В общем-то, например

16.04.2015

Категорически 18+. Ибо Паук, это Паук, без матюгов он не разговаривает. Прочие персонажи его даже кое в чем переплюнули.


Патриотическая камасутра

08.04.2015

Любовь и Родина.
Да, такое вот, набившее оскомину от неумеренного употребления, словосочетание.
И что еще по этому поводу можно сказать?
Не знаю, что тут еще можно сказать, но поразмышлять можно.
Не столько по поводу слова Родина, сколько просто о любви.
О любви между тобой и Родиной. Между вами обоими.
О том, как, чем, когда и сколько раз ты любил ее, и о том, чем, как, когда и по какому месту она тебе ответила.

Ну, известно, что любить можно горячо, пламенно, самозабвенно, до беспамятства и т.д.
Думается, что беспамятная любовь, особенно к такому ответственному объекту, дело не самое здоровое. Памяти лучше не терять.
Из истории известно, что чаще всего кончается это весьма скверно, что особенно хорошо знают те, кто памяти не терял.
Чему не всегда рады.

Любовь бывает безответная.
В рассматриваемом нами случае, это самая распространенная форма любви.
То есть ты ее любишь, а она тебя — нет.
Ну, не люб ты ей, что ж тут поделаешь? Сердцу не прикажешь.
Ситуация безусловно печальная, но не безнадежная.
И рецепт тут один — в таких случаях следует раз и навсегда забыть о взаимности и продолжать любить любовью исключительно бескорыстной.
Что, правда, не обязательно обещает тебе любовь платоническую, поскольку несмотря на свое к тебе безразличие, и Родине тоже надо иногда удовлетворять свои физиологические (читай — социальные) потребности, поэтому время от времени она будет тебя пользовать как захочет во все места.
К чему надо отнестись с пониманием, не обижаться и не бежать в ООН с криками об изнасиловании с особой циничностью
Тем более, что никакой циничности не было.
Она же тебя знать не знает, и вообще ты ей по большому барабану с высокой колокольни.
Просто Родина большая, а ты же маленький такой, вот и выходит неравенство весовых категорий.
Может, и придавила слегка ненароком в оргазмических конвульсиях.
Но не со зла же, а по равнодушию.

Как известно из классики, любить можно и «странною любовью».
Но этот аспект не хотелось бы особенно трогать и шевелить по причине его малой изученности и большой засекреченности.
Короче, от греха подальше.

Еще бывает любовь по расчету.
Ну, это дело широко распространенное, хорошо всем известное и в особых комментариях не нуждается.
Кроме, пожалуй, одного замечания, — такая любовь тоже очень часто заканчивается грустно и быстро.
Либо с летальным, либо с «улетальным» (если повезет) исходом.

Ну и наконец, самая распространенная у нас форма любви к Родине.
Почему она так популярна среди нашего народонаселения сказать трудно.
Может быть, она сама дает к этому какие-то предпосылки, каким-то образом подталкивает.
Может быть, это некие проявления ее мазохистских стремлений, науке это неизвестно.
Но большая часть нашего населения может сказать, тыкая грязными пальцами друг в друга: «Это вот он, гад, любил Родину в извращенной форме».

Патриотическая камасутра


Российский сервис, суровый и беспощадный

05.02.2015

Российский сервис, суровый и беспощадный.
еще 4


Гиппократно нулю

17.01.2015

Предпринимать шаги в целях укрепления здоровья в этой стране можно бесконечно, вернее, до самого конца.
Или вашего, или страны.
И именно предпринимать шаги, а не лечиться и, что характерно, без результата.
Это всё некие ритуальные действия, вроде церковных таинств и манипуляций — смысла в них нет и все это знают, но совершают, ибо «так положено».
Ну и в наивной надежде неожиданно сорвать в этой лотерее если не джекпот, то хотя бы не остаться без штанов, без здоровья и без веры во внезапные чудеса в одной отдельно взятой стране.

Гиппократно нулю


Мне много лет, и от прожитой жизни два чувства остались – чувство страха и чувство голода: вечный голод и вечный страх!

