Колбаса

03.11.2014

— Колбаски докторской грамм триста взвесьте, пожалуйста.
— Докторской?
— Докторской.
— Не советую.
— Отчего же? Не свежая?
— Нет, почему же не свежая, у нас все продукты свежие. Мы лежалым товаром не торгуем, как те, что у аптеки. Халтурщики! У нас все только самое свеженькое, не сомневайтесь. Мы марку держим.
— Замечательно. Взвесьте триста грамм, пожалуйста.
— Пожалуйста. Но не советую.
— Почему же тогда, если она у вас свежая?
— А как же! Продукт первый сорт! Только что, можно сказать, коровкой гуляла, травку кушала, а сейчас вот колбаска высший сорт. Парная! Прямо с комбината! Мы с холодильников не берем, чтоб вы знали, мы только с комбината напрямую, чтобы, значит, покупатели довольны были. Можете не сомневаться, продукт наисвежайший!
— Очень хорошо, я рад за вас, так, а с колбасой-то что?
— С докторской?
— С докторской.
— Так тоже свежая, как и все.
— А почему же не советуете?
— Не советую? Ну да, не советую. А вы что же не слышали сколько в прошлом годе народу грибами потравилось? Это же ужас! Тыщи! Тыщи! И не поганками какими-нибудь, мухоморами, а самыми что ни на есть белыми с подберезовиками! Вот вроде гриб и гриб, крепенький, целенький, листик на нем прилипши, иголочки сосновые. Ты его и в корзинку, а после супчик из него или там пожарить. Съел, и… Опа, а гриб-то — отрава! Чистый яд! Во как!
— Ну да, я знаю, слышал про грибы, а причем тут колбаса? Она же у вас, надеюсь, не грибная.
— Какая же грибная? Что вы! Помилуйте! Продукт высший сорт! Мясо, чистейший филей. А кроме мяса там что?
— И что?

