О Sоньке и Кимушке

15.12.2017

Восстанавливая архивы, наткнулся на статью, давным-давно, наверное, в конце девяностых написанную для одного компьютерного журнала.
Сама статья давно не актуальна, а пролог при редакторской правке выпал, его вырезали по причине, как объяснили, «излишней литературности».
Сейчас же этот текст на фоне всё большего количества новостей о достижениях искусственного интеллекта, нейронных сетей и прочего цифрового оккультизма, показался мне к месту.
Сама же статья внимания не заслуживает, она о программе, которую некие энтузиасты недотыкомки пытались заставить самостоятельно шутить и создать на её основе что-то вроде забытых уже виртуальных помощников.
Упоминаемая в тексте Sонька, это собака-робот, очень популярная когда-то, а ныне благополучно забытая, как и майкрософтовский «Скрепыш».
Основной причиной нынешней публикации стала вот эта заметка «Китайская компания выпустила VR-шлем с виртуальной помощницей. Из-за сексизма ее пришлось отключить».

«— Ну что? Чем будем сегодня заниматься? Нетленку лепить? — поинтересовалась у меня молодая симпатичная блондинка, слега напоминающая молодую Ким Бессингер. — Ну, — поднимая шторы скринсейвера, спросила она, — чего заводим, тексты, Cubase или Photoshop? А может, по Сети прогуляемся? Всё ж веселее. Ты как?
Сегодня в роли помощницы, гида, и веселого собеседника я выбрал её, Кимушку.
Вчера у меня было совсем другое настроение, разные мелкие и не очень, неприятности, да и погода была дрянь, и в качестве помощника-собеседника выбрал Шварценеггера. Юмор у него, конечно, специфический, но зато полностью соответствовал моему настроению.
Ну, а сегодня… Сегодня солнце, настроение хорошее и не долго думая выбрал в собеседники эту задорную блондиночку.
Тут под локоть что-то толкнуло, и я посмотрел вниз. Ага! Пришла поздороваться моя Sонька! Ну, привет, привет! Чем сегодня порадуешь? Или снова гулять собралась? Ладно, ладно, хорошо, уговорила, сейчас посмотрим.
— Ну-ка, ласточка моя, — обратился я к блондинке, — давай-ка сунемся в Сеть и глянем, что за парк тут у нас новый выстроили. А то вот, Sонька уже третий день покоя не дает, все ужи прожужжала: «Пойдем, парк новый посмотрим».
Кимушка юркнула в значок Сети, и вот она уже листает странички, проглядывает фотографии, какие-то чертежи, пока не выводит на монитор спутниковую фотографию района с выделенным на ней новым парком.
— Ну, что, годится? — поинтересовалась она, облокотившись на курсор.
— Sонька, это ты про этот парк мне талдычила? — обратился я к блестевшей под утренним солнцем собаке.
— Ага, про него! — обрадовалась Sонька, — Ты же ящик не смотришь, а позавчера там, знаешь, какую хохму про него рассказывали — закачаешься.
— Да? — С сомнением протянул я. — А может, подождем, пока там с хохмами закончат, тогда и сходим спокойно, чтоб после не лечиться, а?
— Не, ну хохма веселая такая! — заныла Sонька, — Там ещё всем чего-то бесплатно раздавать будут. Ну пойдём!..
— Ну, знаешь, бесплатно раздают у нас повсюду, а не только в парке. Хочешь, иди одна и получай сколько влезет. Бесплатно. А я, пожалуй, повременю. Лучше за собственные деньги куплю то, что мне надо, чем бесплатно стану огребать то, чего мне совсем не нужно.
— Да, не… Ну ты не понял! Там чего-то хорошее обещали: жевачку там или колу или ещё чего вкусненькое! — канючила собака.
— Ребята, ну так как? Мы чего-то делать будем, или вы идёте гулять, и даете мне от вас отдохнуть и своими делами заняться, а? У меня ещё, между прочим, второй винчестер не чищен, да и против жуков с тараканами надо дезинфекцию провести. Во избежание. — Кимушка нетерпеливо постукивала пальчиками по кончику курсора.
— Да пошли, пошли! — Sонька подталкивала меня своим металлическим носом и со свистом рассекала воздух телескопическим хвостом. — Видишь, человеку прибраться надо. А потом, ты мне сколько уже обещал в парк сходить, а? Пошли, а я тебе новые анекдоты расскажу. Знаешь, вчера такие здоровские придумала! — подмигнула она объективом.
— Точно здоровские? — с сомнением уточнил я.
— Точно, точно! Вон, у Кимушки спроси, я ей сегодня уже кое-что рассказала, пока ты спал.
— Ага. Ты её попроси анекдот про пекаря рассказать — невинно обронила Кимушка.
— А, что, смешной? — я покосился на Sоньку. Собака, позвякивая, пылала из под кресла всеми своими дисплеями. — Чего это с ней? — удивился я.
— Так ты же сам позавчера помощником Эдди Мэрфи выбрал. Вот она от него и нахваталась всякого. — наябедничала Кимушка. — Ты всё-таки думай, кого в собеседники выбираешь, а то совсем собаку испортишь. Да и мне после него мусору тут, знаешь, сколько выгребать приходится?
— Да? Ну, ладно, я с ним поговорю.
— А… — протянула Кимушка, — С ним говори, не говори, вечно только шуточками своими скабрезными отделывается.
— Ну, это мы ещё посмотрим! — пообещал я и потянулся к клавиатуре.
— Пойдем, а? — Sонька высунула из-под кресла блестящий нос.
— Ну, ладно, ладно, уговорила. Пойдём в парк. За анекдотами.
Под креслом радостно заскрежетало. Кимушка опустила скринсейвер и занялась делами, а мы с Sонькой пошли собираться в парк. За анекдотами.