16.12.2014

Из телеинтервью Леонида Броневого журналисту Дмитрию Гордону.

«Все, что в Советском Союзе происходило, даже в самых страшных не описано сказках — это жуткий, абсурдный, затянувшийся на 70 лет фильм ужасов: настолько тяжелый, что мы до сих пор от просмотра его не отошли и ни к какой другой картинке привыкнуть не можем. Вы только внимание обратите: сколько о зверствах в сталинских лагерях известно, о баржах, которые вместе с инакомыслящими затапливали, о расстрелах прямо на рабочих местах, о миллионах сирот — детей врагов народа, а поди ж ты, находятся те, кто Волгоград вновь хотят Сталинградом назвать или на митинги компартии выходят, которую Ельцин лишь потому, что водка помешала, не запретил, и кричат: «Ста-лин! Ста-лин!». Дураки, вы хоть знаете, что кричите? Я страшную вещь скажу: даже Гитлер и то лучше Сталина! Да-да, и хотя Гитлера я ненавижу, уважаю на полграмма больше, потому что он хотя бы своих, немцев, почти не трогал, а этот косил всех подряд: и осетин, и грузин, и русских, и украинцев… Как чувствовал, что спустя десятилетия отыщется такой, как Зюганов, способный многомиллионному народу доказывать, что Сталин дороже и ценнее Пушкина, потому что сделал больше…

Я хотел быть услышанным! О том, как система, которую мы до сих пор воспеваем и восхваляем, травила людей (в лучшем случае — убивала, в худшем — убивать заставляла других), не просто напоминать нужно — необходимо! Чтобы не было к ней возврата, чтобы даже мысли такой ни в одной голове не возникало, что там, в том времени, хорошо было! — ну что хорошего может быть, когда полстраны сидит, а полстраны сажает?

Те, кто сажал, кстати, еще живы — это те, кто сидел, почти вымерли, а я, чье детство испоганено было, чье место рождения — прекраснейший Киев — отравлено и намертво с воспоминаниями о том связано, как разбросали нашу семью по всему Союзу (отец на Колыме лес валил, мать по городам и весям скиталась, я по миру пошел голоштанником), всегда говорил и говорить буду: не смейте, не смейте тосковать по аду — помнить нужно добро, а не зло!

Все наши беды, между прочим, от того, что добра мы не помним. Например, что получили за эту Победу те, кто воевал, кому они в результате нужны? Лет семь или 10 назад по телевизору сюжеты, снятые в России и Германии, показали: лежит старый наш фронтовик, без ног, в каком-то углу закопченном, рядом страшные, уродливые протезы валяются (кто только их сделал?), и потом — Мюнхен, уютный домик, клумбы с цветами, дорожки песочные… По одной из них к своему «мерседесу» старичок бодро шагает — бывший солдат вермахта: в жизни не скажешь, что обеих ног у него нет! Так кто победил, спрашивается, мы или они? Или наш товарищ Сталин и все последующие товарищи и господа, которым абсолютно наплевать на то, что кто-то здоровье на войне потерял, чтобы они разъезжали сейчас в дорогих машинах и часы за сотни тысяч долларов себе выбирали?

Нас, оборванцев, голодных, вшивых, сирых и убогих, в военные годы в республиках Средней Азии приютили. Узбеки, казахи, таджики пускали эвакуированных под крыши своих домов, последней лепешкой с ними делились, а теперь в Москве их детей и внуков за людей не считают, да и в Киеве, я уверен, едва завидев, брезгливо фыркают и этим унизительным словом «гастарбайтеры» обзывают. А почему бы русским — я спрашиваю — с «гастарбайтерами» за помощь эвакуированным не рассчитаться, компенсацию не выплатить — из нефтяных денег? Неужели они на нас тогда не потратились, или кто-то считает, что подметать улицы и штукатурить стены — единственное, на что «гастарбайтеры» эти годятся? Если так, то мы, победители, ничуть не лучше нацистов, деливших нации на высшие и низшие, — достойные дети отца народов, как ни крути…

Раздавать советы, как жить, права я не имею — в конце концов, и сам этого не знаю. Любой и каждый может упрекнуть меня в том, что получал в СССР премии, награды и звания, что отец мой одним из самых жестоких следователей киевского ОГПУ был, садистски людей допрашивал, деньги и показания выбивал… Ни пройденный путь, ни свою биографию я изменить не могу, но убежден, что в прошлое воз­вращаться нельзя, и ни один орден, ни одно в мире благо одной-единственной слезинки обиженного тобой человека не стоит.

