Петя-коля-вася и слава кпсс

04.02.2007

Взятие на абордаж винного магазина в Советском союзе

Ностальгическая слеза умиления пробила. И ненависть всклокотала мутной пеной с брызгами и смрадом. Вот уж воистину точна и права была лагерная наколка: «Нет счастья в жизни! Слава КПСС!»

За водкой в СССР

А в этом гастрономе на Строителей сколько раз отстаивал в таких же гремящих пустой тарой очередях. Был там работяга, какой-то безымянный вася-петя-коля, который за треть стакана выносил чего хочешь. Но треть стакана с пузыря отдай. Берешь четыре бормоты, наливаешь ему стакан с гаком. Из-за этого надо было колю-петю-васю ловить пораньше, пока он еще в сознании был.
Одно время там же продавщица работала, морды не помню, помню руки ее жирные, с красными толстыми пальцами в золотых кольцах и поцарапанным малиновым маникюром. В любое время за полторы-две цены все что угодно. На прилавках только «Шипка» и спички, а у нее в подсобке штабелями ящики стоят — бормотуха, вермут, белая, сушняк, плиска, салют — все, что хочешь. В том же доме за углом ментовская была, 118 отделение, кажется. Вся ментура у нее отоваривалась и эта толстопальцая на все ревизии клала с прибором. Они со двора у нее ящиками брали, а потом вечером в хлам по тому же двору ползали.

Совок, менты, магазин, очередь

И отовсюду торчали вот такие вот строители коммунизма. Квадратные, коренастые, в вечных ситцевых платьишках и косыночках, в чистеньких рабочих комбинезонах, с закатанными рукавами клетчатых рубашек на руках-окороках. И над всей этой утопической идиллией парил святым духом дедушка Ленин, сука, сволочь мерзкая плешивая.

Верной дорогой идете, товарищи

А это и вовсе то ли робокопы порядок наводят, то ли братва с битами кому-то укоризну устраивает.

Охуячиватели


Лекарство от ностальгии

03.04.2006

Советские пельменные, шашлычные, рюмочные, столовые, забегаловки

Звонил знакомый весь в ностальгических восторгах по поводу посещения какой-то то ли пельменной, то ли шашлычной, в которой почти все осталось таким же, как и пятнадцать-двадцать лет назад.
Суп харчо из кислой капусты, слипшиеся, не отделяемые друг от друга люля-кебабы все с той же кислой капустой, теплый шашлык на гнутых грязных шампурах, затоптанный неметеный пол, пластмассовые подносы в жирных пятнах, мутные граненые стаканы с компотом из сухофруктов, «мраморные» столики с пустыми салфетницами и чекушками с выветрившемся уксусом.
Ковырять капусту приходится жирными алюминиевыми вилками с вечно и навсегда погнутыми зубьями.
Особо брезгливым из-за отстутствия салфеток протереть вилки нечем, поэтому они торопятся принять первые пятьдесят грамм и в качестве лекарства от брезгливости и в качестве дезинфицирующего средства.
За солью надо идти на кухню со своей алюминиевой ложкой, где неприветливые растрепанные тетки насыпят в нее влажной соли.
За кассой сидит совершенно советская грубая тетка с халой на голове.
Единственно отличие, это бар вместо разлива портвейна вслепую под столом.
Ну и, разумеется, цены.
В качестве лекарства от ностальгии по совковым временам очень хорошо действует.


Чаепитие с кирпичем

20.03.2006

Кирпичный чай

Довольно часто, когда в гостях тебя собираются напоить чаем, то в кружку теплой воды бросают тампон на ниточке и получившийся анемичный анализ ставят перед тобой с куском рафинада на блюдечке.
И вот это вот называют чаем.
Затем остатки еще пару раз заливают из остывшего чайника до полного исчезновения цвета.
Вкуса и запаха там изначально не было.
В кружке хорошо заваренного чая не то что дна, а стенок не должно быть видно.
И цвет у настоящего чая, как у древнего кирпича — густо-бардовый.
Именно поэтому крепкий, то есть нормально заваренный чая я называю кирпичным.
Хотя в действительности, кирпичным или плиточным называют чай спресованный в бруски, в кирпичи.
И вещь это абсолютно непотребная.
Как-то, еще при совке, увидел в богом забытом сельпо здоровенную и тяжеленную плиту прессованного чая.
Конечно же я ее немедленно купил.
Плита была гладкая, блестящая, бурого цвета с выдавленным гостом и логотипом чаеразвесочной фабрики.
Когда через пару недель я привез ее домой, то при помощи молотка и зубила отколол кусок и ради любопытства заварил.
Ну, в общем, это конечно не чай.
И никогда им не был.
Когда отколотый кусок наконец распарился, то на поверхности толстым слоем плавали ветки, щепки и куски грубых листьев с прожилками, а на дне скопился илистый осадок из песка, мелких камешков и какой-то дряни.
Отдавало это варево сеном, глиной и козьим пометом.
Не то что пить, а нюхать его было противопоказано.
Но в качестве опыта интересно и познавательно.