О вреде пользы или пользе вреда

17.12.2015

— При моем здоровье совершенно ни к чему беспокоиться об образе жизни и всяком там здоровом питании.
— Пока или уже?
— Всегда. Сперва не о чем, потом незачем.

О вреде пользы или пользе вреда


В Небесах обетованных

02.12.2015

Э.РЯЗАНОВ: Они кино снимают, и, к сожалению, кто-то его видит. Но это, к сожалению, потому что ощущение полной безответственности. Они просто забыли, что была великая американская кинематография, великая российская кинематография. Это всё забыто сейчас.
Я в своё время тоже снимал фильмы, где действие происходило на помойке. Это были «Небеса обетованные». А сейчас всё на помойке, и люди, которые действуют там, тоже помоечные. Такие забытые понятия, как честь, совесть, благородство, искренность, нежность — это всё забыто. Потому что это какие-то ужас питекантропы, которых невозможно смотреть, не хочется.

Э.РЯЗАНОВ: Я помню этот кадр, как идёт Ельцин через зал, который его ненавидит, просто не знает, как его разорвать. И как он с несгибаемой спиной кладёт этот партбилет, и идёт через весь зал напрямки, напролом. Я тогда восхитился и подумал: «Боже мой! Какое счастье, что у нас такой президент».
Конечно, сейчас мы все переживаем ужасное разочарование во всех этих делах. Но могу сказать, что я очень многие поступки Ельцина одобряю. Но единственное, что я не могу ему простить, это то, что он назначил такого преемника… Которому ничего не стыдно. Который поднял опять то, что было отодвинуто историей — слой этих жадных, страшных, тёмных людей, которые представляли самые страшные, злые силы, за которыми стоят толпы казнённых, окровавленных… Вот, чего я простить ему не могу, к сожалению. А так, я должен Вам сказать, благодаря Ельцину, все ездят куда-то, и какие-то продукты у нас есть. Все уже забыли, что это заслуга, в первую очередь, Бориса Николаевича.
Он был абсолютно беззлобен. Он не посадил из чувства мести ни одного человека. Не наказал ни одного человека. Он был слишком для этого мощен, широк и прекрасен.
via

Эльдар Рязанов


Актуальное

12.09.2015

Девять десятых нашего счастья зависит от здоровья.
Артур Шопенгауэр

Здоровый нищий счастливее больного короля.
Артур Шопенгауэр

Счастье — это когда в аптеке кроме презервативов ничего не нужно.
NN

Девять десятых нашего счастья зависит от здоровья


Булочки со Шнуром

30.07.2015

«Кто-то печет булочки, а кто-то жарит кузнечиков. Я лично предпочитаю булочки, но совершенно спокойно отношусь к тем, кто с аппетитом, как я булочки, уплетает жареных кузнечиков. К человеку, который готовит кузнечиков, у меня тоже нет никаких претензий. Это его дело. Не моё. Он же не пихает их мне в рот, вырывая из моих рук любимую булочку со взбитыми сливками. Проходя мимо его лавки я ему улыбнусь. Просто так. Забавный тип. Я не считаю его лохом, идиотом, дебилом, петухом, мразью, извращенцем, гламурной тварью, продажной скотиной и т.д. Он просто жарит кузнечиков, которых я не ем. Даже этот странный для меня труд я уважаю просто потому, что так меня учили. Судя по комментариям многих учили по-другому.»
via

О булочках и кузнечиках


Виртуозная формулировка

15.07.2015

Английский бизнесмен получил письмо от коллеги. Письмо гласило:

«Дорогой сэр, поскольку моя секретарша — дама, я не могу продиктовать ей то, что о вас думаю. Более того, поскольку я джентльмен, я не имею права даже думать о вас так. Но, так как вы ни то, ни другое, я надеюсь, вы поймете меня правильно.»

Одно слово - джентльмены


Читатник дао - Адольф Ферье

30.06.2015

И сотворили Школу так, как велел им дьявол. Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах. Ребенку нравится сознавать, что его работа имеет какой-то смысл, поэтому все устроили так, чтобы его активность не приносила никакой пользы. Он не может оставаться без движения – его принудили к неподвижности. Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям. Он любит говорить - ему приказали молчать. Он стремится понять - ему велели учить наизусть. Он хотел бы сам искать знания - ему они даются в готовом виде.
И тогда дети научились тому, чему они никогда бы не научились в других условиях. Они научились лгать и притворяться. Дети отбились от рук. Они бегут из дома, ищут приключений. Они становятся практичны, самоуверенны и упорны без помощи школы и даже вопреки ей. И разрушилась Школа, которая была сотворена по наущению дьявола.

Адольф Ферье Швейцарский педагог, публицист.
«Преобразуем школу» (Transformons l'école), 1920

Адольф Ферье


Читатник Дао - Ярослав Гашек

14.06.2015

Ярослав Гашек
Ярослав Гашек

  • В сумасшедшем доме каждый мог говорить все, что взбредет ему в голову, словно в парламенте.
  • От стен полицейского управления веяло духом чуждой народу власти.
  • В то время как здесь короля били тузом, далеко на фронте короли били друг друга своими подданными.
  • Военно-юридический аппарат был великолепен. Такой судебный аппарат есть у каждого государства, стоящего перед общим политическим, экономическим и моральным крахом.
  • — Не представляю себе, — произнес Швейк, — чтобы невинного осудили на десять лет. Правда, однажды невинного приговорили к пяти годам — такое я слышал, но на десять — это уж, пожалуй, многовато!
  • В другой раз внимательнее приглядывайтесь к тому, с кем купаетесь: в воде всякий голый человек похож на депутата, даже если он убийца.
  • — Наше дело дрянь, — начал он слова утешения.
  • Беда, когда человек вдруг примется философствовать — это всегда пахнет белой горячкой.
  • Без жульничества тоже нельзя. Если бы все люди заботились только о благополучии других, то еще скорее передрались бы между собой.
  • Скромность украшает мужчину, но настоящий мужчина украшений не носит.
  • Я сам за собой иногда замечаю, что я слабоумный, особенно к вечеру…
  • После вакханалий и оргий всегда приходит моральное похмелье.
  • Бросаться направо и налево дерьмом — аргументация более или менее убедительная, но интеллигентный человек даже в состоянии раздражения или в споре не должен прибегать к подобным выражениям.
  • В толстого эрцгерцога вернее попадешь, чем в тощего.
  • Не всем же быть умными. В виде исключения должны быть также и глупые, потому что если бы все были умными, то на свете было бы столько ума, что от этого каждый второй человек стал бы совершеннейшим идиотом.
  • У солдата, которого ведут под конвоем, всегда больше опыта, чем у тех, кто его караулит.
  • Вообще всё на свете вдруг показалось ему таким гнусным и отвратительным, что он почувствовал потребность напиться и избавиться от мировой скорби.
  • Я думаю, что на все надо смотреть беспристрастно. Каждый может ошибиться, а если о чем-нибудь очень долго размышлять, уж наверняка ошибешься.
  • — Самое лучшее, — сказал Швейк, — это выдавать себя за идиота.
  • Пусть было, как было, — ведь как-нибудь да было! Никогда так не было, чтобы никак не было.