читать целиком


Колбаса

03.11.2014

— Колбаски докторской грамм триста взвесьте, пожалуйста.
— Докторской?
— Докторской.
— Не советую.
— Отчего же? Не свежая?
— Нет, почему же не свежая, у нас все продукты свежие. Мы лежалым товаром не торгуем, как те, что у аптеки. Халтурщики! У нас все только самое свеженькое, не сомневайтесь. Мы марку держим.
— Замечательно. Взвесьте триста грамм, пожалуйста.
— Пожалуйста. Но не советую.
— Почему же тогда, если она у вас свежая?
— А как же! Продукт первый сорт! Только что, можно сказать, коровкой гуляла, травку кушала, а сейчас вот колбаска высший сорт. Парная! Прямо с комбината! Мы с холодильников не берем, чтоб вы знали, мы только с комбината напрямую, чтобы, значит, покупатели довольны были. Можете не сомневаться, продукт наисвежайший!
— Очень хорошо, я рад за вас, так, а с колбасой-то что?
— С докторской?
— С докторской.
— Так тоже свежая, как и все.
— А почему же не советуете?
— Не советую? Ну да, не советую. А вы что же не слышали сколько в прошлом годе народу грибами потравилось? Это же ужас! Тыщи! Тыщи! И не поганками какими-нибудь, мухоморами, а самыми что ни на есть белыми с подберезовиками! Вот вроде гриб и гриб, крепенький, целенький, листик на нем прилипши, иголочки сосновые. Ты его и в корзинку, а после супчик из него или там пожарить. Съел, и… Опа, а гриб-то — отрава! Чистый яд! Во как!
— Ну да, я знаю, слышал про грибы, а причем тут колбаса? Она же у вас, надеюсь, не грибная.
— Какая же грибная? Что вы! Помилуйте! Продукт высший сорт! Мясо, чистейший филей. А кроме мяса там что?
— И что?
— А кроме мяса там соя!
— Соя. Очень интересно. А грибы-то причем?
— Как причем? Вот ведь эти все, тыщи, которые потравились, ведь они же все грибы ели!
— Да, грибы! Но мне нужна колбаса, а не грибы!
— Правильно, колбаса! А что вы с колбасой делать будете?
— Есть я ее буду! Что же еще с колбасой делать! Или, может, вы что-нибудь новенькое посоветуете?!
— Зачем новенькое? Помилуйте! Колбаса, она для того и есть, чтобы ее есть. Вот об том-то я вам и толкую!
— О чем?! Что колбасу надо есть? Я об этом с детства знаю!
— Ну так правильно! И я с детства!
— Рад за вас. Так вы мне взвесите колбасы, чтобы я, наконец, смог ее поесть?
— Взвесить могу конечно. Отчего же не взвесить.
— Так взвесьте триста грамм, будьте так добры!
— Взвесить могу, и продать могу. Почему не продать, если за деньги.
— Да уж, пожалуйста!
— Но не советую.
— Что?! Что вы там не советуете? Я прошу вас продать мне триста граммов докторской колбасы, а вы морочите мне голову!
— Ой, что вы так нервничаете! Вот я уже взвешиваю. И не морочу вам голову. Вы же просите колбасы, я и говорю, что вот, пожалуйста, докторская колбаса, высший сорт, наисвежайший продукт! Что ж так нервничаете? Нервы надо беречь, это вам любой доктор скажет! И вообще, здоровье свое надо в организме в порядке держать. Здоровье, оно у нас одно и второго никто не даст, как бы вы не просили, это уж будьте уверены. Вот я вам потому и не советую, а вы нервничаете, чтоб вы были здоровы!
— Что вы мне не советуете?! Причем тут мое здоровье?! Отрежьте мне колбасы, и все!
— Вот, вот, я ж и говорю! Брому вам надо. Вот ведь нервы свои до чего довели! Не жалеете себя, все работаете, работаете, начальник над вами измывается, бухгалтер денег не выписывает, коллеги подсиживают, а потом еще дома дети разные, тещи, жены, любовницы. А то и водочки иногда с друзьями. А как же, дело такое. Без водочки оно тоже не жизнь. Особенно, если под грибочек маринованный, да с лучком, да с картошечкой! Э-эх! Вот оно, здоровье-то и тю-тю! Вот так вот не жалеете себя, а после и бром не поможет!
— Какой бром! При чем тут бром?! При чем тут мое здоровье? Вы колбасы мне отрежете когда-нибудь или так и будете мне нервы трепать своим бромом?! И какая еще теща! Я вообще не женат, чтоб вы знали!
— Ну, это неправильно. То есть, оно, конечно, кому как, кому милей попадья, а кому и свиной хрящик, но все же жена, семья, значит, дети там разные по квартире бегают, тещи опять же, кастрюли, сковородки, пеленки, алименты. А там, не дай бог, еще и квартиру делить… Ой, и не говорите!
— Да я ничего и не говорю! Это вы трещите без умолку вместо того, чтобы отрезать мне наконец, колбасу! То есть колбасы… Вы меня уже совсем заболтали! И при чем тут ваша попадья с хрящиком! Причем пеленки! Какие алименты! Вы будете работать, наконец, или будете мне нервы мотать совсем, чтоб вам так жить! Дайте мне колбасы!
— Да вот же даю уже, даю. И не надо так переживать из-за каких-то там алиментов! Тем более, раз детей нет. А алименты, это, знаете, дело наживное. Было бы желание, а алименты завсегда найдутся. Дети здесь, дети там, а потом глядишь, и уже весь в алиментах, как свинья в помоях. И, как говорится, будьте здоровы! Это я вам, как специалист говорю.
— В чем специалист? В помоях? В свиньях? В алиментах? А в колбасе вы, случайно, не специалист?! Может быть, ну совершенно случайно, просто между прочим, невзначай, все же взвесите мне триста граммов паршивой докторской колбасы! Или как!!
— Ну почему же паршивой! Очень даже великолепная колбаса, чтоб вы знали. Прямо только что с комбината, парная, нежная что твои сливки, а уж дух какой, закачаетесь!
— Вы меня что, за идиота держите?! Что вы мне тут талдычите про какой-то комбинат? Зачем мне комбинат! Мне нужно, всего навсего, триста грамм колбасы, и все! И не надо мне никаких ваших сливок, никакого духа и вообще ничего мне больше не нужно! Ясно вам, наконец?!
— Ну ясно, как не понять. Мы хоть консерваториев и не кончали, но тоже понятливые. Вот только сливки я вам не советую. Они у нас, конечно, наисвежайшие, только что из под коровы, только что, можно сказать, надоенные, а уж вкусные — пальчике оближите!
— Ка-ки-е слив-ки, мать вашу так! Какие, к лешему, пальчики! Какие консерватории! Ты уморить меня решил, паразит?! Ты смерти моей хочешь?! Так я те щас сливок надою! Я те щас так надою — ни один комбинат не примет, гад! Я из тебя не колбасу, я из тебя сейчас фарш делать буду! Иди сюда! Брось, говорю, колбасу, и иди сюда, сволочь! Иди, я тебе ска… Ох! Ой…
— Эй, эй, гражданин! Да что ж вы мордой-то, и в грязь. Холодно там и мокро. Так и простудиться недолго. Вот не берегут себя, не жалеют, а после жалуются, что бром не помогает. Где уж тут бром… Эх, гражданин…


