно мужчины — сожалели о том, что слишком много работали.

Бронни Вэр работала в отделении паллиативной терапии, ухаживая за пациентами в последние 12 недель их жизни. Она записывала их предсмертные откровения, которые издала в книге «Пять главных сожалений умирающих».

Вэр пишет о феноменальной ясности сознания, которая снисходит на людей в конце их жизни, советуя нам прислушаться к их откровениям и извлечь из них урок. «Когда я спрашивала людей, о чем они сожалеют или что они хотели бы изменить в своей жизни, я слышала одни и те же ответы».

Вот пять главных сожалений умирающих.

1. Жаль, что у меня не хватило мужества жить своей жизнью, а не той, что ждали от меня другие.

«Об этом люди жалеют чаще всего. Понимая, что жизнь почти закончилась, и оглядываясь назад, они ясно видят, сколько мечтаний осталось нереализованными. Большинство не воплотили даже половины своих замыслов и теперь должны были умереть, сознавая, что это это стало результатом их собственного выбора. Здоровье дает свободу, которую мало кто осознает, пока не лишается ее».

2. Жаль, что я слишком много работал.

«Это говорили практически от всех мужчины, за которыми я ухаживала. Они сожалели о том, что упустили юность своих детей и слишком мало проводили времени со своими женами. Женщины тоже об этом жалели, но, поскольку многие из них принадлежали к старшему поколению, на них не лежали обязанности основного кормильца. Все мужчины, за которыми я ухаживала, искренне сожалели о том, что потратили большую часть жизни на работу».

3. Жаль, что мне не хватало смелости откровенно выражать свои чувства.

«Многие подавляли свои чувства, чтобы ладить с окружающими и избегать конфликтов, в результате они вели серую посредственную жизнь, и так и не стали тем, кем могли и хотели бы стать. Многие из них страдали от болезней, вызванных горечью и неудовлетворенностью".

4. Жаль, что так мало общался с друзьями.

«Часто люди не сознавали истинной ценности старых друзей, пока не становилось слишком поздно, и когда найти их было уже невозможно. Большинство в течении жизни были настолько озабочены непосредственным существованием с его ежедневными проблемами, что по много лет не общались со старыми друзьями. Они глубоко сожалели, что не уделяли друзьям того время и внимания, которых те заслуживали. Умирая, все испытывают тоску по друзьям».

5. Жаль, что я не позволял себе быть счастливым.

«Удивительно, но лишь на краю смерти многие осознавали, что счастье — это выбор. Всю жизнь они держались привычного и устоявшегося. Спокойствие «стабильности» стало основой их существования. Страх перемен заставлял их притворяться перед собой и другими, будто они вполне довольны жизнью, в то время, как в глубине души им хотелось быть непосредственными, совершать смешные милые глупости, безрассудства и от души смеяться, не боясь показаться странными».

А вы о чем больше всего жалеете сейчас, и что хотели бы изменить или чего хотели бы достичь, прежде чем уйти из жизни?

via

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Чепчики vs треухи

18.03.2017

«И в воздух чепчики бросали» и «Да мы вас шапками закидаем!».
Такие вот два разных подхода к головным уборам.
Не знаю, что там любят бросать другие народы, но у нас предпочитают закидывать шапками.
Неважно что, когда и сколько, все равно — шапки давай, шапки!
Чепчики, это вообще что-то совсем не наше, это что-то такое интеллигентское, жеманно кокетливое, вроде фаянсовой ночной вазы и сеточки для волос.
Наше, это сизый осклизлый треух, главное и основное орудие борьбы со всем и всеми.
Навалиться дружно, закидать горой треухов — и все. Все.
Не видно, не слышно и по запаху не найдешь, потому что воняют.
Треухи воняют, создавая отвлекающе-поражающую полосу.
А те, что с чепчиками? Да наш с треухом один выйдет, цыкнет железным зубом, дыхнет тем, чем вчера закусывал то что пил, и нет тех, с чепчиками.
Растворились, аннигилировались во всем этом густом амбре.
И нет ни героев, ни площадей, ни умных, ни сильных, ни ученых, ни талантливых, есть только те, что с треухами.
И лишь изредка, с героической обреченностью из щелей выбегают те, что с чепчиками, чтобы успеть громко пискнуть что-то и тут же сгинуть. И все.
И все…
И лишь каменеют окрест дорожными знаками вонючие пирамиды треухов, да ветер гоняет одинокие чепчики по серой скучной пыли…

