История нигилиста и циника

29.08.2017

Меня абсолютно не занимают так называемые исторические книги и вообще история, как наука.
Всё это ни разу не интересно от слова совсем.
Что мне с того, что буду в деталях, мелочах и подробностях знать, к примеру, как проходила Реконкиста?
Да пофиг на Фердинанда Арагонского, Сида Кампеадора и уж совсем плевать на Юсуфа ибн-Тешуфина.
Во всей реконкисте главное, что у нас сейчас есть возможность выпить бутылочку-другую бургундского во славу Изабеллы Кастильской.
Или стану специалистом по гражданской войне в Америке, стану отличать генерала Макклелана от генерала Ли и цитировать наизусть Резолюцию Криттендена-Джонсона.
Не считая утоления праздного любопытства (у меня отсутствующего), знания эти не убавят и не прибавят, и ничего не изменят в том, что важно и нужно лично мне.
Или взять историю возникновения Руси и взаимоотношений всех многочисленных и мутных Рюриков, Вещих Олегов, Красных Солнышек, Муромцев с Мамаями и Батыями.
Откуда есть пошла русская земля…
Да откуда бы ни пошла, главное — куда вышла, и в какую сторону бредёт спотыкаясь и оборачиваясь.
Нет пользы, проку и смысла в этих знаниях, что ярко демонстрирует нынешняя наша история, ничему не научившаяся на всех предыдущих уроках и продолжающая в пьяном упоении тупо танцевать на тех же граблях.
Тем более, было всё не так, не там и не тогда, и выживший из ума на старости лет монах Нестор всё выдумал и, вообще, ничего этого не было, а было всё наоборот.
Как наоборот? А как вздумается, так и было.
И ко всему свои доказательства найдутся.
А не найдутся, так придумаем — история, что дышло.
Это вам не точные науки, где можно нарисовать на заборе штаны Пифагора и доказать, что штаны эти должны быть ровно такими, а не теми, что вам больше нравятся и подходят под нынешний политический момент.
Даже моя собственная, сугубо персональная история меня же и не интересует, потому что изменить в ней уже ничего невозможно.
Не могу вернуться и что-то сделать или, напротив, перестать весело оттягиваться в полный рост вместо того, чтобы методично оттачивать мастерство, набираться узкоспециального опыта и широких знаний в очень отдельно взятых областях.
Моя личная история любопытна лишь в смысле источника информации для будущих попыток не повторять ошибки молодости.
Хотя в моём возрасте юношеские выходки будут уже просто признаком клинического впадения в детство.
Но кое-что всё же можно из прошлого взять на заметку и отложить в памяти.
На всякий случай.
Пусть и без особых надежд.

Нигилист и циник


Вербализация эпистолярного

28.08.2017

Словарного запаса много не бывает.
Трудности могут возникать только с разбором его завалов, гор и терриконов, когда из всего этого дерьма надо выкопать нужное.
Как назло сверху навалена всяческая негодная срань, мелкотравчатый говорок колхозного разлива, олбанский, шпанский, гопницкий и тошнотворная лексика средств массовой информации.
А потом, вот, скажем: одиозный, кандибобер, дидактичный, буколический, сплин, сервильный, гривуазный.
Любой, прочитавший больше пятисот книг, эти слова знает и даже может догадываться об их значении.
Но одно дело — знать, и совсем другое — пользоваться.
Пассивный лексикон, это мертвые слова, распиханные плесневелым грузом где-то по сусекам памяти, и таких слов может быть множество, тысячи.
А в активном лексиконе при этом чуть больше, чем у Эллочки-людоедки, знакомой зато с шикарным словом «гомосексуализм».
Не очень давно наткнулся в компе на файл с перепиской.
Кто кому писал — фиг знает, и даже из контекста не ясно. Почитал.
После пятого-шестого письма уже мог сказать, где мои тексты, а где чужие, а позже и второго автора идентифицировал.
По лексике, по активному эпистолярному запасу, ведь у многих устный и письменный лексикон различается.
У меня, например.
Правда, разговариваю мало. Уж так обстоятельства сложились.
Редко, когда за день пара дюжин слов набирается, и те преимущественно, скабрезного свойства.
А то и вовсе ни одного, поэтому точно сказать, насколько отличается, не могу.
Но, думаю, разница должна быть.
Ее не может не быть.
Хотя бы из соображений экономии времени, нервов и интеллектуальных сил.

Типа словарный запас, короче.


О менструозных поллюционерах

13.08.2017

Противогендерные активисты, феминисты, суфражисты и прочие сторонники уравнивания в правах яиц и яичников могут радоваться очередной победе в глобальном омужичивании населения.
Вслед за возможностью мочиться стоя и по-мужицки, все менструозные особи получили отныне возможность звенеть мудями в унисон с поллюционерными организмами.
Причем, мудя себе можно выбрать по вкусу, цвету и мелодичности звона.
Все это музыкальное удовольствие обойдется от десяти евро за октавную пару, двадцать пять за квинту и тридцать за терцию.
Осталось дождаться видео с ноктюрном, виртуозно исполненным на, не побоюсь этого слова, мудацких инструментах.

Позвеним мудями
Позвеним мудями


О луддизме

01.08.2017

Можете считать меня луддитом, но я точно заодно с Илоном Маском и прочими «паникерами». Свою точку зрения объяснял, например, здесь.

Компании Facebook пришлось отключить одну из систем искусственного интеллекта из-за того, что боты выдумали собственный язык для общения друг с другом, непонятный человеку. Соответственно, о чем они общались – никому не известно.
Ранее боты использовали для общения английский язык, однако вскоре выдумали собственный, чтобы быстрее обмениваться информацией.
Недавно глава Tesla и Space X Илон Маск говорил о том, что необходимо ограничить развитие искусственного интеллекта, пока не стало слишком поздно. «Пока люди не увидят вооруженных роботов, шагающих по улицам, они не подумают о том, как на это реагировать», – заявил тогда Маск.

источник

Опасность искусственного интеллекта


Времена

11.07.2017

Бывают времена, когда вымучить три простых слова не легче, чем написать трехтомник «Войны и мира».

Бывают времена...


Судьба баяниста

30.06.2017

«Судьба играет человеком, а человек играет на трубе
© Ильф и Петров

Судьба баяниста
Судьба баяниста


Терминологическое

29.06.2017

Я не добрый. Я доброжелательный.
Это разные вещи и разные состояния ума с различными поступками и их результатами.

Терминологическое
Photo by Husein Adlirmaz