Об поэзии, об эмпиреях и об игре в веревочку

31.10.2014

Абсолютно прав был мистер Уэллер:

«Стихи ненатуральная вещь. Никто не говорит стихами, разве что приходский сторож, когда он является за святочным ящичком, или объявления о уорреновской ваксе да ролендовском масле, а не то какой-нибудь плаксивый парень. Никогда не опускайся до поэзии, мой мальчик.»
Ч. Диккенс

Поэзия придает обычным словам избыточную весомость и многозначительность.
Что так же присуще и афоризмам и классической философии.
Засовывает в одно слово множество смыслов, изначально в нем отсутствующих и ему чуждых.
В поэзии (и философии) все слова и все предложения необходимо расшифровывать, как в криптографии, докапываясь сквозь нарочитую многозначность, дымку аллюзий и ассоциативную пелену до мысли автора.
В случае, если автор и сам ясно понимал эту мысль.
Поэзия, что ребус, где смысл спрятан, и в каждой строфе необходимо искать подсказки, решать искусственно поставленные задачи, от правильности решения которых зависит — поймете ли вы, что там пожелал спрятать автор, или не поймете, или поймете не то и не так.
К чему все эти придуманные сложности?
Отчего бы изначально не выразить мысль ясно, без жонглирования словами и понятиями.
К чему прятать её, зашифровывать, камуфлировать и обвешивать декоративными рюшечками.

Об поэзии, об эмпиреях и об игре в веревочку
художник Антон Козельский


Чудится, кажется или показалось?

26.09.2014

Человек думает, или он думает, что думает?
Ему кажется, или ему кажется, что кажется?
Вот ему показалось, или только показалось, будто что-то показалось?
Уверен ли он, или просто уверен в том, что уверен?
Почудилось, или почудилось, что почудилось?
Он действительно ощущает что-то, или ощущает лишь ощущение ощущения?
Все это меня мучает.
Или мне только чудится, что мне кажется, что меня что-то мучает?

Чудится, кажется или показалось?


Лень на выдумки хитра

29.06.2014

Раньше скользили по волнам на обычных досках и прыгали с кукурузников с гигантскими рюкзаками, в которые заталкивали два гектара шелка.
Сейчас это стало банальным, неинтересным и скучным.
Теперь приделывают к доске мотор или водомет или турбину.
Или придумывают еще что-нибудь, вроде подводного серфинга на дельфиньей тяге.
А прыгают нынче в трико с перепонками.
И быстро, и таскать легко, и пока долетишь не успеваешь заснуть, как под парашютом.
Чего только не придумают со скуки.
Вообще, огромное количество всего было придумано и создано именно от скуки.
От недостатка развлечений, или от пресыщенности развлечениями уже привычными, а потому скучными.
Ах, как волновали и возбуждали первые автомобили, мчащиеся с бешеной скоростью тридцать километров в час.
Дамы просто не успевали опомниться, как эти чудовища пролетали мимо них погромыхивая и чихая дымом.
Теперь реактивные автомобили на соляных озерах уже не возбуждают, они привычны и скучны и скорость в тысячу кмч не будоражит воображение.
Прогрессом двигает скука.
Скука и лень.
Лень создала механизмы, скука создала развлечения.
Побочным продуктом того и другого является всё возрастающее количество проблем.
Механизмы необходимо обновлять, ремонтировать, снабжать запчастями, окружать ремонтниками и наладчиками, инженерами, технологами, мелкими и крупными начальниками и прочим обслуживающим персоналом.
Вот так лень, создавшая механизмы для того, чтобы облегчить человеку жизнь, навесила на него массу новых, не известных ранее проблем.
Что бы человек ни делал для того, чтобы ничего не делать, дел у него от этого только прибавляется.
Замкнутый круг.
Раньше, чтобы получить сыр, достаточно было корыта, доски и плетёного сита.
Теперь без банды технологов, мастеров пахтоотделительных машин, лаборантов, смазчиков, наладчиков, закупщиков оборудования, водителей молоковозов и прочего и прочего даже банки простокваши не выйдет.
А ведь сыр получают из молока, которое тоже не руками нынче доится, а сплошь при помощи механизмов, долженствующих по задумке облегчить труд доярок.
Поэтому вместо трех доярок теперь одна доярка, пять механиков, обслуживающих доильное оборудование, один электрик, следящий за наличием электричества для работы оборудования и бригада конторских служащих от бухгалтера до начальника-директора-хозяина-владельца, обеспечивающих работоспособность этого комплекса.
Вот так человечество облегчает себе жизнь.
Вчера по Дискавери рассказывали о нынешних золотоискателях.
Этакие современные Смок Беллью и Малыш.
Два огромных тяжелых экскаватора, несколько мощных дизель-генераторов для снабжения электричеством механических драг, грохотов, мощных насосов, электрических печей и черт знает чего еще.
За день вынимаются и промываются тонны грунта.
Половина намытого золота уходит на аренду и обслуживание техники, остального хватает на пиво и новые штаны всей этой ватаге экскаваторщиков.
То ли дело во времена золотой лихорадки, когда кроме лопаты с заступом и деревянного лотка больше ничего не было.
Но зато уж если золото находили, то хватало не только на виски со штанами.
Словом, если стало скучно и нечем заняться, бросайте все и начинайте активно ничего не делать.
И будет вам счастье.