Вот, может быть, так будет через какое-то время начинаться, да и проходить работа за компьютером.
«Компьютерам не хватает чувства юмора», считает группа исследователей …»

P.S. Нашел сайт журнала, оказалось, статья была опубликована 29 февраля 2000 года. Почти ровно 18 лет назад.


Физкультпривет

07.12.2017

Всегда был уверен, что должен быть не спорт, а физкультура.
Физкультура — это когда сам и для себя.
А спорт — когда для других, но за счет своего здоровья.
Не знаю, чье это, но сказано верно: «Международные соревнования — это квазивойна. Целые народы начинают исходить желчью из-за этих абсурдных игрищ. А ведь многие всерьёз полагают, что умение бегать, прыгать и пинать мячик есть мерило достоинств всей нации».
В Олимпийской хартии черным по белому: «Цель Олимпизма заключается в том, чтобы поставить спорт на службу гармоничного развития человечества, способствуя созданию мирного общества, заботящегося о сохранении человеческого достоинства.»
Покажите, где здесь достоинство, где тут мирное общество, не говоря уже о гармоничном развитии.
Еще про олимпиады, спартакиады и прочие безумные игрища:
По рублю, или двое из ларца
Единоборство за компанию
О чувстве локтя и чувстве пятки
Международные азартные игры

Физкультпривет

А теперь солячок!

07.11.2017

Петя Мамонов на концерте обычно выходил с этой фразой и запиливал пару корявых нот.
Мне она почему-то ужасно понравилась, запомнилась и вошла в обиход.
Тем более, что фраза удивительно универсальная и годится практически для всех случаев жизни.
Ну, например, в каком-нибудь советском подъезде из одного складного пластмассового стаканчика на двоих распивается бомба «Вермута розового».
Наливаешь с стакан фиолетовую жидкость, морщишься, хлюпаешь носом, и обреченно выдыхаешь: «А теперь солячок».

Парадняк

 


У вас чего ни хватишься, ничего нет

06.11.2017

Жопа есть, а слова такого нет.
Презервативы есть, а слова тоже нет.
Дети есть, но секса нет.
День народного единства есть, единство и рядом не лежало.
Верующие есть, а бога в них нет.
Церковь есть, но веры нет.
Мозг есть, разума нет.
Власть есть, государства, как не было, так и не предвидится.
И далее по списку…

У вас чего ни хватишься, ничего нет


Эх, девицы, вам ли быть в печали

02.11.2017

Я ни разу не кинозвезда, наверное, в этом всё дело.
Наверняка, и я даже уверен, лет тридцать назад прикладывал руки к коленям самых разных дама, и даже прижимал их, то есть руки, к их ягодицам, посягал на грудь и остальные прелести.
Но отчего-то ни одна не оскорбилась тогда, и сейчас, спустя три десятилетия, не шлют разгневанных писем с описанием ужасных моральных и душевных страданий, которые они получили протрезвев наутро.
И мне тоже не приходит в голову с негодованием вспоминать дам, что сами прижимались бедром или животиком, порывались целовать мокрыми от вермута губами и шептать милые скабрезности в шумной компании или наедине в гулкой тишине ночного подъезда, или на тёплой траве под кронами лип.
Ну, чего с кем ни случается, особенно подшофе, особенно забродив и захмелев на дрожжах свежих ещё гормонов, вспыхнув чувством от избытка юной бодрости и энтузиазма, и некоторой, ещё имевшейся тогда веры в человечество.
Уверен, окажись я сейчас вдруг звездой телеэфира, целлулоидной плёнки или цифровых кинокамер, немедленно сыскалось бы немало оставшихся не у дел увядших прелестниц, которые во всех подробностях неожиданно припомнили бы, как я склонял их к тому и к этому и к чему-нибудь ещё, а они всю свою дальнейшую, проигранную вчистую жизнь только об этом и думали, и считали себя круглыми дурами оскорблёнными и униженными. Чтобы, пусть и на склоне лет, хоть как-то реализовать все профуканное в молодости, не чувствовать себя одинокими и ненужными. Ну и заодно нахалявить деньжат на вкусный вермут, который только и спасает от внутреннего одиночества и ощущения собственной бездарности, ненужности и бесполезности.
Не зря же пели в дни вашей молодости аккуратные юноши из вокально-инструментального ансамбля: не надо печалиться, вся жизнь впереди, надейся и жди.