Чепчик против треуха

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Страдания по клепсидре

17.03.2017

Где-то прочитал, что в США из пяти детей 6-12-и лет только один, глядя на часы со стрелками, способен понять, какое время они показывают.
По-моему, это не удивительно, а естественно.
Сразу вспомнилось подробное описание проблем с пониманием работы стрелочных часов в повести «Школьный вальс, или Энергия стыда» Фазиля Искандера.
Его долгие и мучительные попытки найти логику в этих стрелках и циферблатах, чувство собственной неполноценности и ущербности из-за неудач.
Помню и свои долгие старания разобраться в циферблате, подробные объяснения деда и мое упорное непонимание как объяснений, так и часов.
И внезапное озарение, когда все вдруг само собой сложилось, и я наконец перестал видеть на циферблатах просто цифры.
С момента появления в совке электронных цифровых часов пользовался только ими.
Снова на стрелки заставило перейти хреновое зрение — просто не могу найти электронные с подходящим размером цифр, зато китайских механических с большими жирными стрелками — сколько угодно в любом магазинчике по сто рублей пара.
Народ же, как заметил, с появлением мобильников часы вообще перестал носить.
Но меня дико раздражает необходимость копошиться в карманах и совершать ненужные телодвижения, чтобы узнать время, проще чуть приподнять руку.
Как только попадутся цифровые с большими и четко различимыми знаками, то сразу же откажусь от стрелок.
Стрелочные, они вроде часов в мобильниках — заставляют прилагать лишние ментальные усилия арифметического плана.
Хотя в некоторых ситуациях стрелочные часы нагляднее, тут соглашусь.
Что же до упомянутых в начале американских школьников, (думаю, не только американских) то зачем им разбирать премудрости стрелочных, когда кругом сплошные цифровые.
Ни к чему им, хоть и неплохое, но избыточное знание, вроде владения каллиграфией и способности выводить пером и чернилами красивые завитушки в буквах.
Потому, считаю, для переживаний нет причины.
Было бы время, а часы найдутся.

Страдания по клепсидре

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

Служащий с достойным концом

16.03.2017

Есть, есть еще счастливые люди, которые не только не участвовали, но даже из-за угла одним испуганным глазом не наблюдали за тоскливо-ухарскими корпоративными вечеринками с добровольно-принудительным посещением.
Надо быть безнадежно потерянным, дефектным и где-то даже отдельными местами покрытым тленом и источенным червями, чтобы не испытывать на этих шабашах острого желания удавиться на колготках начальницы.
Хряпнуть разом банку крепкого, в угаре стащить колготки с начальственной жопы, сплясать, размахивая ими на столе со свининой, роллами и суши, лихо свистнуть в два пальца и повеситься на кронштейне рядом с рождественским зайчиком.
Весьма достойный конец для любого служащего.
По крайней мере, его не забудут сразу же, как остальных, а будут еще с полгода тихо ужасаться восторженным шепотом в уборных и коридорах.
А дамам запретят приходить на вечеринки в колготках, чулках и безразмерных лифчиках.
Во избежание.

Достойный конец

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru

О холостой обороне

16.03.2017

Мне, живущему в России здорово не хватает порядка.
Но не того ржавого хоррора, что здесь под этим понимается, то есть железная рука, мозолистый молот, окрики, зачистки, дубинкой в печень, мордой по асфальту и все вот это.
Хотелось бы цивилизованного порядка от слова порядочность, упорядоченность
Иначе говоря, обычного человеческого, разумного и здравого поведения.
Хочется ясности в отношениях с властью, с законом, просто с окружающими, хочется последовательной логичности, априорной защищенности и бытовой предсказуемости.
Но понимаю, что очутившись, паче чаяния, в подобных обстоятельствах, полгода буду этим наслаждаться, отдыхать от бардака и беспредела, наслаждаясь покоем и безмятежностью, а потом неизбежно занервничаю, почувствовав недостаток чего-то важного.
А именно: неожиданности, внезапности, алогичности, поступков не по разуму, а по безумию, станет не хватать того, что называют адреналином в крови, будто рядом постоянно «сумасшедший с бритвою в руке».
Не то, чтобы мне это нравилось, но долгое отсутствие привычного, даже самого отвратительного, начинает подсознательно тревожить давно и тщательно выстроенные эшелоны обороны, вынужденные вдруг работать вхолостую.
А они к этому не привыкли, они на это не рассчитаны, у них сбои идут по всем контурам, силовые линии искрят, буферы дымятся, того и гляди замкнет все к чертовой матери.
Поэтому, думаю, бывшим советским людям более подошло бы что-то среднее, компромиссное: упорядоченное, но в меру разгильдяйское, приличное, но с сумасшедшинкой, здоровое, но с пластырем на морде.
Мне так кажется.

О холостой обороне
by Ma Liang

Facebook Twitter Yandex Evernote del.icio.us News2.ru Memori.ru Вконтакте.ru МойМир.ru