Я благодарен за то, что высказался, и за то, что меня услышали, а если услышали и поняли остальные, значит, все было не зря — наша встреча, беседа, да и сама жизнь…»

В комментариях выложил остальные части интервью.
Надо смотреть и слушать.
Это не рекомендация, это императив.


Ссылка на youtube

2 и 3 части


Свобода, как колбасная шкурка

15.12.2014

Чем колбаса отличается от свободы слова?
Ничем — и того и другого могут лишить, но могут и дать.
И то и другое ты сам можешь у кого-то отобрать.
То и другое можно и производить и потреблять.
И тем и другим можно отравиться.
И то и другое в должных пропорциях приносит удовольствие.
Различие между ними лишь в том, что свобода многим не нравится или просто безразлична.
А колбасу любят все.
При всей своей несхожести колбаса и свобода поодиночке не существуют, и друг без друга чахнут, увядают и пропадают.
Как правило, вместе с теми, кто предпочитал колбасу.


Святой Серафим в версии альтернативно одаренных

09.12.2014

Поразительно, насколько по-разному работают мозги у людей, насколько различно, до полностью противоположного понимают сказанное.
Известное изречение Серафима Саровского в изложении Николая Мотовилова «Стяжи дух мирен и вокруг спасутся тысячи».
Чаще переводят на современный русский, примерно как «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи».
Ну казалось бы чего тут неясного и какие могут быть разные толкования — все предельно доступно и ясно.
Но, выясняется, что все не так просто.
Есть такая простая психологическая методика «Толкование пословиц», когда предлагают дать объяснении какой-нибудь пословице или метафоре.
Ну, к примеру, спрашивают, а что значит поговорка «Цыплят по осени считают», ну или «Шила в мешке не утаишь».
Распространенная методика для выяснения уровня понимания и оперирования переносным смыслом текста, целенаправленности суждений, и т.п.
И вот эта методика тут же вспомнилась, когда в поисках различные интерпретаций вышеприведенного изречения святого Серафима полез в сеть.
Хотя, казалось бы, какие тут могут быть разночтения, но решил для успокоения совести.
И тут же попадаю на такие вот перлы, от которых глаза на лоб (копипаст, как было, так скопировано):

«Абсолютно бессмысленная фраза. Она анологично "Каждый сам за себя". Или "спасайся сам остальные и без тебя справятся»

«Я думаю, что эта фраза относится прежде всего к тем людям, которые отравляют жизнь другим.»

«"Чихай на всех и в жизни ждет тебя успех" точно так же и понимаю т.е. думать надо прежде всего о себе.»

«Удовлетворяя свои эгоистические амбиции, Вы одновременно спасайте невзначай целый мир. И сам в тепле и весь мир спас — герой.»

«Какая-то пустая фраза, ни о чем. Одновременно один из первых удачных рекламных слоганов — пОнта много, смысл банален и не несет ничего нового. Зато звучит громко.»

«Это очередная тупость.. Начиная со спасения.. Спасение от чего — от ответственности?»

Привел только малую толику и не самые выдающиеся.
Объяснять действительный смысл сказанного преподобным Серафимом не нужно.
Ибо людям смысл ясен, а альтернативно одаренные все равно не поймут.
Не от того, что глупы или невежественны, а от того, что в мозгах и душах у них все перевернуто, перемешано, свалено кучей, как в мусорном баке.
Оттого и живут так.

Стяжи дух мирен и вокруг спасутся тысячи