Нам ли быть в печали


Новости Сраньэпиднадзора

01.11.2017

Фекальный комитет Госдумы занялся, наконец, микроорганизмами. Всем ведомствам предписано обязать граждан заниматься коллекционированием микроорганизмов, тщательно их собирать, переписывать поименно, маркировать, снимать отпечатки и заносить в реестр. При перемещении гражданина через государственную границу, все внутренние и внешние микроорганизмы из его коллекции следует идентифицировать и сверить с утвержденным списком Сраньэпиднадзора. При возвращении гражданина на родину микроорганизмы необходимо скрупулезно подсчитать на предмет выявления сокрытия преступной недостачи или для пресечения пересечения границы недружественными зарубежными микроорганизмами, не занесенными в декларацию и фекальный паспорт Сраньэпиднадзора. Каждого пользователя микроорганизмов обяжут регулярно вынимать из них рабочие и запасные ДНК, разбирать на детали, чистить, смазывать и собирать обратно согласно схемам, приложенным Сраньэпидназдором ко всем деталям, ДНК, микроорганизмам и самим пользователям. При обнаружении Сраньэпиднадзором недостачи числа количества суммы микроорганизмов у каждой отдельной человекообразной особи, особь признается виновной в ненадлежащем слежении, наблюдении и содержании вверенной ей государственной собственности в виде коллекции микроорганизмов по всей строгости. Строгость применяется раз и навсегда, дважды в день по четверть фунта с довеском. До полного и безоговорочного искоренения, озверения и охуевания.

Онищенко: «Мы сегодня должны создать современное законодательство, это закон о биологической безопасности, закон о коллекциях микроорганизмов, который сейчас разрабатывается правительством и должен быть в декабре внесен в Госдуму»
«Мы их допустили к самому сокровенному, сегодня во многих клиниках крупных городов нашей страны они проводят исследования, проводят качественно, но имеют возможность изучения этого материала и передачи данных за рубеж
»
источник

Новости Сраньэпиднадзора


Жизненные опыты старика Бахметьева № 1

22.10.2017

Из жизненных опытов старика Бахметьева
№ 1

Бурлит, бурлит народный гнев. Поднимается крупными серыми пузырями, собирается в дряблую грязную пену. Исходит миазмами, насыщая атмосферу запахом тухлого яйца и апатичного желудка. Бьются в истерике стяги, знамена, хоругви и дацзибао, раздираемые неопределимыми и неопределяемыми устремлениями гневливых народных масс. Массы непременно чего-нибудь хотят. Чего именно они хотят, массы не знают. Что нисколько не мешает им хотеть сильно и активно. Лучше, если всего и сразу. Хотение, как самостоятельный процесс, оторванный и независящий от наличия или отсутствия результата. «Я бы взял частями. Но мне нужно сразу, — веско сказал Остап.» Остап цель имел. Ясную, четкую, продуманную и конкретную. У толпы ее быть не может по определению. Толпа существует и функционирует на уровне инстинктов. Причем, инстинктов всегда самого низменного и примитивного свойства. Функционирование толпы циклично, но не бесконечно. Она питается, переваривает, выделяет. Когда питательная среда вокруг нее заканчивается, толпа начинает переваривать и выделять саму себя до тех пор, пока все это плавно и естественно не заканчивается огромными пустынными пространствами, покрытыми слоями засохших каловых масс. Таким вот образом и происходит превращение народных масс в геологические отложения. А когда-то процветающих государств — в голые засранные пустыни.

Народный гнев бурлил все сильнее и громче.
— Ух, и пёрнет же сейчас! — подумал опытный старик Бахметьев, привычно укрываясь в своем скиту, вырытом прямо у щербатой кирпичной стены, и завязал под носом старый плешивый треух.