Лень на выдумки хитра
by Alfredo Rodriguez


Без комментариев

04.04.2014

Пришел комментарий:
«Странный блог. Без комментариев. Собственно, я здесь случайно. Мне вообще блог не нужен. Вам, наверное, надо. Но почему здесь нет комментариев?»
Однажды уже как-то пытался объяснить одному товарищу, но товарищ тогда не понял.
Я же сейчас попытался понять, отчего кажется странным блог без комментариев.
Вот вы, скажем, прозаик, он же литератор, он же писатель, и решили издать книгу своих текстов. И издали.
И кто-то ее даже купил и даже прочитал.
Но не ждете же от этого читателя, что он немедля примется черкать на полях свои комментарии к вашему тексту, или побежит в издательство узнавать ваш адрес, дабы срочно высказать свои соображения через почту-россии.
Книгу вы издали, дабы поделиться своими соображениями с кем попало другими.
Ну, или же исключительно для ради денег, известности, славы и автографов, что тоже естественно для хомо сапиенса.
Деньги и автографы в данном случае вычеркиваем, остается безвозмездное желание поделиться.
Кое-кто, наверное, удивится, но до сих пор остались люди, пишущие личные дневники.
Не блоги, не дневники в сетевом смысле, а сугубо приватные, для себя родимого.
В пору поголовного эксгибиоционизма это кажется диким и бессмысленным анахронизмом.
Но тут уже ничего не поделаешь, такова селяви и таковы "о времена, о нравы".
Кроме того у меня, к примеру, возникают большие проблемы с тем, чтобы оставить комментарий на пост.
Ну что можно добавить к добротному тексту, кроме пресловутых "плюсую" или "пеши есчо"?
Захламлять чужие посты банальщиной не хочется, а к хорошему тексту и добавить нечего.
А скверный, скучный и неинтересный текст вовсе читать не хочется, не говоря о комментировании.
Вступать же в полемику с автором по каком-либо поводу тоже лишне — он так считает, ну так это его право.
Зачем сообщать ему о том, что кто-то придерживается иной точки зрения?
Словом, не вижу ничего странного в блогах без комментариев.
В фидленте у меня таких полно, а барахло туда не отбираю.
Такова моя имха.

Анахорет, мизантроп, циник и блогер


Интимные половые взаимоотношения гендерных сексуальных индивидуумов

29.03.2014

Хорошо заняться сексом в дюнах.
Чем хорошо?.. Просто хорошо, и все.
Вот вам не хотелось бы?
Именно в дюнах, да.
Хотя можно и в других местах.
Вот, скажем, пляж на берегу моря-окияна.
Ну там, вода-солнце-воздух и прочие радости.
Правда, встает вопрос о песке.
И в дюнах и на пляже он есть.
По крайней мере, должен быть, если это приличные дюны и уважающий себя пляж со всеми удобствами.
Но песок, в данном конкретном случае, это совсем не удобство, а очень даже наоборот.
Песок, он не только в интимных половых взаимоотношениях гендерных сексуальных индивидуумов мешает, он еще и, к примеру, в еде совсем ни к месту.
И там и там от него никакого удовольствия, а только один сплошной вред и эректильное расстройство.
И к чему тогда нам дюны с пляжем, если там не только невозможно нормально провести время в половых обоюдных условиях, но и поесть без песка нельзя?
Приходим к выводу, что романтика, это одно, а реальность, это совсем другое, и даже где-то противоположное.
Хотя и не взаимоисключающее.
Потому что, если кроме романтического воодушевления и полового партнера вы возьмете в дюны плед, то вполне сможете совместить реальность с фривольным настроением.
И вам даже, наверное, удастся комфортно перекусить без хруста на зубах.
Удачи вам.

Интимные половые взаимоотношения гендерных сексуальных индивидуумов